Перейти к основному содержанию

Календарь краеведческих дат

ЗАБАЗНОВ  Куприяп (дон.) - ст. Березовской; в 1950 г. выслан со всею семь­ей из станицы в спецпоселок «Островки» Арх. губ.

ЗАБАЙКАЛЬСКОЕ КА­ЗАЧЬЕ ВОЙСКО - орга­низованное военное обще­ство из сибирских Казаков и коренного населения За­байкалья Тунгусов и Бурят. Сибирские Казаки появились здесь впервые ок. 1639 г. К этому времени они уже состояли в московском служи­лом разряде и способствова­ли расширению русских границ Сибири. Через сто с лишним лет ту же службу, хотя и отдельно от Казаков, начали нести: сформирован­ный в 1762 г. по казачьему образцу пятисотенный полк Тунгусов и возникшие по тому же образцу в 1764 г., четыре полка бурятских или братских. Они подчинялись русским воеводам. «Сибир­ское Учреждение» графа Сперанского изданное в 1822 г. отмечает деление Казаков на пограничных, сторожевых и станичных. В 1851 г. указом от 17 марта жители тун­гусских .и бурятских поселе­ний 3абайкалья, вместе с их полками, объединены в одну военную общину с Казаками, в Забайкальское казачье Вой­ско, которое управлялось и служило на основаниях изложенных в особом Полонии. По переписи в то времяих числилось 52.350 душ муж. пола. Главной квартирой Войска назначен гор Чита. Станицы и поселения располагались в восьми округах: Читинском, Акмолинском, Баргузинском, Верхе-Удинском, Нерчинском, Нерчинско-Заводском, Селенгинском и Троицко-Савском. Кроме службы в полках охраны китайской границ население занималось охотой, рыболовством, скотоводством и хлебопашеством, которое, однако не могло достигнуть высокого уровня из-за неблагоприятных климатических условий. Мороз в некоторых районах доходил до 50 по Цельсию, а ураганные ветры зимой часто сдували не только снег, но и верхний покров почвы. Поэтому сеялись одни яровые хлеба со слабой урожайностью.

При анексии берегов Амура главные силы отряда ген. Муравьева состояли из Забайкальских Казаков. В 1856 г. был утвержден проект заселения Амурской областиими же и до 1862 туда было переселено свыше 3-х тыс. семейств. К началу нашего века 3. к. Войско состояло из 91 тыс. душ муж. пола и 89 тыс. душ жен. по­ла. Из них по религии 25 тыс. душ. ламаитов, а осталь­ные христиане. В мирное время Войско выставляло три конных полка, шесть пеших батальонов и 5 шестиорудийных. батареи. По мобилиза­ции военного времени их число утраивалось. В конце прошлого века Войско учре­дило одну стипендию для своего студента в Военно-медицинской Академии, 2 стипендии в Иркутской тех­нической школе и 4 стипендии в Читинской гимназии. В годы 1918-22 Забайкаль­ские Казаки возродили древ­ние обычаи казачьего само­управления и усердно под­держивали противников соввласти.

ЗАБЕРЕЧЬ ГОСТЯ (некр.) — хорошо принять и уго­стить посещающего дом.

 ЗАБЛУДИТЬ (некр.) - сбиться с дороги, заблудиться.

ЗАБРУХАТЬ - забодать, заколоть рогами.

ЗАБУРУННЫЙ - беспо­койный.

ЗАВЕСКА - фартук, перед­ник.

ЗАВОДОВСКИЙ Нико­лай Степанович - генерал от кавал., Наказный атаман Чер­номорского Казачьего Вой­ска от 1830 по 1855 гг.

ЗАВОДЧИК (некр.) - за­чинщик; пущий заводчик - главный зачинщик.

ЗАГОИТСЯ - заживет.

ЗАДОНЩИНА - Слово Софония — рязанца о битве на Куликовом Поле, сочине­ние написанное в XV в. Из его содержания следует, что рязанцы считали Задонщиной край между реками До­ном и Днепром, т. е. за До­ном по отношению к Ряза­ни. Такое же точно значе­ние в тюркском языке имеет географическое название «Артана». Оно встречается в источниках между восьмым и десятым веками, но возможно, что Татары поль­зовались им и на территории Золотой Орды. Артана по тюркски значит «за Доном». «по другой стороне Дона».

ЗАЖИГАЕВ (дон.) - ст. Бе­резовской; в 1921 г. расстре­лян большевиками без суда и без вины на берегу реки Медведицы.

ЗАЗИРАТЬ (некр.) - осуж­дать, злословить:- «што другова зазирать, зри, какой ты сам есть».

ЗАЗРЯ — напрасно, без вся­кого повода.

ЗАЗУЛЯ - рыба, белуга.

ЗАИДЫ - уголки рта между верхней и нижней губами.

ЗАЙМИЩЕ - заливные лу­га, речная пойма.

ЗАКЛАДНАЯ Зоя Нико­лаевна (куб.) — род. 15 фев­раля 1897 г., ст. Крымской; старшая дочь атамана Ейского отдела, ученица Москов­ской Консерватории. После эвакуации казачьих армий в 1920 г. осталась на Кубани, но через четыре года вырвалась к отцу за границу вме­сте с матерью и сестрой. В Югославии обучала мо­лодежь музыке и пению. Умерла во время вокального выступления - от сердечного припадка в г. Скоплье 20 июля 1934 г.

ЗАКЛАДНЫЙ Николай Леонтьевич (куб.) - рожд. 1867 г., ст. Крымской; гене­рал-майор и последний ата­ман Ейского отдела. В 1892 г. из Ставропольского юн­керского училища вышел хо­рунжим на службу в 1-й Черноморский каз. полк. Че­рез девять лет получил назначение на штабную долж­ность и служил при управ­лениях отделов Кавказского, Ейского и Екатеринодарского. На Турецком фронте Первой Мировой войны со­стоял адъютантом штаба 3-й Сводно-кубанской дивизии и комендантом штаба Экс­педиционного корпуса ген. Баратова. Вернувшись с фронта после Октябрьского переворота 1917 г., принял участие в Первом Кубанском походе и назначен на пост атамана Ейского отдела. В 1920 г. эвакуирован в Юго­славию, где остался эмигран­том. Проживая в г. Сплите, зарабатывал на жизнь уро­ками музыки, создал церков­ный хор и управлял им до дня своей смерти 18 мая 1938 г.

ЗАКЛИЧКА - объявление, анонс.

ЗАКУТАТЬ ДВЕРЬ (дон.) - закрыть дверь.

ЗАЛИЗКА (греб.) - нож.

ЗАЛЬЯН (дон.) — противник, неприятель.

ЗАМЕСТО - вместо.

ЗАМУРИЛ (дон.) - быстро скрылся, убежал.

ЗАНАВЕСКА - передник, фартух; у Черноморцев - завеска.

ЗАПАСКА - длинный кусок плотной материи, сотканной в цветные полосы, служивший Казачкам до XIX в. вместо юбки. Название от «запахнуться», потому что, действительно, запахивалась вокруг бедер и связывалась впереди пояском; передний раствор прикрывался длин­ной занавеской. 3. вышла из употребления после того, как Казачки перестали носить шаровары, потому что не достаточно прикрывала ниж­нее белье.

ЗАПЛАТИН Иван Васи­льевич (оренб.) — род. в 1872 г.; офицер и член Русской Государственной Думы вто­рого созыва.

ЗАПЛОТ - деревянная ог­рада, забор.

ЗАПОЛЬЕ - донская лево­бережная лесо-степь.

ЗАПОЛЬНЫЕ РЕКИ -притоки Дуная с левой его стороны, за рубежами Ста­рого или Дикого Поля.

ЗАПОН (дон.) — подол платья.

ЗАПОРОЖСКИЕ КАЗА­КИ - для эпохи между XVI и XVIII веками так называ­лисьвсе без исключения Днепровские Казаки; до этого времени они считались Ордынскими Казаками. Рус­ские называлиих Запорож­скими Чсркасами.

Первоначальная исто­рия 3. Казаков связана с Черными Клобуками и с те­ми Казаками, которые несли службу в северо-черноморских колониях Генуи или по­полняли дружины крымских ханов. В рядах тех и других, несомненно, заметную роль играли ближайшие потомки Торков и Берендеев, извест­ные летописцу, как «все Чер­ные Клобуки, еже зовутся Черкасы», а Черкасы, в свою очередь, прозвище 3. Каза­ков, сохранявшееся за ними до XIX в.

Земли расположенные межд; Ю. Бугом и Днепром, на юг от рек Синие Воды и Тясьмин. долгое время били в распоряжении 3. Казаков и их предков, хотя от 1240 по 1739 г. находились в гра­ницах татарских владений. До XVI в., от которого За­порожье стало принадлежать Татарам только формально, Казакам приходилось давать своих воинов в ханские вой­ска. О смешанной дружине темника Нагая вспоминает в начале XIV в. греческий ис­торик Пахимер, о чисто ка­зачьей - говорит сам хан Менгли Гирей в договоре 1471 года, с московским в. князем: «Мне Менгли Гирею-царю твоей земли и тех князей, которые на тебя смот­рят, не воевать,ни моим ула­нам, ни князьям,ни Каза­кам». 3.К исторически свя­заны и с тем народом, ко­торый по литовским хрони­кам четырнадцатого века проживал около Ю. Буга и управлялся атаманами. Позд­нее, они помогали Литовско­му в. князю Яну Альбрехту продвигаться в татарские сте­пи (см. БОЛОГОВЦЫ).

Ханские подданые ка­зачьей народности составля­ли три общины: оседлую - за Поросьем в днепровско-бугском клину; полуоседлую Перекопскую и кочевую Бел­городскую. Первая оставила хана в конце XV в., сразу после того, как Менгли Ги­рей признал власть султана. Казаки ушли на окраинные земли В. княжества Литов­ского и продолжали войну с Турками; Перекопские и Белгородские порвали с ханами несколько позднее; еще нес­колько лет они делали набе­ги на Польшу. В 1516 г. но­вый хан Махмет Гирей оп­равдывался перед Польско-литовским королем, утверждая, что Белгородские Казаки, напавшие на Польшу, не слушают его приказов и из­брали себе вождем его вра­га царевича Алика. По поль­ским летописям эти «белго­родские молодики» счита­лись самыми отчаянными «молодцами» и отличались особенным, им одним свойственным, стрижением голо­вы: «оставляя на макушке чуб, закручивают его за ухо».

В конце XV в. с днепровско-бутского клина, т. е. с юртов расположенных за Поросьем и за порогами уш­ли на север тысячи казачьих семей. Они разместились на Литовской Украине, где не­когда проживали Черные Клобуки, вдоль рек Рось.и Сула. По словам историка А. И. Ригельмана, польско-литовский король Сигизмунт I, «при даче им земель», «одарилих вольностями и разными преимуществами и на то привилегией своею им подтвердил».

Выгоды нового положе­ния под покровительством христианского короля вскоре увидела и Перекопские Ка­заки. Ригельман пишет: «Се­му приревновали отошедшие Низовые Козаки. Они стали приобщаться к украинским и отдавались под Хетманское правление, и по навычке к воинским делам от Татар де­лали, вообще, великие услуги Польше». За всеми Казаками, расселившимися на Литов­ской Украине, сохраня­лось прозвище Запо­рожских, хотя они теперь обитали много выше порогов.

Белгородские Казаки не захотели оставаться при Лит­ве, т. к. еще недавно обижа­ли ее население своими набегами. Они отошли к гра­нице московской и вместе с Азовскими дали начало Северюкам и Донским Казакам. Все они ушли от хана значительно отатаренными, а некоторые, судя по имени, стали мусульманами.

Уже в первые годы близких отношений с Лит­вой, среди 3. Казаков появ­ляются литовско-польские знатные люди, князь Евстафий Дашкович, оолавянившийся Татарин, и другой подданый короля рыцарь Проделав Ланцкоронский. Тот и другой стали атамана­ми, организованных ими од­новременно, казачьих отрядов. После нескольких удач­ных походов на Крым и турецкое побережье Черного моря, они обратили внима­ние правящих кругов на те выгоды, которые государство может извлечь из народа во­инов, поручив им защиту южных границ. Ланцкорон­ский использовал свои связи с королевским двором и ис­ходатайствовал для казачьих поселенцев новые пустынные области: «В прибавоким к прежним, по Днепру ж, на обои стороны и ниже до по­рогов землю, на которую те Казаки, кои там промышлять хотели, переходили, и на то, данным им от короля, Уни­версалом подтверждено, и наименовались они обеих сторон Днепра, вообще. За­порожскими Казаками» (Ригелъман).

Все первые организато­ры казачьих походов и хо­датаи их перед королем но­сили фамилии знатных польско-литовских родов. Кроме Дашковича и Ланцкоронского, князьями и Гедиминовичами были Бельский, Евстафий Ружинский, Дмитрий и Михаил Вишневецкие. Лето­писцы и ранние историки называютих казачьими гет­манами, но пост гетмана для Казаков был учрежден мно­го позднее, лишь в 1576 г. Эти лица не были и настоя­щими атаманами. В каждом отдельном случае они явля­лись только временными вождями-предпринимателями, снабжая казачьи походы из своих обильных средств и пользуясь соответственной частью добычи. К тому вре­мени степной промысел в таких формах был освящен уже многовековым обычаем, причем наиболее удобными инициаторами предприятия всегда считались знатные люди со средствами и связями. Черные Клобуки в Киевской Руси сотрудничали с отдельными князьями, а перед Ланцкоронским, Вольским и Дашковичем ту же роль выполняли царевичи Алик и Алп. Теперь им на смену пришли польско-литовские Князья и магнаты.

Традиция сотрудниче­ства со знатными предводи­телями не смогла бы укорениться в том случае, если бы казачье общество было на­сыщено крестьянами, бежав­шими от своих панов и магнатов. Предположение, что беглые рабы, уйдя в степи и создав там мощную органи­зацию, захотят снова подчи­ниться своим поработителям - полнейший абсурд. Но Ка­заки охотно сотрудничали с аристократами и владельца­ми огромных имений. Один этот факт низводит до бес­смысленности версию о кре­стьянах, ставших - Казаками. Социальные антагонизмы в ту пору у Казанов еще не проявлялись. Поэтому они легко сходились с лицами, пользовавшимися во внеш­нем мире большим автори­тетом. Участие титулованных магнатов придавало набегу окраску государственной це­лесообразности, на них ло­жилась ответственность за каждое боевое дело, они са­ми ликвидировали все воз­никавшие недоразумения. При их посредстве в 1562 г. было достигнуто постановле­ние Польско-литовского Сей­ма о выплате 3. Казакам ежегодного жалованья, «да­бы они могли содержать на­рочитое число своего войска и готовы быть к защищению Польши, да и отдали им все пространство земель, которое лежит между реками Днеп­ром и Днестром к татарским границам, кои были без них опустошены татарскими на­падениями, дабы они там поселились городами, в ко­торых быим собраться всем, вообще». «Казаки приложи­ли старание привести в со­стояние доброты свои земли, так что в короткое время на всей оной земле построились многие и немалые города, также сел и деревень пре­множество, а старые и вновь возобновили» (Ригельман). Около этого времени к ним подошли Черкасы-Славяне с Кавказа, те Цики или Чиги о которых в 1527 г. писал Сигизмунт Герберштейн (см.). В 1562 г. основанихгород Чигирин и около того же времени в В. княжестве Литовском учрежден Пяти­горский гвардейский полк. Несомненно, только они ста­ли первыми организаторами далеких морских походов, принеся с собой знакомство с Черным морем и навига­ционные навыки старых чер­номорских корсаров. По сви­детельству киевской летопи­си, первое морское нападение 3. Казаков на Малую Азию состоялось в 1576 г.

Располагаясь все шире на литовских степных окраинах, 3. К. не уступили Тур­кам и прежний свой юрт на днепровско-бугском клину. Они выдвинули за пороги укрепленный форпост, став­ший вскоре для казачьей мо­лодежи школою войны. К концу XVI в. он разросся в самостоятельную Низовую Запорожскую республику (см. СИЧ). Пребывавшие там Казаки не вмели причин относиться с враждой к Крымским Татарам, своим соседям и недавним соратни­кам. От ханов они ушли из-за их покорности Туркам. Живя врозь, Низовцы с Татарами первое время не ссорились. Они даже участво­вали в борьбе придворных партий Крыма, выступая по стороне враждебной Туркам. Однако, ханы все больше туречилисъ, забывая прежнюю близость к Казакам, забыва­ли, господствовавшие раньше в Крыму традиции веротер­пимости, приобретали взгля­ды и обычаи своих могуще­ственных завоевателей. Доб­рые отношения с ними со­хранять Казакам становилось все труднее, но окончатель­ный разрыв между теми и другими стал намечаться много позднее. По степной традиции, а может быть и по договорам с ханами, За­порожский Низ считался юртом Крымских Ордынских Казаков. Формально все про­странство от днепровоко-бугских лиманов до Синих Вод и Тясмина входило во вла­дения Крымского ханства и, по праву завоевания, на него мог претендовать султан. Однако, его войска не углуб­лялись далеко в степи: Тур­ки ограничились постройкой крепостей при Черном море. Крым же не считал, очевид­но, разрыв служебных отно­шений со своими Ордынски­ми Казаками за повод для лишения их прежнего юрта. В ордах бунтовались не один Казаки, но мятежные улусы редко покидали старые кочевья. При желании Крым­ский хан мог легко прину­дить 3—4 тысячи Низовцев уйти из-за порогов. Свиде­тельством этому может слу­жить неудачная попытка кн. Дмитрия Вишневецкого ут­вердиться там же на Хортице (см. ВИШНЕВЕЦКИЙ ДМИТРИЙ). Его изгнали Турки и Татары, оставив в покое Низовцев в укреплен­ной Сичи на острове Базавлуке. Ясно, что Татары с по­мощью Турок могли изгнать и их.

Образ взаимоотноше­ний Сичи с Крымом остается еще в значительной степени туманным. Во всяком случае, до средины XVI в. между ними незаметно постоянной враждебности. Немилосерд­но разоряя окраины Польши, Литвы и Московии, Татары терпели на своем пути вооруженную Сич и это дало возможность казачьему Ни­зу настолько окрепнуть, что после, когда пришел оконча­тельный разрыв со всем му­сульманским миром, Крым уже не был в состоянии справиться с сильной Низо­вой республикой.

Расселившись - по окраи­нам Литвы и приняв покро­вительство Польско-литовского короля, 3. К. не пре­рывали связей со своей ни­зовой братией. Каждое пред­приятие, задуманное за по­рогами тотчас же находило отклик и поддержку на рр. Роси и Суле. Услышав о проекте нового похода на Турок, тысячи казачьей мо­лодежи спешили на Низ для того, чтобы в знаменитой Сичи заслужить звание знат­ного «товарища сичевого братства» (см. ТОВАРИЩ).

До 1569 г. в литовских областях, ближайших к Си­чи, не было почти никого, кроме городовых 3. Казаков. Десять казачьих территори­альных полков, сформиро­ванных в 1576 г. при короле Стефане Батории носили наз­вания городов Умани, Ладыжена, Богуслава. Корсуни, Черкасов, Канева, Чигирина, Переяслава, Полтавы и Мир­города. Они прикрывали от Татар новую союзную рес­публику, Речь Посполитую с юга и юго-востока. Между казачьими городами в Поросье и рекою Тетеревом тя­нулась пустынная полоса та­тарского Черного Шляха, широкого пути в Европу. Во время Золотой Орды здесь не могла возобновиться какая либо жизнь. Плодо­родные степи лежали пусты­ней. Украино-русьское насе­ление сохранялось только в волынском Полесье. Когда сюда пришла Литва, то Ге-диминовичам за сто лет едва удалось восстановить жили­ща в разоренном Киеве и в Дольной Руси (Подолье). Литовская пограничная по­лоса шла от Северщины по рекам Пселу и Суле до Днепра, потом Тясминскими болотами выходила на ли­нию речки Синюхи (Синие Воды), впадающей в Ю. Буг, а оттуда пересекала степь к Днестру. Южнее этой линии лежал улус Крымского хана. Литовская область, примы­кавшая к нему с севера, где теперь расположились 3. К., часто называлась Украиной. После того, как Казаки укрепили границу, здесь стали появляться украино-русские кадры населения Литвы. Они особенно умножились после так называемой Люблинской унии.

В 1569 г. на Польско-литовском Сейме в Люблине принято решение объединить Литву с Польшей под вла­стью одного выборного ко­роля и под именем Речи Посполитой. Литва при этом должна была отказаться от исключительных прав на свою Украину. Раньше Лит­ва не допускала сюда ника­ких переселенцев из Польши. Теперь же Поляки горячо принялись за дело колониза­ции вновь приобретенного края. Были основаны вое­водства Киевское и Брацлавское, куда в первую очередь хлынули толпы служилого польского дворянства (шлях­ты) с его вождями сановны­ми магнатами. По постановлению Сейма «пустыни, ле­жащие при Днепре» должны были заселиться в самый короткий срок. Короля упол­номочили раздавать земли заслуженным дворянам в аренду или в пользование по должности. Польские гетма­ны, воеводы, старосты и про­чие чиновные магнаты сразу заделались тут пожизненны­ми владетелями крупных по­местий. хотя и безлюдных, но по размерам равных удельным княжествам. Они, в свою очередь с пользой для себя раздавалиих в аренду по частям более мел­кой шляхте. Эмиссары но­вых помещиков на ярмарках в Польше, Холмщине, По­лесье, Галичине и на Волыни объявляли призывы в но­вый край. Обещалась помощь при переселении, защита от татарских набегов, изобилие черноземных земель и осво­бождение от всяких податей на срок от 20 до 50 первых лет. На тучныеземли Укра­ины стали стекаться толпы разноплеменных славянских крестьян, охотно уходивших с родных мест особенно по­тому, что в это время их из свободных пахарей в Речи Посполитой стали обращать в положение «невольной че­ляди».

В течение следующего полувека здесь появились де­сятки новых городов и сот­ни слобод. Выростали как грибы новые крестьянские поселения и на коренных землях 3. Казаков там, где по королевским декретам они уже разместились рань­ше. Под властью Литвы в Лубнах, Полтаве, Миргороде, Каневе, Черкасах, Чигирине, Белой Церкви хозяевами бы­ли одни Казаки, властью об­ладали толькоих выборные атаманы. Теперь повсюду были посажены польские ста­росты, которые вели себя, как завоеватели, не считаясь ни с какими обычаями ка­зачьих общин. Поэтому меж­ду 3. Казаками и предста­вителями новой власти сра­зу стали возникать всякого рода недоразумения: по по­воду права пользования землей, по поводу частых обид со стороны шляхты, по по­воду стремления старост об­ратить всю не служилую часть казачьего населения в податное и тягловое состоя­ние, а больше всего на почве нарушения старых прав и оскорбленной национальной гордости вольных людей.

Короли поддерживали старые литовские порядки, нарушалась традиция выборных атаманов и гетмана, непосредственно подчиненного королю. Но магнаты чувствовали себя здесь, как «крулевята», «крулики»и нив чем не ограничивали подчиненной им шляхты. Каза­ки трактовались не гражда­нами Речи Посполитой, а «поддаными» новых панов, как «схизматическая чернь», хлопы, покоренный народ, с которым от татарских вре­мен тянулись еще не завер­шенные счеты за нападения на Польшу. Однако, 3. К. чувствовали за собой естест­венное право местных людей, не желали подчиняться при­шельцам, возмущались без­законными нарушениями ко­ролевских указов и гордым отношением шляхты. Не вы­зывали вних теплых чувств и толпы новых поселенцев, хлынувших наих земли вме­сте с Поляками.

От крестьян, пришед­ших на Украину, 3. К. дер­жались отдельно. Как парод военный и по древним тра­дициям вольный, они приз­навали равными себе только людей свободных, привык­ших обходиться с оружием. Крестьяне же при всех ус­ловиях оставались «подданы-ми» своих панов, зависимым и почти бесправным рабочим людом. 3. К. отличались от пришельцев и своею речью, которая в то время еще не слилась с украинскою и мало отличалась от языка низо­вых Донцов. Если в казачьи общины принимались неко­торые люди иного рода. Ук­раинцы, Поляки, Белорусы, то это были единичные слу­чаи, явившиеся следствием особенно сердечных отноше­ний с местными Казаками - или в результате смешанных браков. Новые люди прихо­дили на Украину доброволь­но и «украювалп» себе уча­стки в областях, по истори­ческой традиции и по коро­левским декретам принадле­жавших 3. Казакам. Правда, они исполняли чужую волю, но Казаки этого в расчет не принимали. Им приходилось потесниться и смотреть, как их земля все больше перехо­дит в чужие руки. Причина достаточная для того, чтобы чувствовать неприязнь ко всяким пришельцам. В наше время между Казаками и иногородними существовали такие же отношения и по тем же причинам.

Ведя жизнь обособлен­ную от новопришлых людей, во второй половине XVI века 3. Казаки стали делиться на четыре бытовые группы. Первая — Низовцы; они не признавали никакой другой власти, кроме атаманской, никаких посторонних давле­ний на их волю, никакого вмешательства в их дела; на­род исключительно военный, часто безбрачный, они по­служили первыми кадрами, непрерывно растущего каза­чьего населения Запорож­ского Низа.

В Гетманщине, на Ли­товской Украине, самой близкой к ним по духу груп­пой оставался слой Казаков-земледельцев и скотоводов. Они уже привязались к зем­ле и к своему роду деятель­ности, но в новых условиях умели иногда заговорить языком бунта и в некоторые моменты уходили массами «в старожитное свое место, в Запороги». Из них выде­лился третий слой — Казаки дворские и реестровцы. Они и их семьи наделялись осо­бенными правами, что дава­ло им основание считать се­бя равными с польской шлях­той, хотя каждый захудалый польский дворянин относил­ся к ним свысока. Четвертой группой социального поряд­ка была полноправная шлях­та, созданная королевскими привилеями из казачьей слу­жилой старшины. Десятиле­тия совместных с Поляка­ми и Литвинами походов показали многих 3. Казаков достойными высшей похвалы и награды. Они получали из королевских рук «привилеи» на шляхетское звание вместе с небольшими поместьями на окраинных землях. После этого, на основах «побратымства» с друзьями-сорат­никами, они приобретали польские фамилии и гербы (см. КАЗАЧЬЯ ШЛЯХ­ТА). От 1576 г. из этой шляхты выбирались гетманы с титулом «Гетман его ко­ролевского величества Вой­ска Запорожского и обеих сторон Днепра». Запорож­ский Низ им никогда не подчинялся, хотя иногда действовал сообща.

На далеких окраинах Речи Посполитой. на Укра­ине, польские магнатыи ихокружение мало считались с правами даже этого слоя ка­зачьего общества. Захваты земель, бестактность и пре­небрежительное отношение к коренным жителям края, частые насилия пришлых войск и администрации раз­дражали всех Казаков. Злость росла с каждым днем. В 1590г. канцлер Замойский провел в Сейме постановле­ние о подчинении Казаков Коронному гетману. Этим было нарушено старое право казачьих гетманов обращать­ся непосредственно к коро­лю. От 1596 г. после объяв­ления Брестской церковной унии, Полякам не без при­чины стали ставить в вину и несправедливости в делах церковных. Но еще пол века протесты не разростались в стихию всеобщего восстания в выражались только в от­дельных взрывах. Казаки бы­ли заняты походами, война­ми. В первые годы семнад­цатого столетия они приняли деятельное участие «а вос­становлении прав» мнимого царевича Димитрия на мос­ковский престол; в 1614 г. с гетманом Конашевичем Сагайдачным дошли до берегов Малой Азии и обратили в пепел город Синоп; в 1615 г. сожгли Трапезунт, навестили окрестности Стамбула, со­жгли и потопили множество турецких военных судов в гирлах Дуная и около Оча­кова; в 1618 г. с королевичем Владиславом ходили под Москву и помогли Польше приобрести Смоленск, Чер­нигов и Новгород Северский. Однако, сразу после возвра­щения их из этого похода, гетман Жолкевский приказал им разойтись по домам к мирному труду и оставил только три тыс. реестровых. Сагайдачный выполнил все требования Жолковского и тем вызвал общее недоволь­ство. Большая часть демобилизованных-«выписчиков» ушла на Низ.

После того, как в нояб­ре 1620 г. Турки разгромили Поляков под Цецерой, а гет­ман Жолкевский был убит. Сейм обратился к Казакам, призывая их к походу на Турок. Казаков не пришлось долго упрашивать, они выш­ли в море и нападениями на турецкие берега задержали продвижение армии султана. Потом вместе с Поляками 47 тыс. 3. Казаков (из них 7.200 Казаков дворских) при­няли участие в обороне ла­геря под Хотином. Это была существенная помощь, пото­му что против 300 тыс. Ту­рок и Татар Польша имела всего 25 тыс. Встретив упор­ное сопротивление. Турки согласились на переговоры и сняли осаду, но Казаки по­теряли Сагайдачного, умер­шего от ран 10-го апреля 1622 г.

После такой помощи 3. К. считали себя в праве получить обещанное жало­ванье со специальной допла­той за Хотин. Но комиссия, назначенная для рассмотре­ния их претензий, вместо платы постановила снова уменьшить реестр до 4.000 человек. В ответ на это 3. К. Гетманщины объединились с Низом и избрали ряд гетманов (Олифер Стеблевец-Голуб, Богдан Конх, Зара, Максим Григорович, Жмайло), которых не признавали ни Коронный гетман, ни король. Два-три года, минуя Речь Посполитую, они сно­сились с Москвой и вели са­мостоятельную войну с Тур­ками. Потом им пришлось обороняться и от Поляков. В ноябре 1625 г. они потер­пели поражение под Крыловом и принуждены были принять гетмана, назначен­ного королем. Реестровых оставлено в строю 6.000, Каза­ки-земледельцы должны бы­ли или примириться с панщиной, или уйти со своих участков, оставив их во вла­дении новых хозяев. Для ре­естра отбирались люди про­веренной лояльности, из ос­тальных же, свободолюбивые вышли с семьями на Низ, а пассивные смирились и нача­ли смешиваться с серой массой пришлых колонистов.

В это время Низ вме­шался в крымско-турецкяе отношения. Хан Шагин Ги­рей хотел отложиться от Турции и просил содействия Казаков. Весною 1628 г. Ни­зовые Запорожцы пошли в Крым с атаманом Иваном Кулагой. К ним присоединилась и часть 3. Казаков с Украины, которых вел гет­ман Михаил Дорошенко. Погромив под Бахчисараем Турок и их сторонника Джанибек Гирея они двинулись на Кафу. Но в это времяихсоюзник Шагин Гирей поми­рился с противником и Ка­закам пришлось спешно от­ступать из Крыма. М. Доро­шенко пал под Бахчисараем. Вместо него король назначил гетманом покорногоему Гри' гория Черного. Этот беспрекословно выполнял все требования магнатов, притесняя , низшую братию 3. Казаков, не препятствовал подчинять их старостам и папам. Казаки массами уходили с Украины и потому население сичевых земель в его время сильно приумножилось.

При гетмане Черном стал также назревать разрыв с между Гетманщиной и усилившимся Низом, т. к. Низ обращался в независимую республику, а казачья Украина все ближе связывалась с Речью Посполитой. Королевский ставленник не пришел­ся по вкусу народным массам. 3. К. двинулись из-за порогов на север, захватили Черного, судили его за продажность и склонность к унии, а осудив казнили. Вскоре после этого Низовцы под командой Кошевого атамана Тараса Трясило напали и на польский лагерь при р. Альте, заняли его и уничтожили стоявшие там войска. Началось восстание 1630 г., привлекшее на свою сторону и многих реестровцев. Оно и окончилось битвой под Переяславом, которая по словам польского летописца Пясецкого, Полякам «стоила больше жертв, чем прусская  война». Им пришлось пойти на уступки: реестр разрешили увеличить до восьми тысяч, а 3. Казакам с Украины гарантировалась безнаказанносгь за участие в восстании.

С этих пор Низ все больше разрастается за счет Казаков-земледельцев. Ухо­дит в Сич и часть старшин, но с другой стороны, многие принимают весь строй жиз­ни от польской шляхты и обращаются в лояльных польских дворян.

В 1632 г. умер Поль­ский король Сигизмунд III. Его долголетнее царствова­ние прошло под знаком принудительного расширения влияния католической церк­ви, при поддержке сторон­ников церковной унии. На трон вступил Владислав IV. В годы 1633-34 5-6 тыс. ре­естровых 3. Казаков прини­мали участие в походах на Москву. Несколько лет по­сле продолжалось особенно интенсивное переселение крестьян с запада на Украи­ну. К 1638 г. выросло до ты­сячи новых поселений, рас­планированных французским инженером Бопланом. Он же руководил постройкой польской крепости Кудак при первом днепровском пороге и на месте старого ка­зачьего поселения тогожеимени. В августе 1635 г. Ни­зовые Казаки с атаманом Сулимой или Сулейманом взяли Кудак с налета и уничтожили в нем гарнизон из иностранных наемников. Через два месяца они должны были отдать его верным королю реестровцам.

В 1637 г. защиту казачьего населения Украины стесненного новыми пересе­ленцами, попытался взять на себя Запорожский Низ. Ка­заки вышли «на волости» во главе с атаманами Павлюком, Скиданом и Дмитрием Гунею. К ним присоединились местные 3. К.из Канева, Стеблиева и Корсуня, состо­явшие и не состоявшие в ре­естре. Их собралось около десяти тысяч, но, после по­ражения под Кумейками и Мошнами,им пришлось от­ступить на земли Сичи. Так же скоро Поляки подавили казачье движение на Левобережьи, начатое в следую­щем году Острянином и Гунею.

Судя по малому числу участников (8-10 тыс. чело­век), казачьи выступления велись одними 3. Казаками. О том же говорит строй­ность их передвижений и организованность защиты в таборах. Старое и новое ук­раинское население степи в это время было занято уст­ройством сотен новых посе­лений под надзором войск коронного гетмана С. Конец-польского. И, вообще в те годы попытки боевого сот­рудничества с Украинцами кончались для 3. Казаков раздорами и ссорами доходившими до взаимных убийств. Беглых крестьян Низовая республика прини­мала охотно. Они могли заниматься там свободным и мирным трудом на выделен­ных им участках земли. Из них постепенно образовался слой «подданых Запорож­ского Войска Низового», по­полнявших ряды земледель­цев и слуг-ыргатов. Те же украинские крестьяне, кото­рые желали продолжать во­оруженную борьбу, скопля­лись на берегах Ю. Буга. На речке Тешлык они основали свою отдельную Тешлыцкую Сич. Казаки называлиих«каратайцами». Вероятно, по­нятия «городовик», «галман» народились уже в то время.

Образ казачье-украинских отношений той эпохи польский историк К. Шейноха определяет так: «Меж­ду народом и Казаками не возникла связь, какое либо душевное братство. Казаки, люди «шляхетно-рыцарского права» (как писал Острянин об отце), по своему осуще­ствляли древнее понятие о предназначении рыцарской нации. Народ же в происхо­дящей перед ним борьбе казачье-панской, жадно искал стороны более сильной и обычно ее придерживался. Только единицы, казачьи ду­ши, считанные тысячами, из­бирали для себя жизнь Ни­за. Селяне же, вообще, в каждом из казачьих восста­ний становились с войсками коронными против Казаков». «Павлюка под Мациевичами, вместе с польскими солдата­ми, громили волынские кре­стьяне. Острянина на р. Су­де задержали заднепровские волости». «Народ всегда склонялся к более сильному, а за деньги крестьяне помо­гали даже Туркам. Когда под Хотином Турки ничемнемогли оборониться от Запо­рожцев, банда подольских крестьян нанялась к султану сжечь казачий лагерь; ноеево время обнаружили Каза­ки и вырезали в пень».

После поражений 1638 года повстанцы вернулисьнаНиз, а на Украине, вместо ушедших реестровцев были набраны новыеиз местных 3. Казаков. Теперь реестр состоял из шести полков (Переяславский, Каневский, Черкасский, Чигиринский, Белоцерковский,  Корсунский), по тысяче человек каждый. Командиры полков назначались из родовитых шляхтичей, а остальные чи­ны: полковые есаулы, сотни­ки и нижеих по должности избирались Казаками по прежнему. Должность гетма­на упразднена и его пост за­менил назначенный комиссар Петр Комаровский. Казаки должны были присягнуть на верность Речи Посполитой, обещать послушание мест­ным польским властям, не уходить в Сич и не прини­мать участия в морских походах Низовцев; не попав­шие в реестр и проживаю­щие на Украине оставались «поддаными» местных панов. Постановления «Заключи­тельнойкомиссии с Казаками» подписали и представи­тели Казаков. Среди других стояла и подпись Войсково­го писаря Богдана Хмельниц­кого. Через десять лет он возглавил новую борьбу Ка­заков против Польши и его имя прогремело на весь свет.

Богдан Зиновий Хмель­ницкий сын Казака-шляхти­ча, подстаросты Чигиринского, уже годы занимал разные должности, был послом Вой­ска на Польский Сейм и пользовался доверием короля. Ходили слухи, что с его помощью Владислав IV надеет­ся использовать Казаков для сокращения магнатских свое­волий и даже будто бы вел с Хмельницким по этому по­воду тайные переговоры. Мо­жет быть, благодаря этим слухам на последнего посы­пались оскорбления со сто­роны местного представителя сановитой шляхты, чигиринского подстаросты Чаплин­ского. Будущий казачий вождь в то время и сам за­нимал видное место в слу­жебной иерархии, будучи в Чигиринском полку коман­диром сотни. В результате обид и ареста, в начале 1648 г. Хмельницкий ушел в Сич и оттуда обратился к коро­лю с жалобами на насилия, которым подвергались Каза­ки и которые претерпел он сам. Письма королю писались в духе верноподданства и послушания, но ответа на них не последовало. Стало известно, что польские войска готовятся к походу на Низ. Хмельницкий нашел помощь у Крымских Татар и у Сичевиков. Он пошел навстречу Полякам и разгро­милих у порогов и в ок­рестностях г. Корсуня. По­сле этого он снова обратил­ся с покорным письмом к королю; оправдывал свое вы­ступление кривдами, которые непрерывно переносят Каза­ки от магнатских ставленни­ков, обещал вывести Татар и оставаться послушным подданым, если король возвра­тит Казакам права, утверж­денные привилеями его пред­шественников. В это время король Владислав IV умер и был избран новый - Ян Ка­зимир. Хмельницкий про­должал проявлять предан­ность верховной власти Ре­чи Посполитой, допуская все же отдельные выступления Казаков и крестьян.

Борясь за казачьи ин­тересы, «Старший Войска Запорожского» стал пользо­ваться услугами восстающих крестьян. Их жестокие рас­правы со шляхтой вызывали встречную жестокость маг­натов, из которых особенно свирепствовал князь Еремия Вишневецкий. Страсти раз­горались вое больше и соз­давшаяся обстановка не способствовала восстановлению мира. Война продолжалась. Полякам пришлось непре­рывно отступать перед ог­ромной армией Хмельницкого, собравшего под свои знамена часть Низовцев, всех Казаков Гетманщины и мно­гочисленных украинских повстанцев. Казаки дошли до Львова, который не перешел на их сторону, а упорно защищался в своей крепости и наконец откупился от осады деньгами. После этого Хмельницкий согласился на по­лугодовое перемирие и ото­шел на зимние квартиры.

Военные действия возобновились весною 1649 г. Армия Хмельницкого разрослась до 300 тыс. Казаков, Украинцев и Татар. Коро­левские войска понесли ряд поражений. В битве под Зборовом обстановка сложилась для Поляков так трагически, что в руки Казаков мог попасть сам король. Спасло его неожиданное миролюбие Крымского хана, который потребовал соглашения и хо­рошо нанем заработал. 17 августа, после долгих споров обе стороны приняли усло­вия Зборовского договора, весьма выгодного для Каза­ков (см. ЗБОРОВСКИЙ ДОГОВОР). Потом после­довала церемония покаяния Хмельницкого на коленях перед королем и акт проще­ния ему при том условии, что он искупит свои поступ­ки верною и преданною службой родине.

12 января 1650 г. Сейм подтвердил Зборовский до­говор с добавлением, что три казачьих рыцаря-шляхтича будут допущены на государственные должности.

3. К. с Гетманщины были удовлетворены догово­ром, но он не внес измене­ний в положение украинских крестьян и в то время, когда Хмельницкий с Казаками пользовались временным ми­ром и укрепляли связи с Турцией и Москвой, крестья­не не переставали сопротивляться своим панам. Они не допускали их обратно в имения. многих убили и прину­дили большинство бежать обратно в Польшу. Действия крестьян отражались и на отношениях польско-казачьих. В конце 1650 г. король собрал Вальный Сейм и предложил ему на разрешение вопросы, как отвечать на требования Казаков, какими средствами добиться успокоения Украины. Гетману Хмельницкому он ставил в вину его непосредственные сношения с Турками и са­мостоятельные выступления против Молдавского господаря; обвинял его, что он не старается ликвидировать крестьянские бунты, благодаря чему шляхта теряет доходы с пожалованных ей имений, что он угрожает, будто в случае нужды сможет сразу выставить 80 тыс. войска, что он поощряет требования ресстровцев на право держать крестьян для обработкиих земли и иметь двух подпомощников - вестовых конного и пешего. Король жаловался, что Казаки думают совсем отделиться от Ре­чи Посполитой и создать отдельную державу под покровительством Турецкого султана.

Как раз в это время от Казаков пришли новые требования немедленно ликвидировать церковную унию и предоставить Хмельницкому суверенную власть на землях Левобережья, куда не имел бы доступа ни одни польский шляхтич, кроме тех, которые захотят обрабатывать землю своими руками.

Потом Казаки пошли на уступки и требовали, что­бы для них назначили такую область, где бы они могли жить, не встречаясь с Поля­ками, чтобы король и две­надцать сенаторов под при­сягой обещали точное вы­полнение Зборовского дого­вора, чтобы при гетмане по­стоянно находились залож­никами три сенатора и что­бы уния была ликвидирова­на. Сейм отказался выпол­нять какие-либо требования и постановил начать войну. Каждый Поляк осознал ее необходимость и ради побе­ды готов был идти на жертвы. Польская армия вскоре выросла до ста тысяч чело­век во главе с опытными на­чальниками. В то же время армия Хмельницкого попол­нялась неустойчивыми, мало дисциплинированными и привыкшими к бессмыслен­ной жестокости повстанцами. При всем этом крестьяне знали, что в глазах шляхты они - только рабочее быдло, которое уничтожать не ра­ционально, а покорив и на­казав лучше снова запрячь в ярмо. В случае неудачи кре­стьяне готовы были свалить все вины на своих предво­дителей и выдать их против­нику. Хмельницкий понимал это и нетерпеливо ожидал прибытия Крымского хана, «от которого предполагал получить настоящую по­мощь, не надеясь на свои собственные силы, хотя у него имелось бесчисленное множество крестьян-повстан­цев, присоединившихся к Ка­закам» (Пьер Шевалье, Ис­тория войны Казаков про­тив Польши). Вскоре ока­залось, что и хан был нена­дежным союзником.

В конце июня 1651 г. при встрече противников под Берестечком у Хмельницко­го собралось до трехсот ты­сяч разнородных войск  Но емуне удалось сразу овладеть хорошо укрепленным лагерем Поляков, а отдельные встречи не приносили Казакам удачи. В один из решительных моментов, хан с татарским войском бросил­ся отступать, прихватив по дороге и самого гетмана. Ка­зачий лагерь лишился своего вождя, а сборная армия не проявила достаточной стой­кости.  Поляки использовали панику, возникшую в рядах повстанцев и легко овладели их укреплениями (см. БЕРЕСТЕЧКО). До двадцати тысяч погибло и не больше этого прорвалось из окруже­ния. Преследуя повстанцев и жестоко расправляясь с Ка­заками, Поляки не убивали крестьян. Король даже приказал раздавать им пищу и объявить прощение в том случае, если они покинут ря­ды Казаков и разойдутся по домам. Причины этого ми­лосердия француз Шевалье объяснял так: «Его королев­ское величество был мило­сердным потому, что, убивая мечем этих мятежных про­столюдинов, не хотел опу­стошать одну из главных провинций государства, слу­жившую заслоном для оста­льных областей. Множество шляхты и даже самые круп­ные магнаты разорились бы и потеряли бы все доходы со своих огромных поместий в том случае, если быих се­ла потеряли население. По­тому что в Польше крестья­не составляют наследствен­ную часть имения и если оно их потеряет, то найти дру­гих на их место можно толь­ко с большим трудом».

Хмельницкий вскоре от­купился от хана и продол­жал борьбу. Война разоряла и Польшу и Казачью Украину, не давая перевеса ни той, ни другой стороне. Про­тивники стали склоняться к переговорам и в августе того же года они согласились на новые условия. Поих глав­ным пунктам реестр устанавливался в 20 тыс., с пребыванием казачьего войска в  Киевском воеводстве на «крулевщизнах», землях остав­шихся в распоряжении короля. За реестровцами сохранялись прежние права и преимущества. Казаки не попавшие в реестр имели право переселяться тоже на королевские земли, но обязаны были выполнять повинности на пользу своему помещику - королю.

Польские войска выводились из Киевского воеводства (Гетманщины).

На содержание гетмана назначался город Чигирин.

Охрана казачьих прав на местах передавалась Коронному гетману.

Греческая вера 3. Каза­ков на Гетманщине сохранилась со всеми прежними правами и со всем принадлежащим церквям и монастырям имуществом.

Шляхте, оказавшейся в рядах Хмельницкого, объявлялась полная амнистия. Каждый шляхтич восстанавливался в общественных и имущественных правах, а приговоры вынесенные про­тив некоторыхиз них во время войны анулировались.

За Евреями подтверждались права мещан; онипопрежнему могли арендовать имения и разные предприятия на королевских и шляхетских землях.

Татары должны были уйти в свои степи, а гетман и Казани обязывались поста­раться, чтобы они в буду­щем служили интересам Ре­чи Посполитой.

В этом договоре, как и во всех других, не предус­матривались никакие изме­нения в жизни украинских Крестьян. Хмельницкий хотел видеть в них верных союзников, но обих интересах не заботился.

Каждый раз, когда начиналась война с Поляками, крестьяне толпами приходили к Хмельницкому и фор­мировались в полки «дейнеков», под командой казачьих начальников. Но при заклю­чении договоров гетман смотрел на них глазами поль­ского шляхтича, как на бес­правную рабочую силу. Его соглашения с Поляками ничем не возмещали усилий и потерь Украинцев, что дела­ло их готовыми к новым восстаниям. В годы мира тем же Казакам приходилось по обязанности сдерживать их выступления и подавлять местные бунты. Вообще же, социальные и религиозные мотивы в упорной борьбе 3. Казаков составляли толь­ко второстепенную часть об­щих национально-политиче­ских целей. Без надежды на успешный исход затяжной войны с Польшей, в обста­новке весьма сложных мест­ных национальных отноше­ний, гетман Хмельницкий не мог мечтать о создании су­веренного казачьего государ­ства. Для себя 3. Казаки до­бивались только полного са­моуправления, при непосред­ственной связи с королем, который в Речи Посполитой должен был стать королем польско-литовско-казачьим. Гетману приходилось идти на уступки и соглашаясь на предложенные условия ис­катьих гарантии то у сул­тана, то в Москве, для ко­торых казачья кровавая борь­баслужила только выигрыш­ным козырем вих вечной тяжбе с Речью Посполитой. Большинство Казаков не хотело идти на близкие свя­зи с Турцией. Измученные годами войны, они поневоле склонялись в сторону едино­верного Московского царя, Переговоры по этому поводу велись уже давно, но Москва выжидала благоприятного момента с тем, чтобы присо­единить землю «Запорож­ских Черкасов» на веки и с наименьшим риском.

1-го октября 1653 г. Московский Земский Собор постановил присоединить Украину по ходатайству гет­мана Хмельницкого и Запо­рожских Черкас на условиях близких к персональной унии. 8-го января следующего года Казаки, собравшись в Переяславе на Черной (Все­общей) Раде, подтвердили свое согласие подчиниться и служить царю. По Перея­славскому договору Гетман­щина сохраняла свое управ­ление и несколько ограниченное право внешних сно­шений, сохраняла свой со­циальный строй, свой суд, податную систему, преиму­щества казачьей шляхты и первенство Казаков во всех общественных делах. Города и села оставались на том же положении, как при Поляках.

На Черной Раде поста­новление вынесли Казаки и мещане, присягу на верность вскоре после этого приняли 62.949 Казаков и 62.454 ме­щан. Несмотряна то, что среди последних тоже нахо­дилось значительное число Казаков, общая сумма при­сягнувших по количеству почти в два раза меньше, чем армия бывшая под зна­менами Хмельницкого. Раз­ницу следует отнести за счет крестьян и Казаков, пересе­лившихсяна Низи на До­нец.

Непрерывный поток переселенцев во время поль­ско-казачьих войн хлынул и дальше на восток, причем пришедшие на Донец и Дон люди назывались не Украин­цами, не Малороссиянами, а Казаками, за которыми на Москве надолго укрепилось прозвище «Запорожские Черкасы». Кроме Донцов, они повсюду встречали дру­гих Черкасов, переместив­шихся на Дониз предгорий Кавказа. Никто из них не принес украинской речи. а все говорили на том диалек­те, который сохранялся у Донских Казаков Низовых еще недавно без всяких приз­наков украинских акцентов. Такой отчетливый показатель дает основание предполагать. что язык новопоселенных на Днепре Украинцев был иным. чем речь 3. Казаков, в ко­торой западные влияния ук­репились несколько позднее в том хаосе смешения, когда на Украине стало терять свое отчетливое значение и самое понятие Казак.

Волею королей и в ре­зультате социальных процес­совКазачий народ в Гетман­щине поделился на классы и сословия: появилась старшинская шляхта и привилегированные реестровцы, перени­мавшие обычаи и язык Поляков; появились Казаки-мещане крупных городов, где сохранялась атмосфера Лит­вы с белорусским языком; появились Казаки-зсмлепашцы и панские «подданые» в густой и многочисленной среде украинских переселен­цев. Через два три поколения 3. Казаки и сами уже не могли определить свое этни­ческое место в этой пестрой мешанине и только предания помешалиих окончательной ассимиляции. Благодаря им они помнили о своем осо­бенном происхождении и в ХVI в. говорили А. И. Ригельману. будущему генералу и историку, что они «происходят от народа Козарского и поселились при Днепре ре­ке и оттоль распространи­лись по всем тем местам, где ныне обитают». Они знали, что их предки проживали при Днепре во время Киевской Руси и всегда просили царя признать «прежние их права и вольности войсковые, как издавна бывали при ве­ликих князьях русских и при королях польских, что суживались и вольности свои имели в добрах и судах, и чтобы в те их войсковые су­ды никто не вступался, но от своих бы старшин судились». Просили «прежнихих прав, каковы даны духовного и мирского чину людем от великих князей русских и от королей польских, не нарушать» (жалованная гра­мота царя Алексея Михайло­вича гетману Богдану Хмель­ницкому и всему Войску Запорожскому от 27 марта 1654 г.).

В Москве тоже помни­ли об их отдельности и от Литвы (Белорусов) и от Ук­раинцев  (Малороссиян). Помнили дажеих летопис­ную древность, откуда их предки пришли на Днепр, и Неизменно называлиих Чсркасами. людьми пришедши­ми с Кавказа. Но в народ­ных массах убежденность об особых правах основывалась не на истории, а на их во­енном строе. Неразбериха была не меньшая, чем она существует в народе теперь, при разнообразных взглядах на национальные права Казаков.

ЗапорожскийНиз не принимал участия ни в пе­реговорах с Москвой, ни в постановлениях Переяслав­ской Рады, ни в присяге на верность. К тому времени Сичевая республика уже сло­жилась в самостоятельный и хорошо организованный ор­ганизм, дружественный с Гетманщиной, но, как и всег­да от нее политически от­дельный (см. СИЧ ЗАПО­РОЖСКАЯ). В то время когда Гетманщина рискнула соединиться с Московией, Низ продолжал идти своим путем, продолжал делать ис­торию казачьей народности, продолжая оставаться отду­шиной, куда могли стекаться все Казаки недовольные судьбой.

Власть Московского ца­ря еще долго не приносила Гетманщине желанного мира. 3. Казакам еще долго приш­лось переносить несправедли­вости, восстания, разделения и перемещения. Хмельницкий умер в 1657 г. «Учинившись в подданстве» Московскому царю Гетманщина потеряла навсегда свой казачий облик, ее стали называть Малорос­сией, она обратилась в часть Российской империи. Казаки уходилина Низ, на Дон, Те­рек, в Сибирь. После того как и Сичевая республика пала под ударами русских войск 1775 г., а ее казачье население, в качестве особого благодеяния, получило право переселиться на Кубань, туда стали стекатьсяиз б. Гетманщины и многочисленные «Малороссийские Черкасы». возродившие прежнюю общественную жизнь в Кав­казских казачьих Войсках. В Приазовье, древнюю колыбель казачьего рода, они возвратились, после семисот лет пребывания на Днепре, с языком, ставшим к нашему временя одним из отдельных диалектов казачьей речи. Оставшиеся в бассейне Днеп­ра растаяли в массах размно­жившегося украинского на­селения. По паспорту они оставались «полтавскими ка­заками». 1775 г. многие 3. К. ушли в Турцию; их потомки и теперь еще населяют че­тыре местечка Аккерманского уезда: Староказачье, Но­воказачье, Байралеча и Волонтеровку.

ЗАПОРОЖЦЫ - сокра­щенное название Запорож­ских Казаков; в актах и в научно-исторической литера­туре относится ко всем Дне­провским Казакам.

ЗАПОРОЖЬЕ - географи­ческое название; первона­чально относилось к низо­вьям Днепра на юг от поро­гов, но в XVII в. так стали называтьвсе владения Запо­рожскойСичи от Донца до Ю. Буга.

ЗАРАДИ ХРИСТА - пожалуйста, ради Христа.

ЗАРАС - сейчас, сию мину­ту, тотчас.

ЗАРУБИН Иван (яицк.) - один из сподвижников Е. И. Пугачева; известен также под прозвищем Чика; в шутку его называли фельдмаршалом и графом Чернышевым; осаждал г. Уфу (1774 г.) и зани­мал с Казаками оренбургские заводы и селения; после раз­грома пугачевского движе­ния, захвачен Русскими и казнен в Уфе.

ЗАРУЦКИЙ Иван Мар­тынович (дон.) - один из донских атаманов начала XVII в. Во время русской Смуты прославился, как вер­ный друг вдовы Лжедимит­рия - Марины; не теряя на­дежды на восстановление ее сына в правах престолона­следия и увез ее с собой, от­ступая с Казаками за Волгу; там был окружен, взят в плен и казнен в Москве (1614 г.).

ЗАСЬ! - замолчи! перестань!

ЗАТАТЬ (дон.) — задевать, затрагивать;

ЗАТЕПЛИТЬ (некр.) - за­жечь огонь.

ЗАТОН - залив, вошедший глубоко в речной берег; на Дону тоже самое, что иль­мень; по русски — заводь.

ЗАХАРЬЕВ Николай Александрович (дон.) - рожд. 1868 г.; юрист с выс­шим образованием, мировой судья, член третьей Русской Государственной Думы.

ЗАХОЛОНУТЬ - похоло­деть от страха.

ЗАЧАТЬ. ЗАЧИНАТЬСЯ — начать, начаться.

ЗАЧЕКОВЫВАТЬ - задвигать дверной засов.

ЗБОРОВСКИЙ Виктор Эрастович (куб.) - рожд. 1889 г.. ст. Ладожской; гене­рал майор. После кадетского корпуса и Николаевского кавалерийского училища в 1909 г.из вахмистров произведен в чин хорунжего и выпущен на службу офицером Отдельного Кубанского кон. дивизиона в Варшаве; от 1912 г. состоял в Кубанской сотне Собственного конвоя государя; ранен на фронте Первой Мировой войны и награжден Золотым оружием. После октябрьского переворота 1917 г. прибыл на Кубань с Гвардейским дивизионом в качестве его адъютанта; после принял участие в борьбе против боль­шевиков и от 1920 г. нахо­дился в эмиграции, прожи­вая л Югославии: Во время Второй Мировой войны ко­мандовал казачьим полком Русск. охр. корпуса по сто­роне противников СССР и награжден германским Же­лезным крестом. Умер 9 октября 1944 г. в Граце (Ав­стрия) от раны, полученной в бою 26 сентября того же

ЗБОРОВСКИЙ ДОГО­ВОР - заключен между ка­зачьим вождем Богданом Хмельницким и королем Речи Посполитой Яном Кази­миром 17 августа 1649 г. По Договору земля Запорожских Казаков вдоль рек Роси и Сулы приобретала статус федеративного сочлена поль­ско-литовской Речи Посполитой, причем вводился ряд ограничений в правах для Поляков: Поселенных между Казаками; Белорусов и Ук­раинцев договор почти не касался. Первые статьи 3. договора касались польско-татарских отношений, и ста­тьи казачьи гласили:

1) корольиз уважения к хану объявляет полное прощение Хмельницкому и всем его бойцам, восстанавливает казачье войско в его прежней форме, количестве и вольностях; согласен забыть и оставить без последствий все, что произошло;

2) Казачий гетман Хмельницкий попросит у Польского короля прощение, склонившись на коленях у его ног;

3) он и в дальнейшем останется гетманом реестровых Казаков, количество которых увеличивается до сорока тысяч; как таковой, он будет зависеть только от короля, но, как польский шляхтич, обязан принести присягуна верность Речи Посполитой;

4) король получит реестр имен и прозвищ указанных сорока тысяч Казаков, каки­ми, в случае смерти Хмельницкого будет командовать один из их начальников веры греческой;

5) гарнизон осажденного Збаража будет освобожден;

6) греческую религию можно будет исповедовать во всем королевстве в даже в Кракове, а уния с Римскою церковью будет задержана;

7) киевским воеводою всегда будет магнат греческой веры;

8) Киевский митрополит веры греческой получит пра­во заседать в Сенате среди католических епископов и займет там девятое место;

9) Казаки получат право гнать водку для собственно­го употребления, но не на продажу;

10) реестровые Казаки будут получать сукно на одежду и по десять злотыхнаоружие;

11) шляхта, вернувшись в свои имения, не будет вправе привлекать к судуилипреследовать подданых, требуя отних возмещения потерь;

12) шляхтичи католической я греческой веры, какие останутся при казачьем гетмане, не будут подвергаться каким либо преследованиям; с них снимется всякаяответственность за то, что случилось во время последней войны.

Подписанный королем по необходимости, при критическом положении польской армии, 3. Д. вызывал недовольство широких кругов польского господствующего класса; в той жемеренедовольны им были белорусские и украинскиекрестьяне. Поэтому уже в следующем году начались его нарушения, которые вызвали ряд новых казачье-польских столкновений, причем дальнейшая война велась Каза­ками за восстановление и закрепление статей 3. договора.

ЗВИЧАТЬ - лаять, гавкать.

ЗВОНИТЬ ЗВОНЫ (некр.) - звонить в колокола.

ЗЕЛИК Папа Спиридонович (дон.) - рожд. ок. 1890г., есаул; приписной Казак преданный интересам Дона; в 1920 г. эмигрировал и умер в Бельгии 10 декабря 1957 г.

ЗЕМЛЯКОВ Петр Семено­вич (дон.) - рожд. ок 1900 г. ст. Мигулинской; участник-борьбы за Казачий Присуд в рядах Молодой армии. В 1920 г. эвакуирован из Крыма с казачьими полками в Болгарию и в следующем году рискнул возвратиться на родину. Там перенес преследования, тюрьмы и пытки в застенках НКВД. В годы Второй Мировой войны, когда явилась новая возмож­ность борьбы с коммунистами, 3. вступил в ряды казачьих бойцов и прошел страдный путь от Дона до Драны. В Лиенце успел скрытся в горах, избежал выдачи в руки соввласти и остался эмигрантом. Здесь его знали под вымышленным именем Никифора Семеневича Шебуняева. По внеш­ности - колоритная фигура южно-каэачьего типа, плотный красавец брюнет с глубоким рубленным шрамом через всю голову, 3. до конца своих дней оставался жертвенным поборником идеи казачьего возрождения. Умер после сердечного припадка 28 ноября 1960 г. в г. Поукипси, шт. Нью-Йорк.

ЗЕМЯ (дон.) - земля.

ЗЕНКИН Порфирий Геор­гиевич (дон). - ст. Березовской; в 1930 г. арестован ОГПУ и отправлен в ссылку неизвестно куда.

ЗЕНЬЧУГ (дон.) - жемчуг, как у Персов.

ЗЕРЕЛОК (нижнедон.) - бусы или низкий воротник женской сорочки.

ЗЕРЩИКОВ Илья Григорьевич - Донской атаман. Выбранный на этот пост в 1700 г. размещал, приходящих с верховьев Дона, Казаков в станицах по Донцу и его притокам Каменке, Кундрючей. Белой Калитве, Лихой,. Черной, Березовой, Тихой и Грязной; создал также непрерывную цепь ка­зачьих поселений до Валуек и Острогожска вдоль тракта на Москву. От 1702 г. состоял Наказным атаманом при Донском атамане Лукьяне Максимове. На требование Петра I о сыске беглых они ответили, что «верховые те городки построены в прош­лых, давних годах до твоего, великого государя, указу и до Азовской службы, а на­селеныони сторожилыми Казаками, а не вновь приш­лыми русскими людьми». Стольники Кологривов, Пу­шкин и Никита Бахтеев с Воронежскими дворянами-сыщиками, проверяя в сле­дующем году их слова, «пришлых ратных и всяких чинов служилых людей и беглых боярских холопей и крестьян не изъехали ни од­ного человека».

В следующие годы 3. оказался в числе тайных доброжелателей К. А. Булавина и оставался соглядатаем его при старшинской группе невольных сторонников Пет­ра. После победы Булавина был его открытым сподвиж­ником до того момента, пока тот не стал нести пора­жения. Тогда 3. возглавил заговор против него и спо­собствовал гибели Булавина. На несколько месяцев 3. снова занял пост атамана и ходатайствовал перед царем о прощении Казакам их «воровства», но вскоре казнен им за пособничество «мятежникам». 19 апреля 1709 г.. прибывши в Черкасск, Петр I приказал насадить на колья головы 3-ва и Булавина и окруженный «разум­ною» старшиною пришел на них полюбоваться.

ЗЕРЩИКОВ Константин Федорович (терск.) - род. 14 декабря 1887 г, ст. Бо-роздинской; полковник. Учился в Ярославском ка­детском корпусе в Никола­евском кав. училище. В 1907 г. произведен в чин хорун­жего и вышел на службу в 1-й Сунженско- Владикавказский полк со стоянкой в се­лении Хан Кенды, Елизаветпольской губ. В 1912 г. пе­реведен в 4-ю Терскую сотню Собственною конвоя го­сударя и зачислен по гвар­дии. Во время Первой Мировой войны награжден бое­вым орденом св. Владимира 4 ст. После революции 1917 г. принимал участие в обо­роне казачьих очагов от гор­цев и русских красных; со­стоял некоторое время в от­ряде полк. Шкуро, а после со взводам терских гвардей­цев - в Кубанском дивизио­не, с которым из Крыма эва­куирован на остров Лемнос. Будучи эмигрантом, зараба­тывал на жизнь работой в строительной конторе; напе­чатал несколько статей по истории императорского кон­воя. От 1942 г. состоял строе­вым офицером 1-го каз. пол­ка Русского охранного кор­пуса и принимал участие в боях на стороне противни­ков СССР. После капитуля­ции Германской армии ока­зался на территории Авст­рии; умер в госпитале Зеебах от туберкулеза легких 25 мая 1949 г.

ЗИМИН Василий Василье­вич (забайк.") - род. 14 фев­раля 1874 г. в г. Чита; гене­рал майор и первый вы­борный атаман Забайкаль­ского казачьего Войска; зна­ток китайского языка. Об­разование получил в Иркут­ской военной прогимназии, а из Иркутского юнкерско­го училища вышел хорун­жим на службу в 1-й Забайкальский пластунский бата­льон. Между 1898 г. и 1907 участвовал в непрерывных экспедициях на китайскую территорию или на фронте Русско-яионской войны в ря­дах 1-го Аргунского полка. От 1907 г. на должности адъютанта Наказного атама­на, но от 4 ноября 1912 г. находился почти год в Мон­голии с 1-м Верхнеудинским полком. Тяжело ранен на германском фронте Первой Мировой войны. За походы и войну награжден много­численными боевыми награ­дами и Золотым оружием. Во время первого выступле­ния большевиков в Забай­калье арестован и шесть не­дель находился в тюрьме; освобожден по требованию Казаков и на втором Круге в Чите избран Войсковым атаманом. При атамане Се­менове ген. 3. состоял в ре­зерве чинов, а в эмиграции был избран председателем Союза русских инвалидов. : Умер в Шанхае 27 сентября ; 1942 г.

ЗИМОВАЛ СТАНИЦА - казачье посольство в Москву, Польшу и т. п. В Москву посылались в составе атамана, есаула и 98 представителей отнаселения Дона. Там они вели переговоры в Посольском Приказе и принимались при царском дворе. От 1671 г., после присяги Русскому царю. донские Зимовые станицы принималисьво дворце трижды: по приезде, в день Богоявления и накануне отъезда. В обе сто­роны пути от Валуек до Москвы и от Москвы до Во­ронежа для 3. Ст. отпуска­лось 103 подводы. Атаман получал 3, есаул — 2, а осталь­ные — по одной. Дьяк Катошихин в своем «Сочинении» времен царя Алексея Михай­ловича писал: «А как они, Донские Казаки, к Москве прибывают и им честь быва­ет такова, как нарочитым людям чужеземским».

ЗИМОВНИК - хутор в коннозаводческой степи, где табуны зимуют под крышей.

ЗИМУСЬ (некр.) - прошед­шей зимой.

ЗИНЧИК - стрекоза.

ЗИПУН - верхняя одежда из верблюжьей шерсти; ста­риннее выражение «зипуны добывать» означало: идти в набег за добычей. Первона­чальный смысл «ходить за зипунами» не имел вульгар­ного значения, грабить вся­кого, кто попадется; это был своего рода спорт, вылавливанье в степи богатых ино­племенников, одетых в жу­паны для того, чтобы полу­чить за них выкуп или об­менять на собратьев попавших в плен.

ЗЛАТНИЦА (некр.) - казна.

ЗНАМЯ — шелковое полот­нище с изображением госу­дарственных эмблем. В по­следние века 3. служило сим­волом полкового объедине­ния, святыней, за которую каждый воин должен был битья не щадя жизни. По старинному казачьему обы­чаю договоры с государями о наступлении или обороне подкреплялись присылкой от них Казакам знамен и литавров. Их прислал Запорожцам и германский импе­ратор Рудольф II в конце XVI в. вместе с другими да­рами и просьбой выступить ему на помощь против Ту­рок. Знамена, литавры и серебрянные трубы Запорож­ские Казаки получали от польско-литовских королей. После Смуты, когда отно­шения между Казаками и царем Михаилом Федорови­чем урегулировались, он по­слал на Дон знамя, «с чем против наших недругов стояти и на них ходити». Пос­ле выполнения договорных обязательств, знамена посту­пали в войсковые музеи и могут служить памятниками договорных отношений с со­седними государствами. У Запорожцев и их потомков Кубанских Казаков знамена, литавры и древние грамоты назывались польским словом «клейноды» (драгоценности).

ЗНАТНО (некр.) - конечно, известно, очевидно.

ЗОЛОТАРЕВ А. М. (дон.) - рожд. 1853 г., ст. Семикаракорской; русский сенатор. профессор Военной Акаде­мии, основатель и начальник Интендантской  Академии, представитель России на ме­ждународных статистиче­ских конференциях в Париже и Копенгагене, автор тру­да «Военно-статистический очерк», основатель издания «Ежегодник России», сотруд­ник редакции Военной Эн­циклопедии и Военного Сборника, сотрудник газет Русский Инвалид, Новое вре­мя, Свет. Умер в 1912 г.

ЗОЛОТАЯ ОРДА - мон­гольский племенной союз, стоявший во главе огромного царства Дешт и Кипчак со столицей в Сарае на берегу р. Волги. Владения 3. Орды распространялись от Днестра до Алтая и Сыр Дарьи. Основателем царства был внук Чингисхана - Бату или Ба­тый. Он завоевал всю Восточную Европу и в 1210 году установил там повсюду свою власть. Русь находилась в за­висимости от 3. О. и плати­ла ханам дань свыше 250 лет. Освободилась от нее только благодаря распаду огромной кочевой империи на отдель­ные ханства Крымское, Аст­раханское, Казанское и Си­бирское. В границах царства Дешт и Кипчак оказались и все Казаки. Они сохранили часть своей территории в подонской лесо-степи, на Ю. Буге и на Нижнем Днепре, но обязались охранять запад­ную границу от Германской империи и Польши, а север­ную границу от Руси. Неко­торые казачьи племена, как Бологовцы на Ю. Буге и Бродники на Дону, должны были также производить продукты сельского хозяйст­ва на нужды кочевников. Они имели своего христианского епископа и составляли Сарайскую епархию. В результате начавшегося распа­да империи, разрух, междо­усобий и связанных с этим насилий, Донские Казаки возмутились и 1380 г. приняли участие в восстании Московского князя Дмитрия Донского. Они помогли ему побить на Куликовом Поле войска темника Мамая, но, в свою очередь, были при­нуждены Татарами оставить Средний Дон и выселиться на север. Значительно доль­ше оставались Днепровские Казаки при Крымском хане. Они покинули Менгли Гирея только после того, как он покорился власти Турок в 1492 г. Вскоре после этого оставили ханов Ордынские Казаки из Астраханского и Казанского царств.

ЗОЛОТОЕ ОРУЖИЕ - особенно почетная боевая офицерская награда в Русской императорской армии, вторая по значению после ордена св. Георгия 4 ст.; палаш или шашка с эфесом и ножками в золотой оправе, на головке эфеса белый крестик и надпись: «за храбрость»; георгиевский темляк на черно-оранжевой ленточке.

ЗОТОВ Максим Евграфович (дои.) - рожд. 1890 г., ст. Трехостровянской; войсковой старшина; участник Первой Мировой войны и борьбы за Дон; от 1920 г. эмиг­рант, долголетний атаман Центральной, имени атамана Краснова, станицы в Нью-Йорке. Умер 8 января 1961 г. и погребен на казачьем участке кладбища РООВа в Джексон (шт. Нью Джерси).

ЗРЕТЬ (некр.) - смотреть, видеть.

ЗУБЕЦ - в казачьей на­родной речи обозначает че­ловека сообразительного, расторопного.

ЗЯБЛОВСКИЙ Евдоким Филиппович - автор книги «Новейшая география Рос­сийской империи». Издана в 1807 г. в Москве и напе­чатана в типографии С. Селивановского «с дозволения Цензурного Комитета, уч­режденного для округа Императорского Московского университета».

Часть третьяэтой кни­ги говорит «о обитателях го­сударства,их языках, вере и упражнениях народных». В параграфе 82-м перечисляют­ся «народы словенские»: 1) Россияне, владеющий на­род в Российском государ­стве, живут везде в России. 2) Козаки, кои суть: Донские, Гребенские или Терские, Волжские, Оренбургские. Сибирские, Малорос сийские, Бугские и Черноморские. 3) Поляки. Другие славянские народы не обозначены.

Во время издания географии русское научное мнение еще не отнимало у Казаков права называться отдельным славянским народом. Эта общая и официальная точка зрения нашла также свое отражение и школьном учебнике географии К. И. Арсеньева, которая за время с 1818 по 1849г. вышла в двадцати изданиях. Там в «отделе о племе­нах народов, обитающих в Российских владениях» к славянскому племени отнесены: а) Русские, господствующий народ в империи б) Казаки Донские, Черноморские. Уральские и Сибирские, в) Поляки - народ составляющий главное население в Царстве Польском и в губерниях от Польши присоединенных».

 

Картинная галерея

Обо мне

Евгений Фёдорович Качура родился 6 ноября 1957 года в хуторе Вислый Семикаракорского района. До 1973 года учился в восьмилетке хутора Мало-Мечётного и два года — в Висловской средней школе. Читать дальше...

Контакты

E-mail: kef1957@yandex.ru
Skype: live:kef1957
Youtube канал