Перейти к основному содержанию

Календарь краеведческих дат

Рукопись: На землях Дикого поля

Константиновск  № 1

На землях Дикого поля

Откуда бы ни подъезжал по реке или по суше, отовсюду, за десятки километров предстают взору очертания молодого города Константиновска, расположенного на живописном возвышающемся правобережье Дона. Эти места красной нитью вплетаются в многолетнюю историю донского края.

Летоисчисление Константиновска ведётся со времени образования Бабского городка. В очерках географии Войска Донского, Новочеркасское издание 1919 года стр. 449 говорится, что возникновение Бабского городка относится ещё к 16 веку.

О том как заселялся Бабский городок, кто были его первыми жителями и почему ему дали такое название, теперь уже никто ничего не может сказать. Остались в народе только легенды,  да предания предков.

Согласно легенды, Бабский городок получил такое название после одного из набегов, в сражении с которыми отличились женщины-казачки и в героической борьбе отстояли независимость своего родного селения. Возможно, было и так. Ведь казачки, как и их мужья, лихо скакали на конях, метко стреляли из лука, умело владели пиками.

Придонские земли после изгнания татар были безлюдны и назывались на Руси Диким полем. Здесь и находили себе пристанище беглые русские крестьяне, спасаясь от своих притеснителей-бояр и помещиков. Летом они объединялись в отряды, занимались охотой, рыбной ловлей, набегами на Крымских татар, Ногайцев, Турок. Таких людей стали называть казаками.

По мере притока казаков в Дикое поле стали образовываться городки. Чаще они располагались на островах, защищённых от противника естественной преградой. Так возник и Бабский городок на острове, называемом ныне «Лучка», в устье старого русла Дона у переправы того же наименования. В древности переправы через реки (броды и перевозы) имели чрезвычайно важное  значение. Даже враждебные народы, без договоровоставляли их неприкосновенными.

Тяжкие лишения испытывали жители городка во время весеннего разлива Дона. Полая вода размывала жилища, стремительные потоки её уносили с собой всё, что попадалось на их пути. Каждый год после спада воды  надо было укреплять пошатнувшееся, восстанавливать разрушенное.

Много лет жили как на плоту, куда ни глянь кругом вода. Но такое положение тут никого не пугало, жителям острова оно казалось обычным. Они знали, что вблизи и дальше лежат такие же островки, на которых живут их сородичи. В трех верстах выше по Дону на острове располагались ведерниковцы, а ещё выше кагальничане, троилинцы. И так на сотни вёрст с Запада на Восток. Людям надо было тут жить, и они жили. Жили озабоченно, в каждодневной суете: утром и вечером, летом и зимой, в хате и на дворе.

И в то июньское утро, как только солнце осветило остров своими первыми лучами, над хатами уже вились утренние дымки, в базах тут и там слышалось дзиньканье молока о подойники, добродушные и строгие окрики женщин. И все эти звуки заглушал звон железа. Это косари отбивали косы, ладили вилы, грабли, готовились к покосу сена. Коров, благо , далеко не гоняли на пастбище, оно начиналось от самого порога. Пастухов также не требовалось, дальше острова скот не уходил.

В полдень нещадно палило солнце, в городке окружённом раскидистыми вербами, густыми зарослями краснотала, при тихой погоде было жарко, даже душно. Из крайней хаты вышла молодая казачка с ведром, спускаясь к Дону. Зачерпнув воды, она вдруг остановилась, залюбовавшись плавным течением реки. Велик был соблазн покупаться на песчаной отмели. И девушка  не устояла. Оставив ведро на берегу, она быстро сбросила с себя одежду, и, с разбегу плюхнулась, разбрасывая вокруг прозрачные брызги. Девушка, видно, хотела понежиться в приятной прохладе, но из хаты послышался недовольный крик:

- Манькя!... Идее ты запропастилась, нячистая сила?!

Девушка заспешила и, расплескивая на песок воду, направилась к хате, отзываясь:

- Я зараз!... Уже нясу!...

Местные талые воды в марте не причиняли особого вреда острову. От них больших разливов не было. Значительно повышала уровень в Дону, так называемая «Теплая вода» когда подпирали северные притоки. В ожидании этой стихии казаки рассуждали: «Как-то нонче Ворона подопрёт» /приток Дона в Воронежской области/.

И беда в один год не заставила себя ждать, огромные потоки с севера, подгоняемые сильными восточными ветрами быстро заполняли все низменные места придонья, река выходила из берегов. Проснувшись рано, казаки вдруг увидели свой остров под водой. Волны, поднимаемые попутным ветром, уже подмывали жилые хаты, скотина стояла в воде. Единственным местом для спасения оставалась неширокая прибрежная полоса на высоком правом берегу стародонья.

Туда были устремлены все взоры островитян. Скот перегоняли по воде гоном. На баркасах перевозили необходимые пожитки, стариков, а молодежь, надеясь на силу, пускалась вплавь.

 Переплывала полноводный старый Дон и молодая казачка Поля. Она плыла живо, легко, не подозревая опасности, а она подстерегала рядом. У противоположного берега была глубокая яма, которая, как бы, вбирала в себя воду, образовывая коловерть. При сильном течении это место невозможно было преодолеть даже в лодке на веслах. В эту яму и занесло течением Полю, из которой она уже не выбралась – утонула. Тогда казаки и прозвали то место Полькиной коловертью. Об этом событии потом передавалось из поколения в поколение.

Полькина коловерть была излюбленным местом рыболовов, где они вылавливали крупных сомов, сазанов.

Существует Полькина коловерть и поныне. Теперь она утратила свою былую силу, так как не стало больших наводнений, сильных течений, да и яма со временем, как видно, обмелела. Потому проходящие по берегу и проезжающие на судах, моторных лодках здесь даже не замечают бойкого в прошлом места, а молодежь вовсе не знает о бушевавшей некогда коловерти.

Но, несмотря на стихийные бедствия, наказ первых поселенцев- не отрываться от Дона, строго выполнялся последующими поколениями. Старики то и дело твердили: «Дон наш кормилец и наш защитник». И никто не осмеливался нарушать укоренившегося обычая.

Левобережье Дона тогда контролировалось татарами, грозившими стереть с лица земли казачьи городки. Свидетельством тому являются Большой и Малый Мечетные хутора. Здесь стояли две – большая и малая мечети, в которых татары совершали богослужение. Отсюда и хутора получили позже название Мечетные - от слова мечеть.

Жизнь казаков была беспокойной, ведь враг находился под боком. Поэтому они всегда были начеку, чтобы в любое  время быть готовыми к отражению внезапных вражеских набегов.

Угрозы татар были не напрасны, так как казаки тоже не оставались в долгу. Смелыми набегами они разоряли крымских татар, ногайцев. На своих лодках – чайках пересекали Черное море, добирались до берегов Турции и опустошали окрестности Трапезунда, Синопа, Константинополя, возвращаясь оттуда всегда с  богатой добычей. Девиз казака – убить да уйти.

Многие казаки из беглых крестьян жили одинокими – холостяками и нередко брали себе в жёны полонянок из Крымских татар, турчанок. С давних пор на Дону и особенно на левобережье выращивается сорт груши «Белолистка». Старожилы из рассказов своих отцов и дедов помнили, что этот сорт саженцев был завезен татарской пленницей. Первое время и называли его «Татарчиха». Позже привыкли называть «Белолистка».

Название местности: балка Крыгина, река Мечётка, курганы: Бузниковы, Тубин, Большой, Азовский, Дубовский, Острый тоже обязаны своим происхождением татарину.

Окрестности нашего города связаны с именем Степана Разина. В Константиновском районе находился городок, основанный казаками Степана Разина и где жил он сам. Сюда сходилась казачья голытьба и бежавшие от гнета из центральной Руси участники его походов на Царицын, Астрахань в Персию. После поражения под Симбирском, тяжело раненый атаман был доставлен друзьями – соратниками на Дон – в Кагальницкий городок. Прознав о возвращении Разина, казачьи верхи во главе с войсковым атаманом Корнилой Яковлевым схватили его здесь, заковали в кандалы и препроводили в Москву.

До наших дней сохранялись остатки стана Степана Разина в Богоявленском займище. Они находились напротив нынешнего хутора Упраздно – Кагальницкий в лугу на возвышенном месте, огороженном вокруг огромными камнями. В половодье весь луг оказывался под водой, представляя сплошное зеркало, лишь разинский стан оставался незатопленным островком. Городок же разинцев находился ниже станицы Богоявленской по Кагальнику.

Уже в советское время досужие строители растащили камни, хранившиеся сотни лет и от стана не осталось следа. Оказалась  здесь и кольчуга времен разинских походов, выпаханная в 1913 году казаком хутора Кастырки Киреевым подле небольшого кургана. Три года она хранилась в Богоявленском станичном правлении, а потом взята в Новочеркасск, где и экспонируется в музее Донского казачества.

Дом, в котором жил Степан Разин по царскому приказу был сожжен и пепел развеян. Оставшиеся жители городка позже переселились в незатопляемые места. Они переехали в хутор Задоно – Кагальницкий, другие остались в Упраздно – Кагальницком. Таким образом, из разинского городка образовались два хутора – Задоно - Кагальницкий, Упраздно – Кагальницкий.

 

СТЕПНОЕ ПРИВОЛЬЕ

Лишь после того, как встал вопрос о расширении государственных границ до Азовского и Черного морей, казаки стали переселяться на возвышенные, незатопляемые места. Бабский городок, преобразованный в станицу с тем же названием, был перенесён на северо-западную окраину нынешнего города. Константиновский старожил, живший в наши годы, глубокий старик, но с твердой памятью казак – Иван Степанович Солдатов по рассказам ещё своего деда уточнял: «Вначале казаки селились у побережья в устье старого Дона и занимались рыбной ловлей – это было их главное занятие. Промышляли они не только в местных водоёмах, но и уплывали на своих баркасах далеко  в низовья. Большое половодье весной застало казаков в гирлах Дона, а городок у побережья подвергся затоплению. Надо было спасать имущество, уходить самим и все заботы по переселению,  связанные с большими трудностями, легли на плечи казачек. Их усилиями все движимое и недвижимое было переправлено в  незатопляемое место. Выбор нового местожительства также является заслугой женщин. Поэтому за новой станицей закрепилось прежнее название «Бабской».

Основное население станицы проживало на северо-западной окраине, лишь небольшая часть станичных дворов переселилось позже на восток. Казачьи курени лепились здесь по крутояру, словно по карнизу, от побережья на юге до Чертова мостика через балку на севере. Здесь проживали больше служилые казаки – атаманы, писари, выборные, тяготевшие к окружному административному центру, находившемуся в станице Ведерниковской. Таким образом, Бабская, как впоследствии и Константиновская делились на две части – верхнюю и нижнюю.

Старожилы верхней части помнили, как они сгоняли скот в табун на площадь, где сейчас находится Дверец культуры, отсюда начиналась толока. На месте нынешнего центра от Комсомольской улицы до Каменной балки простирался всхолмленный пустырь, изрезанный оврагами, промоинами. В промоинах зеленел жирный пырей, среди которого изредка тянул свои стройные стебли конский щавель, а над буераками – разбросанные кусты колючего шиповника, да буйно росли бурьяны. Хоронили покойников казаки у Дона – в устье Каменной балки, а после образования в Константиновской окружного центра кладбище перенесли на северную окраину.

Останавливался в Бабской со своей эскадрой Пётр Первый, следовавший под Азов. Он сходил на берег, бродил по всхолмленной возвышенности, любовался красотами далеко простиравшегося левобережья, извилистой лентой реки, окаймлённой, как и её притоки, густой зеленой кроной вербы, карагача.

От взора императора не ускользнуло стратегически  выгодное расположение станицы, господствующей над  юго-восточными окраинами. Он приказал создать здесь оборонительный рубеж для отражения возможного вражеского нападения с тыла и повелел заложить пороховые погреба, которые размещались по балке, окаймлявшей верхнюю часть станицы с севера. Здесь была окраина. Переход через балку казаки позже прозвали, в память о своих походах с Суворовым через Альпы, Чертовым мостиком, который стоял по улице Радищева. Там теперь балка пересыпана, проходит дорога.

Был Петр Первый в тот раз как в Бабской, так и в Ведерниковской станицах, интересовался бытом казаков, делами управления. Желая учредить или распространить хозяйственную часть войска, царь приказал выращивать виноград, разводить сады, огороды, сеять хлеб для собственного потребления. Построить в станицах церкви, часовни, дома для семейств казаков, убитых на Азовском приступе. Приказал совершать браки по обряду церкви. Таким образом Петр Первый положил начало обществу и домашнему порядку.

Казаки и особенно бедняки – голытьба с радостью принялись ковырять землю. Ведь до этого голытьбе под страхом смерти запрещалось заниматься земледелием, сеять хлеб. Брали больше на силу, так как  кроме ручного инвентаря, орудий сельхозпроизводства не было. Производили посевы зерновых, овощных культур, разводили сады, виноградники.

Выполняя царское повеление казаки станицы Бабской к 1708 году построили деревянную Покровскую церковь. 11 июля 1775 года эта церковь сгорела. Вместо неё начали строить другую на новом месте и закончили строительство по старому требнику 22 октября 1779 года. В 1861 году построена новая деревянная церковь того же наименования, стоимость 18 тысяч рублей серебром, а старая в 1863 году продана в хутор Н-Журавский. Последняя кирпичная Покровская церковь построена на четвертом месте. Её строительство окончено перед первой империалистической войной 1914 года.

Проживали как в Бабской, так и в Константиновской казаки православного вероисповедания. Староверов, молокан, духоборов, сектантов здесь и в помине не было. Честность, искренность, простота свойственны местным казакам. С друзьями они готовы делиться последней рубахой. Такие уж они по натуре: Если любят, то до безграничности, если ненавидят, так идут в бой.

Совершенно иного склада старообрядцы. Замкнутые, суеверные люди, с неприязнью, деспотизмом относились к своим сородичам. Делиться чем-либо с теми, кто крестился щепотью – тремя перстами у них считалось делом греховным. Терпеть не могли староверских религиозных догм местные казаки и не разрешали им селиться в станице. О староверах здесь говорили: «У них среди зимы воды со льдом не выпросишь».

Пожары тогда были страшным бедствием. Казаки ничего не могли поделать с этим злом. Какие-либо средства пожаротушения отсутствовали. Водой пользовались только из Дона. И таскать её ведрами на гору не успевали. Так все, что занималось огнём, беспрепятственно сгорало. В последних числах 1782 года выгорела почти вся Бабская.

Медицинская помощь отсутствовала. Единственный штабс - лекарь Бабичев, проживший долгое время в станице Ведерниковской пользовал своих клиентов травами. Первым долгом население обращалось за помощью к бабкам-знахаркам. В хуторе Вислом вспыхнуло заболевание Сибирской язвой. Оно так сильно действовало, что никакие бабки не помогали. Появился в Вислом калмык со своими услугами и предложил самое верное средство – вырезать сибирку. Ему позволили. Взялся он уверенно, бойко, как видно, дело это ему было знакомо. Он вырезал язву, но пациент все - таки умер. С различными простудными же заболеваниями, или лихорадкой, как здесь называли эту хворь, народ так освоился, что не считал её за болезнь. Казаки рассуждали так: «Зимой все равно делать нечего – валяйся, да валяйся, лишь бы к весне подняться». (Донские ведомости №20 от 11 марта 1875 года).

Бабская, а в последствии Константиновская богаты памятниками старины. Ещё когда застраивался Окружной центр,  при рытье канав под фундаменты церквей и других зданий, строители находили глиняные, вверху расширяющиеся сосуды, кубки, железные удила и металлические вещи, которые предназначались к украшению одежды древних поселенцев.

Весной во время таяния снега, а тогда зимы были снежными, балка Каменная наполнялась талыми водами, бурлила и в размытом русле, после стока воды обнаруживалось большое количество статуэток, главным образом женских, разных форм и размеров, искусно вытесанных из камня. Встречались здесь и огромных размеров каменные бабы, статуи воинов, являвшихся принадлежностью воинственных племён хазар, толи половцев, или скифов,  селившихся в здешних местах. Долгое время до революции и при Советской власти такое каменное изваяние стояло у Разрытого кургана – по дороге на хутор Михайлов. Там теперь местность перепахана и прежней дороги не существует.

Наконец в 1968 году экспедиция Ростовского университета под руководством старшего научного сотрудника В.Я. Кияшко произвела раскопки небольшого кургана в районе учхоза сельскохозяйственного техникума. Здесь были найдены предметы охоты, рыболовства, гончарные изделия, костяная гравированная пластинка скифского погребения 6 века до н.э..

А сколько ещё тайн скрывают в себе седые курганы, разбросанные вокруг нынешнего города?

Жили казаки в ту пору не все одинаково, иные богатели, властвовали, а большинство еле сводили концы с концами и чаще оказывались в числе недовольных существующими порядками. Лучшие земли принадлежали зажиточным, а бедняк, как ни бился на своем участке, где по каменистой почве приживался только терновник, урожай получал в лучшие годы лишь на прокорм семьи. И потому  во всей Ремневке выделялись кирпичный дом, крытый железом Егора Ивановича Коршунова и деревянный просторный с  железной крышей Александра Васильевича Парамонова, у которых ломились амбары от хлеба, имелись десятки быков, лошадей,  полный баз коров, стада овец, а у большинства подслеповатые курени, да глиняные кособокие хатенки, крытые соломой и во дворах, как здесь говорили: «Ни гейки, ни шлейки».

 

Репродукция фотографии казачьего жилого куреня 1822 года.

 

Преобразилась бывшая Ремнёвка именуемая теперь Западным массивом города. Здесь построены добротные многоквартирные дома, в которых живут работники строительных организаций, районного объединения «Сельхозтехника» и других. Воздвигнуто много промышленных предприятий, административных зданий. Расстраивающуюся западную окраину ныне называют Константиновскими Черёмушками, которая связана с центром и другими окраинами вплоть до хутора Ведерники автобусным сообщением.

 

Многоквартирные дома одного квартала на бывшей Ремневке, в которых живут рабочие, служащие предприятий, учреждений

 

Хлеб сеяли раньше казаки вручную. Привычное дело - оклунок через плечо и разбрасывай семена. Рассевали руками искусно, равномерно по полю. Сеялок не было, плуг да борона – вся техника. Косили хлеба ручными косами, лишь  в первом десятилетии текущего столетия начали постепенно обзаводиться лобогрейками, жатками, приобретая их на открывшемся в станице складе сельхозорудий. Молотили тоже катками.

По данным Ростовского государственного архива за 1916 год в Константиновской имелось всего 6 лобогреек, 2 жатки, 2-ое конных граблей, 2 конных молотилки и 2 ручных веялки. В условиях примитивной обработки почвы, урожайность сельхозкультур была низкой. Озимая пшеница, например, давала по 20 пудов с десятины, гарновка – 35, гирька – 20, жито – 15, ячмень – 15, просо – 20 пудов. Сена собирали по 60 пудов с десятины. Об минеральных удобрениях понятия не имели.

Недовольные существующим строем встречались здесь не только среди бедняков – казаков, которым потом по царским приказам приходилось обретать новую Родину – греметь кандалами в Сибири, но и среди интеллигенции.

Василий Федосеевич Донецкий – местный казак, обучавшийся  в столичном университете. Был народовольцем. За участие в покушении на жизнь императора был осужден царским судом. Жестоко расправлялись со студентами – народовольцами. Иных казнили, вешали, других направляли на каторгу, или на вечное странствование по волчьему билету. Василий Федосеевич отбывал десятилетнее заключение в каменном мешке Петропавловской крепости. Жестокие условия и режим Петропавловки подорвали здоровье народовольца. Он продолжительное время лечился, а после выздоровления проживал на Родине – в Константиновской, посвятив свою деятельность воспитанию молодежи. В своём пансионе, на правах учебного заведения, Донецкий обучал не только школьников младших классов, но и готовил к экзаменам поступающих в средние учебные заведения. Несколько поколений прошли через его пансион. Потому, многие помнили своего наставника, и поныне его помнят некоторые, кому он открывал мир знаний.

Бывали здесь и странствующие по волчьему билету, которым разрешалось проживать в каждом населенном пункте не более 3-х дней с обязательной регистрацией в полиции даты прибытия и выбытия. Они неизменно встречали гостеприимный приём, получали материальную поддержку среди мастерового люда. Образованные, умные люди ходили в рубище, не имея никаких средств к существованию. Всю жизнь в дороге и летом и зимой, в грязь и в холод – ничто не останавливало их движения. Более омерзительных издевательств над человеком трудно представить.

После падения царского трона все странствующие разъехались по родным местам. Вскоре уехал отсюда Василий Федосеевич, дом которого стоит и поныне на площади у Покровской церкви.

 

 Учебные заведения.

Учебных заведений долгое время не было в станице. Первое приходское мужское училище было открыто лишь 25 октября 1836 года и содержалось за счет войсковых сумм, отпускаемых ежегодно по 25 рублей 53,5 копейки серебром. Размещалось оно в наемном одноэтажном доме, принадлежащем войсковому старшине Кунакову. При училище имелась библиотека, насчитывающая 338 томов, в том числе на русском и славянском 305, древнем – 13, новейших -20. Из наглядных пособий было: атласов -2, географических карт -1, исторических таблиц -2, рисунков -2.

Первый набор учащихся составил – 14 человек, из них детей урядничих и казачьих -10, диаконских -1, крестьянских -3.   К 1852 году число учащихся в нем возросло до 29, от общего числа жителей в 2225 человек. /Отчет приходского училища за 1882 год./

В более худшем положении находились иногородние, прибывшие из северных губерний на Донщину в поисках мужицкого счастья. Здесь им счастье оборачивалось лихом. Не имея надельной земли, они сразу попадали в кабалу к богатеям, нанимались в батраки, работали пастухами, чернорабочими. Коренные казаки неприязненно относились к пришельцам, именуя их «холопами», «хамами». Часто между ними возникали жаркие схватки, и независимо от правоты казаки, с помощью полиции, избивали «хамов».

В Константиновской до революции да и в первые годы Советской власти через Дон стоял деревянный наплавной мост разделенный на две половины для переезда встречных подвод. Грузоподъемность его была невелика, рассчитанная для переезда гужевого транспорта и пешеходов. Половины моста были узкими, по которым было впору разминуться казачьими разводами. Приезжали сюда на рынок и крестьяне из Б-Орловки. На своих широких возилках они, обычно, привозили на базар крупные, мясистые и вкусные помидоры. Такие отменные росли только там, на берегу Сала. Возилки приезжего никак не вмещалась по одной стороне, и её заднее колесо обязательно переходило на вторую половину. Одно это, как и иной пустяковый предлог служили поводом к тому, чтобы казак хватался за плеть и избивал хохла. Обжаловать подобное  самоуправство пострадавший не мог, так как правосудие и полиция всегда были на стороне казака. Однако несправедливые обиды, обругивания, унижающие человеческое достоинство, глубоко западали в сознание крестьянина и вылились потом, в период гражданской войны, в открытое единоборство между иногородними казаками. Не случайно тогда Константиновская приобрела репутацию контрреволюционной станицы, о чем речь пойдет ниже.

                          

Деревянный мост через Дон

в Константиновской

Детям своим, за небольшим исключением, казаки не давали образования не потому, что не хватало средств, довлело понятие: грамота хлеборобу ни к чему. Да и в хозяйстве нужны рабочие руки. Проучится иной парень два от силы три года, на том и заканчивался его курс науки.

- Будя! - внушали ему родители, - учиться толькя бога гнявить. Образования, анна не зародить хлеб, коли, сам его не посеешь. Наши отцы и деды были неграмотными, жили не хуже других и нам так велели. Становись к быкам!

Девкам, тем более, по узаконенному правилу /бабья дорога от печи до порога,/ как и свойственно людям земли, ловко, споро и много. Ещё черти в кулачки не бились, как говорили, а казак уже брался за дело. Обладая отменным здоровьем, недюжинной силой физической силой, они выполняли по нынешним понятиям тяжелую,  казалось бы, непосильную работу. Весной после спада полой воды, много её задерживалось в озерах, разбросанных в пойме Дона, а в них оставалось рыбы. Договорятся два кума, прихватят рыболовные снасти, тару и шагают своим ходом.

- Может, подвезём? - затевал один из них разговор.

- Что ты, - удивлялся другой, - худоба истомилась на пахоте надо ей дать передохнуть. Да мы и сами сдюжим.

- Откуда кум начнем? - спрашивал напарник. Да с Телячьего – так называлось ближнее озеро. Притонение удалось на славу. Жадное желание ещё поймать переходило в азарт, и тут уж ничто не могло остановить рыболовов. 

- В Камышеватом и Гнилом тьма рыбы – кричал один. Пошли! - поспешал второй. Так и тягали на собственном горбу, в радиусе примерно пяти километров, свои снаряжения и улов, в которых важило добрых полтора, а то и все два центнера на брата.

Станичная юртовая земля простиралась на двадцать, а в иной конец и на тридцать верст. Понятно на такое расстояние копешками сена не навозишь, урожай не свезешь. Потому и приспосабливали огромные арбы с дробинами. Груженные в пору было везти быкам только по ровной дороге. Если встречался пригорок - быки не брали, впрягался казак. В три силы и вывозили воз. Так и ворочали по бытовавшей в здешних местах поговорке: «Бык на казака, а казак на быка».

Не могли соперничать в труде с местными казаками ни их сородичи из других округов, ни тем более крестьяне Харьковской, Воронежской губерний, приезжавшие сюда на заработки в неурожайные годы. Они не привычны были выполнять такую трудоемкую работу, не умели ни стог сметать, ни воз наложить. У казаков верхних станиц возилки были малоразмерные, на высоких колёсах, наподобие кавказских, в которых можно было увезти лишь небольшую копну.

 Встречается такой по дороге с поля, а местные его насмех поднимают: «Гля кум! Везеть работничек – кобелю на подстилку».

За 30 верст да на быках поневоле заскучаешь. Тогда казак запевал свою заунывную протяжную песню.

Ой, ты моя зёр-ну-шка, ты ж моя зерё…,

Ой-да зерё-ну-шка-а!

В ней звучали слова о нелёгком труде хлебороба, о любви к донскому приволью.

Бесконечных «эй-да, ой-да» хватало на всю дорогу. С песней незаметно казак добирался до места, и путь становился коротким.

 

Константиновцы в войнах

Константиновцы, как и их сородичи других станиц участвовали во всех войнах Российского государства, начиная с взятия Казани. Выносливостью в походах, храбростью в бою они стяжали бессмертную славу. Решающую роль сыграли казаки во взятии Азова, стойко преодолевали трудные переходы через Альпы с Суворовым, первыми вступили в поверженный Париж в Великую Отечественную войну 1812 года под командованием атамана Платова. Высоко ценили ратный труд и подвиги казаков, выдающиеся государственные и военные деятели.

До революции, когда каждая станица отправляла на службу свой полк, Константиновская с приписанными хуторами формировала 2 казачьих полка.

 

фото

Казак отправляется на фронт

1-й империалистической войны

 

Казаки довольно однородные по массе: рост высокий, волосы темно-русые, глаза наичаще серые. Честность, спокойная храбрость, гордость казачьим званием, верность, исполнительность и аккуратность в делах, любовь к Родине и сохранение старинного уклада жизни – характерные черты для казаков Первого Донского округа.

Жили на Дону большими семьями. В иных было до 30 душ одних взрослых, не считая детей. Заодно с сыновьями, дочерями уживались невестки, зятья – примаки. Жили дружно, не враждовали, не ссорились. Решающим для всех являлось мнение главы семейства. Его слово – закон для каждого.

Рождение дочери не приносило радости в казачьей семье. На неё не полагалось душевого надела земли. И когда они нарождались одна за другой, раньше времени спешили выдавать замуж, дабы избавиться от лишних ртов. Вообще женщина на Дону была лишена всех гражданских и человеческих прав.

Так и ребят женили до службы по расчёту: в хозяйстве нужны рабочие руки, или когда надо было женить неудачника, рано загулявшего парня. Все это совершалось по велению родителей.

 

У казака Силантия Андреевича Фролова хозяйство крепкое: полный баз скота, лошадей, стадо овец, не один десяток десятин посева, два сада: виноградный и фруктовый, займа, где высаживались капуста, помидоры и прочие овощи. Дел невпроворот, а работать некому. В семье две дочери, да рослый неудачник и лодырь сын Дмитрий. Хозяин прибегал к найму сезонных батраков.

Митька гуляет ночи напролет. Парня скоро на службу провожать, а у него только и на уме – улица.

- Страма одна, ночь пробегает, а днем работа валится из рук, - возмущался глава семьи Силантий Андреевич.

 Вечером он втолковывал жене Прасковье Ивановне: «- Сколькя можно слухать на людях: «потаскун, бабник». Жанить его сукиного сына надо, небось, тогда образумится.

- Да уж куды, гвардеец парень, за него любая пойдеть, толькя надобы и его согласия спросить, - робко вставляла Ивановна.

- И слухать нечего, как велю, по-моему, и будеть.

- Да и то рассуди, - сбавляя раздражение, продолжал Силантий Андреевич, -проводим Митькю на службу, а работать кому? Рабочие руки невестки в хозяйстве не помешають.

- Вон у Максимовых Наталья – додельная девка, работящая. Уж я присмотрел, каждый раз езжу мимо ихнего току. Да она в работе любого казака за пояс заткнеть.

Так вопреки желанию, не по любви и согласию молодых создавалась семья, нарождались дети, а взаимного уважения и любви между ними не было.

Со службы казак писал редко и только отцу, матери. Читать письмо Ивановна всегда просила грамотного соседа Герасима, так как в семье все были неграмотные.

- Да приди ж ты, жалкий Герася, прочитай, чиво пиша наш служивый.

Вначале Ивановна внимательно вслушивалась в каждое слово. Тут же молча, посапывая носом, стоял, опершись о притолоку, пришедший к базу Силантий Андреевич.

«Письмо пущено из Петрограда, - начинал чтение Герасим.

Здорово дневали, ли ночевали, дорогие мои родители.

Посылаю Вам низкай принизкай поклон. Передавайте мой низкай поклон дядям Ивану Андреевичу и Семену Андреевичу с супругами и детками. А иче передавайте поклон куму Ивану Фатеичу с супругой и детками».

После каждого поклона Ивановна всхлипывала причитая: «Да роднинький жа ты мой сыночек, моя ты умница».

«Службу свою нясу покель справно, - продолжал Митька, - надысь на джигитовке получил благодарность от командира.

И иче собчаю, што конь мой жив и здоров того и Вам желаю.

 Ваш сын Димитрий».

Глубоко вздохнув, словно сбросив тяжелую ношу, Ивановна спешила расхваливать соседу достоинства родного сыночка.

«Тут, Гарася, не парень, а золата, да такой умница хто и зная. На все руки мастер, на што ни гляня, то сделая – с глины свитью слепя».

Жену не удостаивал вниманием служивый, как будто её не существовало. Лишь в конце письма была касающаяся её строго предупредителная приписка: «Скоро буду дома. А ты, Наталья, как приеду купи сабе вуалькю с казюлькями, какие тутошние мадамы носють. Да гляди, блюди свою честь, а не то возвярнусь, вожжами отхожу».

Где там было думать Наталье о нарядах или какой-то весёлой жизни, когда она с раннего утра до ночи трудилась за двоих, едва успевала с порезанными мятками управиться и в поле и дома, не имея ни минуты отдыха. Лишь глубокая ночь избавляла её от неуёмных забот.

Так отсчитывались в её жизни четыре зимы и четыре лета, пока не заявился домой Дмитрий. Был словно прежний, но и какой-то другой. И то ему не по вкусу, и другое не нравится. По поводу и без повода он избивал жену, находил на стороне подруг, ночами пропадал из дома. При малейшем замечании в его адрес набрасывался с кулаками на беззащитную жену, а защиту ей искать не у кого.

- Ты бы поговорил с Дмитрием, помирил молодых – напоминала ему Ивановна.

- А што говорить? У самого голова на плечах, пора уже, службу сломал. Если побил когда, может на пользу, без этого не бывает. Да и Наталья, небось, золотой слезы не уронить, отзывался Силантий Андреевич.

Исчерпав в работе все свои силы до последней капли, Наталья, с надломленным от побоев здоровьем, смиренно, раньше времени отправлялась на тот свет.

Такова уж была жизнь.

 

ПЕРВАЯ ПЕЧАТНАЯ РАБОТА ПО ВИНОГРАДАРСТВУ.

Более двухсот лет прошло после опубликования первой в России работы по виноградарству в июльском журнале «Ежемесячные сочинения» за 1756 год, издававшейся в Петрограде. «Ежемесячные сочинения» - был одним из самых первых научных и литературных журналов в России. В нем сотрудничали крупнейшие ученые, и писатели того времени. Сотрудничал в этом журнале и М.В. Ломоносов.

Появление в журнале статьи о винограде говорит о возросшем интересе к этой культуре, не получившей ещё широкого распространения в тогдашних  границах Российского государства. Виноградарством занимались на Дону и в нижнем Поволжье, вина для знати и состоятельных людей привозились из зарубежных районов развитого виноградарства.

Автор статьи является сторонником решительного продвижения культуры винограда за пределы Дона и Астрахани.

Говоря о возможности производства в России виноградных вин высокого качества автор ссылался на пример Дона… «А особливо также так называемую Ведерниковскую станицу, в которой ныне виноградные сады приведены в такое размножение, что тамошние жители при всем своем довольствии сего фрукта, ещё и продажей его пользуются, а и того лучше, что с немалым успехом упражняются в давлении вина с особливым искусством, так что оно в рассуждении Крымскому, Волосскому и некоторым другим европийским винам не уступает, а во вкусе, хотя не совсем, однако несколько шампанскому равняется, несмотря на то, что не более назад 15 лет, как к сему охота у них вкоренилась. Почти всяк из тамошних обывателей изрядные у себя сады имеет, а со временем, можно надеяться, несколько применяясь к их рачению, что вино их чужестранное может превзойти».

Рекомендуя развивать всемерно отечественное виноградарство, автор подчеркивает его выгодность, которая была бы особенно велика… «Когда бы довольствовались собственным вином, которое больше к укреплению нашего здоровья, нежели к повреждению оного способствует, что обыкновенно большей частью от чужестранных  вин бывает».

В конце прошлого столетия Старо - Золотовский красностоп на Всемирной выставке в Париже был удостоен золотой медали. Тогда высаживали виноград по южным склонам балки Больше - Борщевская, Каменная, Дубовая, а также склоны от рыбокомбината до Старо – Золотовской грани сплошь были заняты виноградниками. На склонах виноград хорошо вызревал, имел высокую сахаристость, отличался хорошими вкусовыми качествами.

 

ОБРАЗОВАНИЕ ОКРУЖНОГО ЦЕНТРА.

В 1835 году центр округа обосновался в станице Ведерниковской, тогда как для его расширения здесь не было  условий. И хотя территория станицы Бабской с её удобными речными пристанями, а в то время связь с внешним миром поддерживалась только водным путем, была наиболее подходящей для этих целей, тем не менее, вопрос о перенесении окружного центра и о слиянии двух соседствующих станиц согласовывался в течение 29 лет.

В донесении окружного начальника за 1887 год сказано: Константиновская окружная станица, 1-го Донского округа. Она состоит из двух бывших станиц: Бабской, место поселения которой было там, где ныне приходится Северо - Западная окраина города и Ведерниковской /ныне хутор того же наименования/. Эти станицы ещё по положению 1835 года должны были соединиться в одну, с  названием Константиновская, но такое присоединение произошло только в 1864 году.

Территория 1-го Донского округа была огромной. В неё  входило пять станиц, начиная от станицы Ольгинской, да две слободы Б-Орловка, Б - Мартыновка на левом берегу Дона и семнадцать станиц на правом, с приписанными к ним 476-ю хуторами и поселениями.

На новом месте окружная станица строилась по плану, в котором были четко обозначены улицы и площади. Над планировкой центра много и добросовестно потрудился землемер Таугоров. Контроль за частным строительством, отводом земельных участков осуществляла полиция. Долгое время в станице служил вездесущий полицейский Кондаков. Он обычно отводил место под застройку. Наведёт красную линию и приказывает: «За красную линию ни на вершок не переступать!».

В числе первых застроек Константиновской на плане числились:

 Михайловский собор,

Покровская церковь с площадями,

управление окружного атамана,

 казначейство,

 военно-ремесленная  школа, которая готовила для Армии портных, кузнецов, шорников,  казармы местной команды.

Окружной центр был сосредоточием военного чиновничества, дворянства, местной аристократии. Сюда не разрешалось переселяться простым казакам из других станиц и тем более  иногороднему рабочему люду. Вообще появляться в центре станицы простолюдину – казаку было не так просто. Выезжая по крайней необходимости в окружной центр, казак наряжался, как в город, одевал выходную одежду – обычно служивую шинель, подтянутую ремнем, папаху с кокардой. Проходя по центру, служивый не мог избежать встреч с господами, перед каждым из которых он обязан, был чеканить шаг, отдавать честь, как гласили воинский устав, приказы командиров. Пройдет бедолага один- два квартала, пропотеет изрядно и спешит укрыться в глухой улице, и, вытирая пот с лица досаждался: «Этак лучше бы я десятину пропахал, чем тут ходить». 

Мало что изменилось в вопросах повышения грамотности населения и после образования округа. В 1865 году здесь было создано только училище 3-го разряда для девочек.

Культура, искусство зиждилось на инициативе отдельных энтузиастов, очагов культуры не было. Тем не менее, в  кое-как приспособленных помещениях проводились спектакли, ставились пьесы Гоголя, Островского.

Вот что по этому поводу писала Новочеркасская газета «Донские ведомости» за 1875 год в номере 20 от 11 марта: «На масляницу поставлены были два спектакля – комедии: «Женитьба» и «Свои люди сочтемся». Деятели эти, положившие начало разумным развлечениям – А.А. Луизов, Н.Т. Чумаков, К.Я. Семёнов, Я.Д. Попов, Н.Т. Олейников, М.И. Тарарин, А.А. Часовников, Н.П. Болотова, М.А. Луизова, М.К. Кузнецова, Н.И. Медведева.

Роли, взятые ими на себя, выполнены добросовестно и с некоторым артистически искусством. Чистого дохода должно поступить в кассу женского училища 159 рублей. Спектакли оживили Константиновскую. Это первые представления за время её существования и поэтому они произвели движение на нашем тиховодье. Более горячие головы затевают выстроить помещение для театра.

В подтверждение этой мысли через несколько лет был выстроен Народный дом со зрительным залом на 300мест, с просторным фойе, костюмерной и другими подсобными помещениями, где регулярно проводились спектакли, пользующиеся успехом у  константиновцев.

Здесь же размещалась созданная публичная библиотека,  но пользовалось ею небольшое число лиц, так как большинство жителей было неграмотным.

Строилась станица вначале медленными темпами. Не хватало строительных материалов, не было рабочих – строителей,  лишь в последние два десятилетия прошлого столетия после проникновения капитала, которому окружное начальство, ревностно оберегавшее свои владения, вынуждено было уступить дорогу, появилось много всякого рода предпринимателей. Создалась лесная биржа, развернулось производство кирпича, камня, строительство приняло широкий размах. Прокладывались прямые, просторные улицы, на обширных площадях закладывались фундаменты Михайловского собора, Покровской церкви. Уже к 1888 году были построены управление окружного атамана /ныне поликлиника/ казначейство, где размещается сберкасса, военно-ремесленная школа, занимаемая ССПТУ-11. В центре возводились солидные здания предприятий, магазинов, особняки чиновников, купцов, генералов, полковников, дворян. Строительством общественных зданий ведал окружной атаман майор Скориков, отличавшийся хозяйственной сметкой, пользующийся авторитетом у местной знати.

Все работы на стройках, в промышленном, кустарном производствах выполняли исключительно иногородние, переехавшие на Дон из разных губерний России, так как казаки никакими специальностями, ремёслами не ведали. В каждой отрасли были первоклассные мастера. Строились здания с выдумкой, по разным эскизам, замысловатой архитектурной отделкой, поэтому прежние здания, дома не были похожими один на другого. Главное же построены они добротно, на века. На кирпично-черепичное производство, например, приглашались специалисты из Белоруссии.

По энциклопедическому словарю /С- Петербург, издание 1895 года, т.16, стр.49/ и очеркам географического отделения народного просвещения войска Донского 1919 год стр.149 сказано:

 «Константиновская насчитывает 10699  жителей, 980 дворов. Имеются две церкви, чугунно-литейный, механический, свечной, два мыловаренных, четыре кирпичных, кожевенный заводы. Реальное училище, женская гимназия, высшее начальное четырехклассное мужское, двухклассное женское училища, шесть церковно-приходских школ, несколько частных пансионов. Крупные хлебные ссыпки, отгружающие ежегодно на сто тысяч рублей зерна. Большая ярмарка, проводившаяся в октябре, с оборотом в четверть миллиона рублей. Станица хорошо  распланирована и обстроена, много кирпичных зданий, производит впечатление города, очень бойкого и даже шумного в окрестностях добывается в малом количестве и плохого качества уголь».

Каждый год на масленицу в станице проходили кулачки по Набережной, чаще у старого кладбища. Дрались нижняя часть на верхнюю. Валом валил сюда народ, чтобы поглядеть на захватывающее зрелище. К месту драки было не пробиться, люди стояли  сплошной стеной. Здесь же суетились долгогривые попы с крестами, призывая правоверных померяться силами. Ребятишки, чтобы лучше обозревать побоище, взбирались на деревья, облепливали крышу деревянной часовни, стоявшей на старом кладбище. На Набережной стоял сплошной гул, да раздавались глухие удары, в которые вкладывали всю свою мощь дерущиеся. Го выносили отсюда с поломанными ребрами, были побои и со смертельным исходом, но виновных в этом не судили, все считали кулачки делом полюбовным.    

Дрались до остервенения. Как же все условия создавались к этому. Купцы вывозили сюда бочки вина, которым щедро угощали победителей. Чаще побеждала нижняя часть. Здесь больше проживало казаков- хлеборобов, привыкших к тяжелому труду. В верхней части их было гораздо меньше. На помощь им выходили писари окружного правления, казаки местной команды, да баржевники – рабочие водного транспорта, остававшиеся здесь со своими судами, баржами на зимовку.

Зачинщиком драк в нижней части был Михаил Исаевич Кузьмичев,  отслуживший действительную в гвардии. Высокого роста, при силе, с правильно поставленным ударом, он не одного соперника подминал под себя. Долгое время с ним боялись вступать в драку. На кулачках Кузьмичев вызывающе выкрикивал: «Давай любого!» И все же нашелся на него достойный соперник. На вызов вышел среднего роста, крепкого телосложения, коренастый рабочий водного транспорта Черных. Шея у него – двумя руками не обхватишь, кулаки - пудовые гири.  Он, не спеша, тихо проговорил: «Давай попробуем».

Злорадно улыбаясь, Кузьмичев смотрел на своего соперника как на очередную жертву. Станичники подбадривали: «Поддай ему Исаич, поддай!».

Но … свершилось неожиданное. Гвардеец был посрамлен. В первой же схватке Черных поднял его на кулаки. Одной рукой попеременно он держал соперника в воздухе, нанося сильные удары, то с левой, то с правой. Гвардеец уже рад был упасть на землю /существовал закон лежачего не бьют/, но вырваться из цепких рук не удавалось. Только изрядно избитого, чуть тепленького драчуна Черных опустил на землю. Пришлось его станичникам на руках выносить. С тех пор Кузьмичев долго отлеживался от побоев и больше не появлялся на кулачках.

За богатырскую силу народ прозвал рабочего Черных – Кирсаном. Жил он в станице и умер в голод 1921 года.

Впрочем, не только на масленицу. На своих сходах казаки разрешали споры на кулаках, дрались на дележе травы из-за толоки, дрались по всякому поводу и без повода.

Писатель драматург К.А. Тренёв, сотрудничавший в Новочеркасской газете часто и подолгу проживал в Константиновской. Отсюда систематически публиковались его корреспонденции, очерки, рассказы.

Тяготел он сюда и в творческие командировки и в каникулярное время, как домой, а с 1914 по 1916 годы постоянно, поскольку его жена Лариса Ивановна Сокольская являлась местной жительницей. Здесь в большом доме имелись все условия для творческой работы, где им написано немало произведений, в том числе и о самой станице.

В своём  повествовании Тренёв правдиво охарактеризовал тогдашнюю Константиновскую с её песчаными и пыльными улицами. По некоторым улицам, - писал автор, - трудно было проехать в повозке, так как колеса утопали в песке по самые ступицы. Собака пробежит, хвостом махнет и за ней столб пыли.

Писатель широко общался с местными жителями, хорошо знал быт казаков и все характерное в их нравах и обычаях впечатляюще и ярко отображал потом в своих повестях и рассказах.

Дом, в котором жил писатель в дореволюционные годы сохранился и поныне. Находится он на улице Комсомольской № 9,  рядом с гостиницей «Донская». Его можно считать одной их достопримечательностей нашего города, связанного с жизнью К. А. Тренёва.

 

Дом, в котором жил и работал

 писатель К.А. Тренёв.

 

Центр станицы был средоточием высокой культуры, свои были композиторы, художники, писатели, артисты, а на её окраинах сохранялся хуторской уклад жизни. Здесь коренились свои привычки и обычаи. Забалочная молодежь, например, собиралась «на улицу» по вечерам у фонаря на бугре против Щучкина куреня, или на чугунном мосту через Каменную балку.  Дальше в центр она дороги не знала.

Строилась станица из местного сырья. Кирпича, причем высококачественного, вырабатывалось достаточно для местного потребления. Глины для его поделки тоже хватало. Секрет высокого качества заключался в том, что в жирную глину, в качестве отощителя, добавлялся зернистый отсевной речной песок, содержащий в себе высокий процент кварца. Тогда судоходное русло огибало левую сторону острова «Лучка». По правой стороне острова от улицы Маренова до Рыбозавода простиралась сплошная  песчаная коса. Отсюда и курсировали беспрерывно по 50-80 одноконных коробов, доставлявших песок на кирпичные заводы. Кирпич выходил один в один, правильной формы прочный, со звоном. Здесь же вырабатывалась довольно прочная цветная черепица. Уже при Советской власти, до 30 года, на многих жилых строениях по хуторам и в  станице сохранялась кровля из разноцветной черепицы.

Константиновская – один из мало известных населенных пунктов, она даже не обозначалась на Карте бывшей Российской империи. Тем не менее отсюда избирались два представителя в государственный парламент. Членами государственной думы от нижней части был Назаров и от верхней части Логинов. Не трудно понять, что царский престол делал ставку на реакционное казачество, являвшимся надежной опорой и верным защитником интересов монарха.

Бойко велась торговля, широко применялась реклама. При въезде в станицу, на всех дорогах, по которым стекались приезжие, устанавливались художественно оформленные щиты, вызывающие интерес у каждого. В них расписывалось о дешёвых ценах на товары, широком их ассортименте, покупатели приглашались обязательно посетить тот или иной магазин. Много места отводилось торговым объявлениям и в местной газете «Константиновские известия и объявления».

Эта газета являлась одной из первых на Дону. Выходила она форматом, примерно нынешней районной газеты, два раза в неделю, /но нерегулярно/ с подзаголовком: «Беспартийная, общественная и литературная газета». Издателем- редактором являлся К.М. Болдырев.

В газете имелись такие отделы: «По России», «По округу», «Местная хроника», «Телеграммы», «Звуки дня», «Справочный отдел». На первой и четвертой страницах много места отводилось объявлениям. Вообще-то ради них и издавалась газета. Расходы на издание покрывали торговцы и промышленники, дававшие объявления.

Но издатель не хотел превращать газету в заурядный справочный листок, стремился разнообразить публикации: из газет Ростова, Новочеркасска перепечатывались телеграммы и другие информации, а так же сообщения об убийствах, пожарах и иных происшествиях. В отделе по округу рассказывалось о банкротствах купцов в ряде станиц.

Иногда появлялось и более серьёзное чтиво. Так сам издатель К. Болдырев в нескольких номерах публиковал большой очерк по истории Дона, в котором писал о зарождении донского казачества, об участии его в войнах ХУ1 –ХУ11 столетий, в том числе во взятии Казани.

Финансовое состояние газеты полностью зависело от богатых «благодетелей», а они, видно, не всегда охотно раскошеливались. Поэтому издание и лихорадило: в 1912 году вышло 22 номера, а в 1913 году только шесть. Также периодически нерегулярно выходила газета в период первой империалистической войны.

Распространением периодических изданий в станице, экспедированием их по округу ведал местный житель Потапов, он же оформлял подписку на газеты и журналы. Лучшим распространителем у него был Иванов – крестьянин Курской губернии или «Папаня» /так называли его в семье, и эта кличка удачно закрепилась за ним на все время/. Иванову доверялось получать поступавшие  с парохода издания. Проходя по открытому паузку, заменявшему  речную пристань, «Папаня» заглушал своим густым басом пароходный гудок, выкрикивал: «А вот свежие только полученные «Утро юга», «Приазовский край», «Донские ведомости».

«Папаня» горазд был на выдумки. Выходя на многолюдные аллеи, Иванов, выкрикивая  сенсационные сообщения, привлекал внимание публики. Вокруг «Папани» образовывалась толпа, газеты шли нарасхват. И только он доходил до дома Потапова, а он жил во дворе рядом с нынешним Быткомбинатом, тираж газеты исчерпывался.

Доволен Потапов, а ещё больше Иванов. Как же, за каждую сотню распространенных газет он получал 50 копеек. Это приличный заработок по тому времени. Квалифицированный плотник на лесной бирже за световой день получал столько же, грузчик зарабатывал от силы по 25-30 копеек. Так ведь они с раннего утра до ночи выматывались так, что еле ноги волочили от усталости. «Папане» же без особого труда, как бы ради забавы, за полтора- два часа – изволь полтинник на лапу.

В 1918 году Потапов, уличенный якобы в распространении большевистских листовок, был расстрелян белогвардейцами.

По мере роста торгового, промышленного капитала, рос и рабочий класс, пролетариат. Уже к началу первой империалистической войны почти половина жителей станицы составляла не казачье население. Оно представляло собой тот горючий материал, который мог воспламениться при малейшей вспышке революционной грозы.

 

ПЕРВАЯ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ

 

Знойным августовским днем 1914 года, словно по колокольному звону, все пришло в движение. Зловещее слово война ползло из двора во двор, касалось каждой семьи. Началась мобилизация иногородних казаков и калмыков. По станицам, хуторам днем и ночью раздавались, плачь, пьяные оргии, крики, ругань.

Отправка в Армию проходила из окружного центра. Отсюда уходили на фронт те, кто до конца оставался верен власти монарха, атаманщины на Дону, и те кто впоследствии активно боролся за советскую власть в числе которых прославленные полководцы гражданской войны С.М. Буденный, О.И. Городовиков, местные казаки К.Ф. Булаткин, А.А. Лесников, Ф.И. Ершов, П.Е. Авдеев и многие другие, внесшие большой вклад в дело защиты революции.

Проводы на войну были  трогательным событием. Самое страшное, когда близкие, родные провожают своих дорогих мужей, братьев, отцов в неведомое.

Площадь у здания окружного правления запружена народом. Сюда собрались и стар и млад. Все сбилось в кучу, тут и новобранцы, и пожилые казаки, женщины, молодежь, ребятишки. Гудит немолкнущий людской говор, раздаются пьяные выкрики, и все это покрывает плач и причитания женщин.

Построенным в колонну по три конникам подается команда: «Правое плечо вперед, арш!» Вслед за дрогнувшей колонной устремляются казачки. Словно обезумевшие, они хватались за удила, стремена, целовали коней с плачем, причитая: «да приняси же ты домой мово дорогова хозяина целым и неврядимым». Они готовы бежать без конца, пока не прерывала их команда «Рысью, арш!» Отставшие долго смотрели затуманенными от слез глазами вслед удаляющимся всадникам.

Много казаков и иногородних ушло на фронт. Притихшие хутора и станицы, да опустевшие поля с неубранным хлебом, наводили унынье и тоску. Уже осенью большие участки земли остались незасеянными, из-за отсутствия рабочих рук. С каждым годом озимый и яровой клины уменьшались. В степи буйно росли бурьяны, а по балкам завывали волки.

Снижалось производство хлеба, хирела и торговля. Уже в 1916 году  трудно было купить мануфактуры, не хватало сахару, керосина, соли и других товаров первой необходимости. В  особенно тяжелом положении находились семьи иногороднего населения, у которых кормильцы – мужья, отцы и братья взяты на войну. Надвигался явный голод, не хватало обуви, одежды, топлива.

 

НАКАНУНЕ.

Шёл 1917 год, насыщенный важными политическими событиями. Активизировались меньшевики, эсеры и другие выразители интересов буржуазии. Готовились к штурму буржуазного строя  большевики. Обеспокоенные недостатком пропагандистских кадров и особенно в специфических округах Донской области, они принимали меры по отбору и посылке своих людей на Дон. Иногородних и особенно евреев посылать сюда – не имело смысла. Иногородних могли не слушать казаки, а евреям тем более не разрешалось проживать в казачьих станицах. Если какой из них осмеливался  сюда проникнуть, то его сразу же этапом отправляли обратно.

Выбор пал на Демьяна Петровича Комарова. Ты казак, проверенный революционер, испытанный большевик, прошедший каторги и ссылки, имеешь опыт подпольной работы, как характеризовали его в ЦК, тебе и карты в руки. Так оказался в Константиновской – центре первого Донского округа рабочий – слесарь Петрограда Д.П.Комаров. здесь он с первого дня был связан с пролетарскими массами – рабочими и ремесленниками.

Одно за другим следовали события большой политической важности. Свергли царя, образовано временное правительство, а на Дону никаких изменений в административном устройстве не произошло. По-прежнему у власти находились атаманы, все оставались на своих местах, лишь полиция переименована в милицию.

Между тем жизнь в окружной станице бурлила как в  кипящем котле. Каждый день проводились митинги, собрания по поводу и без такового. Инициаторами их были новоявленные представители «Революционных организаций»: эсеры, меньшевики, народные социалисты, представители партии народной свободы и прочие. Зал Народного дома не вмещал всех желающих послушать ораторов. Словно состязаясь в красноречии, они сулили поравнять иногородних с казаками в земельном вопросе, и много других благ для трудящихся и требовали продолжения войны до победы. Комаров здесь был пока единственный из большевиков, но он смело разоблачал антинародную политику эсеров, меньшевиков и им подобных, называя их, не за спиной, а прямо в глаза, предателями трудового народа.

Коренное казачье население не присутствовало на этих собраниях. Текущие события казаки обсуждали на своих сходах. В нижней части, например, хуторской атаман урядник И.В. Вифлянцев часто гонял сидельцев с оповещением о явке на сход. Объезжая территорию верхом на лошадях они на каждом квартале горланили» «Господа старики, пожалуйте на сход к Щучкиному куреню». Здесь на взгорье при переезде через Каменную балку на открытом воздухе и проходили казачьи сходы.

Над балкой стоял несмолкаемый гул. Кричали все разом и нельзя было понять кто чего требует, к чему призывает. Кто-то невпопад ронял слово. Подскочивший кричал ему в лицо: «Ты сицилист!». В ответ раздавалась оплеуха. Тут же находились защитники той и другой стороны, шла стена на стену. В общем,  все спорные вопросы казаки решали дедовским способом - на кулаках, а заканчивались драки обычно попойками и песнями.

5 марта 1917 года в Народном доме состоялось организационное собрание, на котором было решено немедленно организовать временный станичный исполнительный комитет казачьих и солдатских депутатов. Поскольку на данном собрании присутствовали представители эсеро -меньшевистских организаций, местной буржуазной интеллигенции, то и при выборах в исполком открытым голосованием оказались избранными буржуазные интеллигенты и не одного рабочего. Председателем исполкома был утвержден учитель реального училища С.И. Пишванов – брат помещиков Пишвановых, владевших большими имениями в районе бывшей станицы Великокняжеской, ныне город Пролетарск.

Для урегулирования взаимоотношений между рабочими и нанимателями при исполкоме был создан отдел труда, а для разрешения продовольственных вопросов, связанных с реквизицией скота, хлеба, фуража для армии и населения – продовольственный комитет, военный отдел. Это был эсеро-меньшевистский исполком.

Стало очевидным, что новые правители, щедрые на обещания и пышные речи, на самом деле не могут дать народу ни мира, ни хлеба. Недовольство среди трудящихся росло, и они в противовес буржуазному исполкому, создали свой исполнительный орган – Совет рабочих депутатов, который явился зародышем Советской власти в первом Донском округе.

Вот что писал по этому поводу сам Комаров: «15 марта 1917 года организовался Совет рабочих депутатов, в который вошли представители всего местного пролетариата. На выборах представителей участвовали: грузчики, пекари, кузнецы, портные, сапожники, приказчики, плотники, типографы, каменщики. От каждой их этих групп вошли по одному на сто человек, а всего в состав  Совета избрано 18 человек».

Председателем избран Д.П. Комаров, товарищем председателя А.А. Сергеев, секретарем А.К. Плешаков, казначеем Г.В. Поляков.

Средств не имели никаких. На покупку книг, бумаги, чернил приходилось изыскивать их за счет пожертвований самих участников. Когда было все налажено, Совет приступил к деятельности, послали делегатов в исполнительный комитет, в военный отдел, чтобы создать одну общую работу. Проводили заседания Совета, выносились особые постановления, которые доводились до сведения исполкома и военного отдела, куда из своего состава Совета рабочих депутатов послали своего делегата.

22 марта состоялось объединение /слияние/ Совета рабочих с Советом казачьих и солдатских депутатов. К этому времени окружного атамана полковника Молчанова, его помощника Абрамова, секретаря управления Батакова, воинского начальника Тарасова, делопроизводителя Чернышова и 23 марта на общем собрании Совета РКСД было постановлено: немедленно предложить временному окружному исполкому сделать выемку секретных переписок во всех учреждениях станицы Константиновской и удалить со службы лиц, причастных к этим делам.   

Рабочие всех пекарен предъявили требования к хозяевам об увеличении заработной платы, доведя об этом до сведения исполкома. Совет немедленно приступил к разбору дела пекарей, были вызваны хозяева и рабочие, но дело не налаживалось. Тогда решили обратиться в исполком с предложением: организовать примирительную камеру, в которую должны войти хозяева, рабочие и одно нейтральное лицо. Но исполком до сих пор примирительной камеры не организовал, а выделил из своего Совета особую комиссию в числе трех лиц: Петровского, Боева, Климова. В эту комиссию ни рабочие, ни хозяева не вошли и инцидент с хозяевами до сих пор не улажен».

/Ростовский партархив, арх.582,св.10/

 

Постоянным докладчиком на рабочих собраниях, был Комаров. Он разъяснял антинародную политику меньшевиков и эсеров, призывал трудящихся бороться самим за свои права,  - протестовать против плохих условий труда, объявлять забастовки.

Впервые услышали мы так смело и открыто брошенные слова, обращенные к трудовому люду, - свидетельствовал очевидец. В ответ слышался гул одобрения.

 

О типографии. Для Сажиковой.

 

Одновременно в частной типографии владельца Яснева печатались листовки. Здесь тоже были свои люди, работавшие на революцию. Это наборщики С.С. Изотов, В.П. Стрельников, печатник А.Н. Рубин. Они размножали листовки, которые с успехом распространялись в станице и по округу.

 

Л И С Т О В К А

Вот одна из них: «Товарищи! Обещания меньшевиков и эсеров являются жалкой комедией, которую пытается разыграть режим, обреченный на гибель.

Ваши отцы и братья, истомленные, истекающие кровью на фронте не могут выносить больше ужасов войны и отказываются принимать участие в кровавой бойне. Единственный путь избавления от несправедливой войны и всяких других лишений – Революция, которая может покончить с войной и ненавистным старым режимом».

В изложении листовок рабочие угадывали почерк Комарова.

 

В мае донское правительство, возглавляемое атаманом Калединым, делало ставку на создание донской республики, укрепление власти войсковых атаманов и войскового круга, активизировало деятельность казачьих сходов. Зажиточные казаки по указанию окружной администрации повели наступление на ликвидацию исполкома, на своих сходах они составляли приговоры, о выселении нежелательных лиц  из станицы.

Первым актом такого выступления был приговор от 9 мая 1917 года. В этот день казачий сход нижней части станицы, как и верхней под председательством атамана – урядника Вифлянцева обсудил вопрос о неспокойном настроении жителей.

С помятым после хмельной ночи лицом, упавшим хриплым голосом Вифлянцев докладывал: «Жизнь станицы нарушается вредной агитацией Комарова, который подбивает иногородних к бойкотам и стачкам. Потому мы должны вынести приговор: строго предупредить или выселить его из станицы».

 Поясни, Иван Васильевич, хто этот самый Комарёв и откель он заявился»! – обратился с вопросом к атаману казак Парамонов.

- Ермаковский он, казак, - последовал ответ.

- Чудно што-то, выходит он нашинский? - подхватил кто-то из казаков, - а ведь там хохлы больше голову поднимають. Куда ж его холера несеть в енту шайкю? Не ошибка ли тут какая, могёть быть напраслину на казака возводють.

По-разному реагировали: иные пожимали плечами, не понимая что от них хотят, другие недоверчиво качали головами.

На том и решили: ходатайствовать о предупреждении Комарова, что если он будет продолжать агитацию,  подбивать иногородних к бойкотам и стачкам, то будет возбуждено ходатайство об удалении его из станицы.

Ни окружной администрации, ни тем более казакам неведомо  тогда было, что за именем Комарова стоял профессиональный революционер – ленинец, неутомимый борец за дело рабочего класса.

…В донесении помощника начальника Донского Областного ГЖУ в Таганрогском округе от 30 марта 1907 года в Департамент полиции сообщается, что во время происходивший 18 февраля 1907 года в Екатериновских каменноугольных рудниках Таганрогского округа /противоправительственной демонстрации/, артельщик из казаков Демьян Петров Комаров произнес к рабочим речь следующего содержания:

«,,, Вы слышали, товарищи, что сказал член Государственной думы, - если правительство не сделает всего этого /отобрать у помещиков и передать крестьянам землю и созвать учредительное собрание/, то мы должны готовиться к вооруженному восстанию и добиться учредительного собрания силой, а министров поведём на плаху».

В ответ на речь Комарова рабочие кричали: «Правда, согласны!».

В «сведениях о лицах осужденных за государственные преступления на 15 января и31 марта 1910 года присланных в Департамент полиции из министерства юстиции, записано: 1909 года ноября 28-29 дня. Новочеркасская судебная палата по рассмотрению дела о казаке Демьяне5 Комарове и друг. обв. по 1 и 2 пп 129ст. Угол. Улож. Определило: казака станицы Ермаковской Первого Донского округа области войска Донского, Демьяна Петрова Комарова, 41 года, …подвергнуть заключению в крепости …на 2 года… Приговор вступил в законную силу в отношении Комарова 11 февраля сего года и обращен к исполнению через прокурора Новочеркасского окружного суда 13 марта сего года».

В именном списке лиц арестованных по обвинению в  принадлежности к Российской Соцмвл-демократической Рабочей партии в марте  1914 года, значится: под номером 10 – Комаров Демьян Петров, казак 47 лет, содержится под стражей с 12 марта 1914 года. 25 апреля 1914 года Комаров из под стражи освобожден под негласное наблюдение полиции в пос. Юзовке.

/Центральный Государственный архив Октябрьской революции Высших органов государственной власти и органов государственного управления СССР/.

 

Роль Советов и гражданских дружин.

Все лето шли казаки и солдаты, возвращавшиеся в родные места Дона сначала из госпиталей, а потом и с фронта. Они ходили насупленные, обозленные. Всем им осточертела бессмысленная война с кайзеровской Германией, окопная собачья жизнь. Они рассуждали: «Как же так, сперва мы проливали кровь за царя батюшку; временщики пришли, требуют того же – войны до победы. Разница есть между ними? Выходит, никакой?». Они были настроены против лозунгов временного правительства о продолжении войны.

Революционное настроение росло. В эти дни Комаров был неутомимым агитатором. Он не упускал ни одного случая, чтобы не побеседовать с прибывающими с фронта товарищами, доводил до их сознания слова Ленинской правды.

Имя Комарова становилось популярным, к нему обращались за советами и узнавали от него о многом, что им было непонятно.

Его простой, обаятельный облик, приятный, слегка сиповатый баритон,  - вспоминал участник событий, - невольно вызывал симпатию к этому человеку. Особенно мне запомнились его беседы о тяжелой жизни рабочих, о несправедливости буржуазно – помещичьего строя и необходимости борьбы за улучшение жизни трудящихся.

В августе, несмотря на козни эсеров, меньшевиков, удалось, по инициативе Комарова, ввести в состав Совета рабочих, казачьих и солдатских депутатов революционно-настроенных фронтовиков – Я. Моренова, И. Овчарова, Н. Мозгового, Е. Бабуркина, К. Крутикова и др. всего 17 человек и получить преобладающее большинство депутатских мест.  

Известие о том, что совершилась Великая Октябрьская Революция в России, докатилось до станиц и хуторов Дона. Оно послужило сигналом к тому, что времена митингов с межпартийной борьбой окончились. Нужна была конкретная организация, которая бы ликвидировала атаманщину на Дону.

В ноябре, из состава членов Совета, его революционной части, был организован военно-революционный комитет, в задачу которого входило:

  1. Брать на учет всех наиболее активных и революционно – настроенных фронтовиков-казаков и солдат
  2. Проведение мероприятий по подготовке вооруженного восстания против атаманщины.
  3. Организация народных дружин из фронтовиков в близкорасположенных станицах и хуторах.
  4. Выявление складов оружия и путей захвата их.

В течение последних трех месяцев 1917 года ревком проводил собрания фронтовиков, где слушались доклады о внутреннем и международном положении, читались статьи из центральных газет, решались местные вопросы, связанные с организацией продовольственной и денежной помощи семьям фронтовиков, погибших на войне.

Члены Ревкома: Я.А. Моренов, Д.П. Комаров, Д.Д. Топилин, И.Г. Овчаров /фото 1911 г./, К.П. Крутиков, Н.Н. Зайцев, П.М. Власов

- Хорошо помню конец ноября, - писал один из участников ,- и моё присутствие на нелегальном собрании, которым руководил Комаров. Тогда он нам говорил: «Нужно организоваться и готовиться к свержению атаманской власти».

 

Дом, в котором проходили нелегальные

заседания Ревкома.

Донская контрреволюция, взбешенная победной поступью  Советской власти, принимала контрмеры. Она всюду рассылала  своих агитаторов – офицеров, переодетых в гражданское, которые призывали на собраниях подниматься на «защиту Дона» от красногвардейских отрядов, состоявших якобы из китайцев и мадьяр. Эти чужеземные орды, - утверждали они, - закрывают церкви, учиняют грабежи и насилия.

Особенно хорохорились на этих собраниях старики – монархисты, недовольные своими сынами, отказавшимися от «войны до Победы». «Идите защищать Тихий Дон, - кричали бородачи,-  довольно отсиживаться по домам, держаться за бабьи юбки».

На слова стариков фронтовики отвечали: «Мы досыта наглотались окопной грязи, покормили вшей, с нас хватит, а если вы такие горячие, то скатертью дорога, идите сами защищать Дон». Потому нередко в разгар гражданской войны шли брат на брата, сын против отца.

В агитацию включалось духовенство. Помимо проповедей в церкви попы заполняли агитацией уроки «закона божьего» в старших классах реального, высшего - начального училищ, призывали молодежь становиться в ряды защитников Дона.  – Дети! - взывали они, - идите защищать Тихий Дон! Когда исполните свой воинский долг, вы будете освобождены от действительной военной службы, получите все наделы земли, а если и погибните, то унаследуете царствие небесное.

Против Советской власти готовился открытый контрреволюционный поход, борьба пролетариата первого Донского округа и всего Дона перерастала в гражданскую войну со всеми её кровавыми последствиями.

При такой обстановке Военно-революционный комитет в Константиновской усилил подготовку к обороне революции, путем создания гражданских дружин. Такие дружины были созданы в Константиновской, хуторе Б-Мечетной, слободах Б-Орловка, Б-Мартыновка. Между ними поддерживалась связь. Туда посылались от Ревкома Н. Мозговой, Е. Бабуркин, н. Зайцев,  Я. Моренов, П. Власов и др.

Существенные изменения в соотношение борющихся сил внесли большевистски настроенные казачьи части т.т.  Подтелкова, Кривошлыкова, занявшие станицу Каменскую. С ними Константиновцы имели телефонную связь, обменивались делегациями. За инструкциями и помощью к т. Подтелкову направлялись от Константиновской дружины т.т. Мозговой, Гапонченко. Отправляя делегатов, Ревкомовцы наказывали: договориться о возможной помощи оружием и живой силой, выяснить состав действующих частей против донского правительства, с тем, чтобы доложить об этом на общем собрании граждан окружной станицы, развеять провокационные слухи о чужеземных ордах. Прибывшие потом делегаты доложили: в помощи нам оружием штабом Подтелкова отказано, а для обороны  революционной власти в Константиновскую будет послан один из кавалерийских казачьих полков.

 

Поздравление с Советской властью

Собрание по случаю прибытия делегации из Каменской, состоялось в воскресенье 13 февраля 1918 года у здания станичного правления. Собравшихся было 5 тысяч, в том числе наибольшее количество казаков. Руководить собранием по решению Ревкома должен был командир Б-Мечетновской дружины М.И. Фетисов –казак, тем более он сын хуторского атамана. Но он опаздывал из дома и прибыл тогда, когда собрание уже шло. Его открыл окружной атаман полковник Молчанов, пытавшийся разагитировать присутствующих в пользу Донского правительства. Сюда он пригласил делегатов войскового круга, во главе с войсковым старшиной Стариковым, уроженцем станицы Екатерининской, их квартиръеров, прибывших сюда с целью размещения эвакуированных из Новочеркасска учреждений. /В феврале белые под напором красногвардейских отрядов оставляли Новочеркасск, заранее наметив второй столицей Дона Константиновскую/. Здесь они развели агитацию за спасение Дона от большевиков и призывали всех становиться в ряды его защитников.

Поднявшийся на крыльцо Фетисов прервал оратора: «Собрание проводим мы – Ревкомовцы, а не вы!». Обращаясь к публике, он предложил заслушать делегатов прибывших из Каменска.

Это предложение присутствующие встретили аплодисментами. Окружному атаману, делегатам войскового круга ничего не оставалось, как покинуть собрание.

Докладчики т.т. Гапонченко, Мозговой первым долгом опровергли распускаемые белогвардейцами слухи о том, что в красногвардейских отрядах бесчинствуют орды китайцев и мадьяр. В Каменской, например; располагаются исключительно казачьи части, в которых немало служит казаков нашего округа.

Тогда им начал задавать вопросы есаул – Семенцов – казак  хутора Задоно – Кагальницкого, георгиевский кавалер, специально подосланный окружным атаманом.

Высоко подняв голову, выпятив грудь с георгиевскими крестами, Семенцов с ехидной улыбкой спрашивал: «А скажите делегат, из какого котла питаются комиссары в красных частях? А в чем их жёны ходють?»

Возмущенные казаки- фронтовики поведением Семенцова кричали ему: «Ты лучше скажи, куда ты наше полковое провиантское довольствие замотал?» /Семенцов на фронте был полковым каптенармусом и за несколько месяцев не выдал полку провиантское, денежное довольствие/. Видя, что дело оборачивается против него, Семенцов поспешил назам6етно скрыться в публике и больше не показывался.

Группа фронтовиков, в числе которых прапорщик Бабуркин, урядник Ершов объявили собравшимся: «Мы предлагаем избрать делегатов в Петроград с просьбой к правительству: прислать в округ своих представителей для организации Советской власти».

- Делегатов посылать не будем, - кричали казаки – старики. Надо послушать добрых людей, кто хорошо разбирается в этом деле.

Пролезший на крыльцо казак Болдырев сиплым голосом заявил: «Вот стоит сотник Топилин. Он на днях прибыл с фронта. Был в Петрограде. Человек сведующий и образованный. Давайте предоставим ему слово. Послушаем, что он скажет».

С предложением Болдырева согласились. На крыльцо, заменявшее трибуну, поднялся среднего роста человек в военной форме и отчетливо стал говорить.

- Да я недавно прибыл с фронта. Должен объявить всем собравшимся, что большинство воинских частей поддерживает рабочее - крестьянское правительство. Что значит Советская власть? Это народная власть, она избирается трудящимися и защищает их интересы. Пришло время, когда помещиков, капиталистов, и всех  буржуев надо лишить привилегий. Нужно отобрать у них заводы, фабрики и землю. Мы, казаки Дона, должны вместе со всеми народами России подняться на справедливую борьбу. Нашему брату казаку дают надел 4-6 десятин земли, а такие богачи, как  Пишвановы, Безугловы и другие, имеют по несколько десятков тысяч десятин лучшей земли и тысячи голов скота. Где же справедливость? Казачество должно твердо заявить: долой помещиков и капиталистов! Да здравствует Советская власть!  

Фронтовики и иногородние подхватили Топилина, стали его качать и на руках снесли с крыльца.

Площадь забурлила. Старики- казаки и офицеры закричали: «Изменник! Он не казак, а самый настоящий хам! Дон был и будет вольным! Никому не позволим распоряжаться нами!»

Этот скромный на вид человек своим смелым, справедливым выступлением не только вызвал выкрики и волнения, но его решительное  высказывание явилось толчком для более активных революционных действий пролетариата станицы.

Дружными аплодисментами встретили собравшиеся оглашенный состав действующих частей Донского Ревкома в станице Каменской. Были  названы: лейб гвардии атаманский, лейб гвардии казачий полки, 28-й, 12-й, 59-й, 10-й, 7-й, 8-й, 27-й, 14-й казачьи полки, 2-0й казачий запасной полк, 14 отдельная казачья сотня, 6-я гвардейская, 32-я, 28-я, 13-я казачьи батареи, местная команда и второй казачий пеший батальон.

- Как видите, - сказал Фетисов, - никаких китайцев и мадьяр нет, о которых нам  так много врали и скрывали правду.

- Кто за Советскую власть прошу поднять руки! - обратился председательствующий.

Лес рук, против  никого. Советская власть принята единогласно.

Сразу же после собрания, члены Ревкома прошли на конспиративную квартиру Калмыковой, где были обсуждены последние приготовления к осуществлению в ночь с 13 на 14 февраля вооруженного переворота. Здесь Д.П. Комаров провел совещание с активом о том, чтобы на организуемое в 18 часов собрание в Народном доме пришли революционно настроенные фронтовики, всех сомнительных под любым предлогом не допускать. Сюда же решено было пригласить сотника Топилина, где ему поручили военную часть.

До этого собрания в станицу прибыл походным порядком 9-й донской полк. Этот полк в мирное время формировался из жителей станицы Константиновской и приписанных к ней хуторов. Он был отозван с фронта атаманом Калединым для защиты Донского правительства. Но, когда полк опоздал в Новочеркасск, в пути ему дали новое направление в станицу Константиновскую, куда рассчитывал переехать войсковой круг. Командиром полка был полковник Короченцев.

Основная масса казаков 9-го полка разъехалась по домам в бессрочный отпуск, осталось их всего человек 20 для несения караула у знамени, денежного ящика, в котором не было ни гроша и у пулеметов. Многие из них были революционно настроены и удивлялись: «Чего же ждут фронтовики и не «сшибают» атаманов, ведь уже везде установлена Советская власть».

За небольшим столиком в Народном доме регистрировал прибывших П.М. Власов. На сцене стояли Комаров, Моренов, Бабуркин, Овчаров, Моренец, Топилин, вошедший в состав Ревкома, занявший пост окружного военного комиссара. Тревожило, что нет больше — мечетновцев. Время приближалось к 19часам.

- Как с явкой, сколько человек зарегистрировано? – спросил Комаров Власова.

Записалось около 100 человек, - следовал ответ.

Ждать дальше становилось опасно, было решено выступать с теми силами, какие есть.

Открывая собрание, Комаров в своем вступительном слове сказал: «Товарищи- фронтовики, - не очень громко, поворачиваясь, то в одну, то в другую сторону. Не так давно на своем нелегальном совещании мы с вами приветствовали образование в Петрограде  новой Советской власти. Мы радовались тому, что наконец- то сбылись вековые  чаяния трудового народа, свершилась революция,  рухнул буржуазно- помещичий строй и власть перешла в руки рабочих и крестьян. Новая народная власть сразу же встала на защиту интересов людей труда, её самые первые шаги, первые декреты,  подписанные товарищем Лениным, были о мире, о передаче помещичьих земель крестьянам, а заводов рабочим, то есть о том, чего и ждали все честные труженики, чего ждали и мы с вами.

В настоящее время против народной власти замышляется  заговор на Дону, но он пока успеха не имеет. Донское правительство, возглавляемое атаманом Калединым, пыталось создать мощную, число казачью армию из всех казачьих войск и задушить молодую Советскую Республику. Но,  как вы знаете, эти попытки провалились. Многие казаки – фронтовики стали грудью на защиту Советской Республики и не только казаки, поднялась Украина,  вся Россия.

Сейчас контрреволюция Дона терпит поражение за поражением. Под ударами красногвардейских отрядов она вынуждена оставить Новочеркасск и рассчитывает обосноваться в Константиновке, объявив её второй столицей Дона. Расчет их понятен. Константиновская удалена от железных дорог, отрезана водными преградами, особенно в половодье Дона и Донца. Здесь можно выждать момент, отмобилизоваться, а при поголовной мобилизации есть возможность создать армию в 80-100 тысяч для того,  чтобы обрушить потом этот мощный кулак на молодую Советскую Республику.

Слово теперь за нами. Наша задача – сорвать коварный замысел контрреволюции. В этой борьбе мы не одиноки. Нас поддержат все трудящиеся, продемонстрировавшие свою готовность бороться за Советскую власть на сегодняшнем собрании.

По заранее намеченному плану мы должны сегодня же произвести вооруженный переворот. Оружие добудем на складах, оно лежит готовое. Люди на охране этих объектов – свои, с ними имеется договоренность.

И так товарищи, я призываю вас к оружию, на решительный штурм белогвардейщины, вперед за победу Советской власти!»

Затем началась организация вооруженных групп для захвата целого ряда важных объектов. Руководители боевых групп П. М. Моренец, В.П. Снопов, П.М. Власов отбирали каждый себе стойких надежных товарищей.

И тут произошло непредвиденное. Многие струсили и под разными предлогами стали расходиться по домам. К полуночи осталось всего 37 человек. Этими силами и совершался вооруженный переворот.

В первую очередь надо было захватить склады с оружием в окружном, станичном правлениях, в военно-ремесленной школе, пулемёты 9-го полка, разоружить полицию, местную команду, занять почту, телеграф и другие учреждения, освободить тюрьму.

Более сложным было обезоружить пулемётную команду 9-го полка. Эта задача возлагалась на боевую группу под руководством П.М. Моренца – коммуниста, возвратившегося с фронта в звании поручика. Для солидности товарищи посоветовали ему одеть погоны.

У здания, где располагались пулеметчики их, встретил часовой. Назван пароль, Моренец приказал провести его к командиру.

Заспанный командир спросил: «Поручик чем могу быть  полезен?».

- Где ваше личное оружие? – спросил Моренец.

Взяв оружие, он объявил командиру: «Именем Советской власти и распоряжением Военно-революционного комитета ему предлагается сдать все имеющиеся оружие». В распоряжении дружинников оказалось 6 пулемётов «Максим» с лентами и 22 винтовки.

Топилин, Комаров, Моренов явились к окружному атаману, войсковому старшине Лукьянову, в тот день сменившему на этом посту сбежавшего полковника Молчанова, и потребовали объявить, что он с сего дня слагает с себя власть и передает все полномочия Военно-революционному комитету.

К 2 часам утра 14 февраля, без каких либо эксцессов переворот завершен полностью. Осуществлялся контроль над всеми учреждениями, распущена тюрьма. Дружинники взяли под охрану переправу через Дон и все подступы к станице. Они встретили обывателя поздравлением с Советской властью. В типографии Яснева отпечатан приказ, в котором извещалось об установлении с 13 февраля Советской власти в округе во главе с Военно-революционным комитетом.

В то же воскресенье 13 февраля 1918 года состоялось общее собрание граждан слободы Б-Орловка, куда были командированы агитаторы окружного Ревкома. На собрании участвовали не только местные жители, но и делегаты крестьян и казаков – фронтовиков из прилегающих хуторов: М - Орловского,  Б - Мечетного, М – Мечетного, Топилина, Комарова, Страхова, Четырехярского, Павлова, Сальско – Кагальницкого, Н - Садковского.

Председателем собрания был избран Мухин, секретарем Бондаренко. Выступивший затем агитатор Крамаренко сказал: «Советская власть победной поступью шагает по стране. Состоявшийся в Петрограде 11 Всероссийский съезд Советов, приняв государственную власть от Военно-революционного комитета, провозгласил переход всей власти в стране в руки Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. На съезде сформировано рабочее – крестьянское5 правительство – Совет народных комиссаров, утверждены первые декреты о мире и о земле. Это был подлинно большевистский съезд.

Затеянная царским правительством война с Германией, с целью  захвата чужих территорий трудовому народу не нужна. Большевики против войны, считая её величайшим преступлением против человечества. Только  меньшевики, эсеры и монархисты твердят о продолжении войны до победы, скрывая от народа её грабительский характер.

Декретом о земле помещичья собственность на землю ликвидируется. Земля провозглашается всенародным достоянием. Если до этого иногородние крестьяне могли только ходить по земле, а владеть ею не имели права, то теперь каждый трудящийся независимо от национальности будет наделен правом, пользоваться землей. Мыслимое ли дело, товарищи, чтобы помещики и буржуи, которых мы скинем со своего хребта, верх над нами взяли? Нет, товарищи дорогие, не будет этого!

В настоящее время на Дону замышляется заговор против Советской власти, во главе стоят буржуазия, казачьи атаманы. Так дадим же этим господам, товарищи, достойный отпор, все как один, встанем на защиту Советской власти!».

Правильно, согласны! – раздавалось со всех сторон. Решение было единодушным: усилить подготовку к отражению возможных натисков белогвардейщины, бороться за Советскую власть до победного конца.

Одновременно на собрании был принят текст воззвания ко все трудящимся округа с призывом встать на защиту Советской власти. В нем в частности говорилось: «Заслушав доклад товарищей агитаторов посланных из окружного Ревкома, первого Донского округа, мы одобряем предложения Военно–революционного комитета, полностью признаем рабоче-крестьянское правительство – Совет народных комиссаров и Советскую власть – выразителей воли трудового народа и призываем к

?

 

В единении наша сила, против которой никакому врагу не устоять! Шлем привет и идем навстречу Вам для окончательного подавления монархии в России.

- Долой монархию, долой насильников трудового народа!

- Да здравствует Совет Народных Комиссаров и Советская власть!

-Да здравствует Союз трудового казачества и крестьянства!

- Подписи председателя собрания т. Мухина и т. Бондаренко удостоверяют подписями и печатью: председатель Б-Орловского волостного исполкома А. Хихлунов, секретарь – Васильченко.

/Облпартархив фонд 344, опись №1, связка №1, ед.хран. №1/

 

Руководители боевых групп и дружинники,

участники вооруженного переворота в феврале

1918 года: В.П. Снопов, П.М. Моренец,

Т.Г. Старицкий, В.М. Назаров, П.П. Кузнецов,

Д.И. Жолудев, М.Д. Жолудев, И.Д. Жолудев,

И.Ф. Московченко, П.И. Московченко,

Д.Н. Печинский.

 

К 8 часам утра в станицу прибыла вооруженная дружина Больше- Мечетновского хутора, с других мест никого не было.

В здании дворянского собрания начал функционировать Военно-революционный комитет, председателем которого был      ???????

За небольшой срок своего существования революционный комитет успел провести в жизнь ряд важных мероприятий. Организована была охрана по округу с целью задержания бежавших из Новочеркасска белогвардейцев и местных контрреволюционеров. Взяты под контроль казначейство, общество взаимного кредита /здание ныне Госбанка/, налажена регулярная выдача солдаткам, мужья которых погибли на фронте, денежного пособия, в порядке помощи выдано Б-Орловцам 250 - рублей. Созданы первый станичный и первый окружной съезды Советов, на которых произведены выборы исполнительных органов.

Участники вооруженного восстания в Константиновской и Б - Мечетновцы составили общую дружину. Она служила первой вооруженной частью на тот случай, если бы, какой блуждающий белогвардейский отряд попытался напасть на молодую Советскую власть в станице.

Справиться со всеми задачами, которые легли на плечи большевиков, было поистине выше человеческих сил. Участник событий Петр Миронович Власов вспоминал, что руководители Ревкома и его отделов днем и ночью были на ногах, вели титаническую работу. Ведь создавалась новая, никем невиданная Советская власть, нужно было продемонстрировать народу колоссальное преимущество новой власти перед атаманской.

Созданная военно-следственная комиссия, под председательством Комарова, все 24 часа первых десяти дней рассматривала дела арестованных, задержанных белых офицеров на дорогах к станице. Не удалось арестовать лишь делегатов войскового  круга во главе со Стариковым, да окружного атамана полковника Молчанова, предусмотрительно сбежавших из станицы.

Демьян Петрович Комаров не злоупотребляя силой и властью защиты революции, тем более революционный переворот прошел без кровопролития, никто не сопротивлялся приходу Советской власти. Всех арестованных, задержанных офицеров, следственная комиссия после допросов отпускала, не судила, расстрелов не было.

Известны в то время были и такие факты. Взятый под Петроградом в плен генерал Краснов, давший слово не предпринимать никаких мер против Советской власти так же, как и защитники Зимнего, освобождались Лениным на все четыре стороны. Краснов во время происходивших событий проживал в Константиновской ни в чем не участвовал, никуда не бегал, используя право амнистии, предоставленного ему Лениным. Ленинскими гуманными мерами руководствовались и местные большевики.

С первых дней Советской власти были организованы комиссариаты: продовольственный, путей сообщения /было два действующих шлюза на Дону, они требовали к себе много внимания/,  военный и другие. Бухгалтером Ревкома был Федор Иванович Ксенофонтов. Работали комиссариаты круглосуточно, поток посетителей был бесконечный.

На десятый день после изгнания атаманов в станицу прибыл второй казачий полк, который полностью признал Советскую власть. Командир полка вахмистр Е.И. Попов, как и большинство казаков,  через три дня разъехались в отпуск. За командира полка оставался хорунжий Землянов.

Свержение атаманской власти в станице Константиновской без кровопролития произошло не потому, что контрреволюция не помышляла сопротивляться. Наоборот желанием белогвардейцев было любыми средствами не допустить в округе установления Советской власти. Но в своих желаниях они просчитались.

Прежде всего, белые надеялись, что из казачьего населения никто не станет на сторону большевиков, но на деле оказалось обратное. Много казаков-фронтовиков вступили в Народную дружину и доброжелательно встретили установление новой власти.

Военно-революционный комитет, действующий в подполье, накапливал и готовил свои силы сугубо конспиративно и в нужный момент выступил решительно и организованно. На это белые никак не рассчитывали.

Среди большинства личного состава девятого казачьего полка, на который надеялись белогвардейцы, появились высказывания в пользу Советской власти. В силу чего командование полка вынуждено было изъять оружие у личного состава и отменить уличное патрулирование.

До верхушки белых дошли слухи, что для защиты революции в Константиновской, с фронта перебрасывается хорошо вооруженный, имеющий1 артиллерию второй казачий полк. Когда в пути под Шахтами кто-то из белых генералов спросил командира полка вахмистра Попова: «Чьи интересы будет защищать полк?» Он ответил: «Только интересы Советской власти, и если для её защиты понадобится применить артиллерию, я ни минуты не буду раздумывать». Это заявление большевики использовали в своей агитационной работе, которая отрезвляюще действовала на головы контрреволюционеров.

Особенно сильно на умы белых повлияло событие, происшедшее 6-7 февраля, когда в Константиновскую прибыли представители войскового круга, пытавшиеся через командира девятого полка арестовать Комарова. Большевики поручили прапорщику Бабуркину, уряднику Ершову от имени казаков- фронтовиков выступить на митинге с заявлением: «Если кто - либо посмеет посягнуть на личность товарища Комарова, фронтовики примут ответные меры, вплоть до пролития крови».

В эти дни фронтовики Б-Орловки, Б-Мартыновки на митинге в станице заявили о своей полной поддержке Советской власти. Такие факты местная белогвардейщина не могла игнорировать, тем более, что 27 января она все свои вооруженные силы отправила на подкрепление фронта в район Новочеркасска. Все это легло в основу совершения бескровного захвата власти.

10 марта 1918 года в здании реального училища состоялся окружной съезд Советов. В числе делегатов на нем присутствовали: командиры краснопартизанских отрядов Б-Орловского – Илья Семенович Ковалев и Б-Мартыновского Савелий Алексеевич Ситников. Последний выступил с речью. Вот его заключительные слова, произнесенные на съезде: «От десятитысячного населения мы заявляем, что не признаем кровожадного атамана Попова, с которым дрались на Маныче. Лучше умереть с винтовкой в руках, чем повиноваться атаману. Просим занести это в протокол съезда». Съезд избрал исполнительный комитет, председателем которого избран учитель Б-Мечетновской школы Алексей Александрович Митрофанов. Новые проблемы вставали перед молодой властью.  После спада полой воды предстояли весенне-полевые работы. Многие местные дружинники и все мечетновцы разбрелись по домам, чтобы заняться севом, уходом за садами. Местная дружина осталась значительно ослабленной, не представляла собой серьезную силу. Отсутствовала необходимая бдительность. В дружину принимали людей без проверки их надежных качеств. Впрочем окруженной со всех сторон белогвардейцами дружине практически невозможно было заниматься проверками. Не исключалась возможность проникновения провокаторов, что и произошло с председателем, бывшим жандармским офицером, а по  документам якобы красногвардейцем, бежавшим от белых, Глобычевым. Войдя в доверие, он трижды фотографировал местную дружину. Но, как видно, все это он делал для себя, так как фотографий не было ни у кого из дружинников, нет их и в архиве. За три дня до прихода белых Глобычев скрылся, прихватив с собой списочный состав дружины и Ревкома.

Пользуясь безнаказанностью, на улицах станицы стало все больше появляться офицеров, циркулировали слухи: «Скоро Совдепу конец, наши в сальских степях со дня на день будут здесь». /имелся ввиду карательный отряд походного атамана Попова/.

Тем временем сильно вооруженный отряд под командованием генерала, походного атамана П.Х. Попова, бывшего начальника Новочеркасского юнкерского училища, являвшегося основным стержнем казачьего восстания на Дону, продефилировал по сальским степям, и уклоняясь от боя с краснопартизанскими отрядами дошел до Зимовников, затем круто повернул на север, занял станицу Романовскую. Здесь он разгромил Народную дружину и двинулся на Константиновскую.

Отряд двигался походным порядком, а генерал следовал пароходом. В последние дни апреля 1918 года после двух с половиной месячного существования Советской власти внезапно после полуночи каратели ворвались в Константиновскую.

 

Белогвардейский террор.

С рассветом того же дня к пристани Константиновской пришвартовался, следовавший из Романовской,  пароход «Венера»,  на котором прибыл сам Попов.

Встречать «своего освободителя» собралась толпа буржуазии. Духовенство спешило служить  молебен «с дарованием победы», здесь же состоялся митинг.

Выступивший на митинге генерал заявил: «Моя нога не ступит на опоганенную большевиками землю, пока они все не будут посажены в тюрьму».

И тут выплыл наружу провокатор, расшаркиваясь с услужливой улыбкой он подошел к генералу, передал ему бумаги, проговорил: «Ваше высокоблагородие, вот список всех большевиков».  

Попов протянул Глобычеву руку, спросил: «С кем имею честь?»

- Начальник жандармского управления!, вскинув руку под козырек, бодро отчеканил Глобычев.

- Очень приятно, очень приятно! я учту вашу преданность! – проговорил расчувствовавшийся генерал.

Сразу же после встречи Глобычев стал начальником контрразведки белых. По его указанию с первого дня произведены массовые аресты. Допросы вел сам, избивал арестованных, учинял пытки, издевательства над своими жертвами. Этот палач ходил по станице вооруженный до зубов, с резиновой дубинкой. Началась новая, далеко не мирная, какой была при Советах, жизнь казаков и иногородних, навязанная им извне невиданным доселе кровавым террором атаманской власти.

Не всем удалось уйти от преследователей. Ночью активисты Советской власти, кто не успел скрыться, были арестованы и посажены в тюрьму. В стенах тюрьмы еженочно шла кровавая расправа с заключенными, а под Б- Орловкой шли ожесточенные бои. Артиллерийская канонада хорошо была слышна в тюрьме и иногда у заключенных  закрадывалась мысль: «Скоро придут наши красные части, освободят тюрьму, и тогда держись белая сволочь».

Но …бои уходили все дальше… под Царицын.

Организованный «суд защиты Дона» под председательством адвоката Лиховозова в свою очередь беспощадно истреблял всех, кто был захвачен белыми, лишь, как исключение, престарелого жестянщика Т.Г. Старицкого приговорили к 20-ти годам, да несовершеннолетнему М.Д. Жолудеву был заменен расстрел десятью годами каторжных работ.

От рук белогвардейских палачей погибли некоторые члены Ревкома и дружинники, в том числе председатель Ревкома Я.А. Моренов. Старейшего большевика Комарова, командира дружины Овчарова, хорунжего второго полка Землянова и других, белогвардейцы вывезли пароходом в станицу Раздорскую, где над ними были учинены жестокий самосуд и казнь.

Демьян Петрович Комаров до конца не терял бодрости духа. Перед казнью он пытался даже выступить с речью перед озверевшими палачами, но ему не дали говорить. Единственно, что он мог успеть крикнуть: «Да здравствует Советская власть!» С этими словами и принял смерть большевик –ленинец, верный присяге, партии и народу.

К 50-летию Великого Октября участник революционных событий в Константиновской М.Д. Жолудев писал: «Сейчас, на склоне лет, я с благоговением благодарю за встречу с товарищем Комаровым. Он погиб растерзанный белогвардейцами, но его образ и кипучая деятельность большевика – ленинца навсегда останется в памяти тех, кто его знал и у него учился бороться за Ленинские идеалы, за счастье нашего народа». 

Константиновцы свято чтят память о первых организаторах Советской власти на Дону. Именами Комарова, Моренова, Овчарова,  Топилина названы улицы города.

Председатель Ревкома Моренов не попал в лапы бандитов Попова. Он служил в Красной Армии на бронепоезде. В бою под станицей Котельниково бронепоезд был захвачен белыми. Попавшего в плен Моренова белогвардейцы расстреляли.

Окружной военный комиссар Топилин ушел из станицы с двумя казаками Ершовым и Евлаховым и направился в станицу Великокняжескую. Шли порознь. По дороге в Платовскую он был схвачен Красными партизанами и расстрелян как белый офицер. Его приняли за командира белогвардейского отряда, так как  по Сальским степям бродили два белогвардейских отряда под командованием братьев- полковников Топилиных. Спустя 20 минут на место расстрела пришел Ершов Федор Иванович. Он рассказал платовцам, что они убили окружного военного комиссара, но было уже поздно, человека не стало.

Не всех постигла участь расправы. Казаки- дружинники П.М. Власов, Ф.И. Ершов бесстрашно сражались в рядах Красной армии. Командиром кавэскадрона служил В.П. Снопов.

Многие местные казаки с начала и до конца гражданской войны служили в Красной армии. К.Ф. Булаткин – командир кавбригады, затем дивизии, А.А. Лесников – командир полка, в первой конной сражался П.Е. Авдеев, Е.П. Гофонов, О.П. Поляков воевали в прославленной Чапаевской дивизии. За советскую власть сражались: казак Ерофеев Николай Сергеевич с тремя сыновьями, казак  Лисичкин Роман Григорьевич с тремя сыновьями. Этот  перечень можно продолжать без конца.

  Наш земляк семнадцатилетний казачонок Петя Шумский ходил в атаку на белополяков-      в составе третьего конного корпуса под командованием Гая. В своей повести «За колючей проволокой» Шумский талантливо и правдиво описал боевые походы кавалерийского полка, участником которых был он сам. Литературное наследство П.Н. Шумского обширно. Последний свой роман «Река меняет русло», освещающий изменения на Дону за годы Советской власти, которому автор посвятил девять лет, опубликовать не успел. Началась война, Шумский ушел на фронт, а рукописи, оказавшиеся на оккупированной территории, бесследно пропали.

П.М. Моренец, сыгравший важную роль в разгроме белогвардейщины, о котором хочется рассказать подробнее.

К концу 1917 года поручик царской армии П.М. Моренец прибыл в родную станицу коммунистом. Во время вооруженного переворота здесь принимал активное участие и так же, как многие, был застигнут на месте бандой Попова. Ночью, когда прибыли на квартиру подручные Глобычева, с целью его ареста, он, переодевшись в женское платье, ловко обвел своих стражей и спокойно ушел, растворившись в темноте.

Моренец перешел линию фронта. В том же 1918 году из Курска по поручению представителя Ростовского комитета РСДРП, он, в составе группы из шести человек направляется через линию фронта для работы в Ростовском большевистском подполье. Партийная кличка его в подполье была «Илья Муромец». Вот почему некоторые знавшие его по привычке называли Ильей, по фамилии Муромец, вместо Моренец.

Ростово-Нахичеванский комитет РКП/б в сентябре 1919 года посылает ряд товарищей в район действия партизанских отрядов на черноморье, которые устанавливают, что единого руководства партизанским движением нет.

В результате Ростов – Нахичеванский комитет 22 октября 1919 года резко ставит перед Донбюро задачу: «…Немедленно установить связь между отдельными группами, создать съезд представителей от каждой группы, создать единое командование, разработать общий план действий, оказать материальную помощь партизанам и послать людей». / Борьба за власть Советов на Дону, сборник стр. 474-476/.

Донбюро РКП/б посылает  группу работников в район Новороссийска. Это были товарищи Васильев – Шмидт, Сидорчук, Пустынников, Петров, Пивоваров, Цимбалист и Моренец, а так же было выслано 625 тысяч рублей. /Борьба за власть Советов, стр. 486/.   

Направляемое партией, партизанское движение в районе Новороссийска, Геленджика и Туапсе принимало организованный характер. Возглавил партизанское движение, ставший командующим Черноморским фронтом П.М. Моренец.

Вот приказ за № 8 от 16 марта 1920 года по войскам Красной армии Черноморского фронта, в котором говорилось: «Вчера после упорного 6-ти часового боя без средств, при подавляющем превосходстве противника в технике и силе был взят город Геленджик. Вся тяжесть боя легла на первый и пятый батальоны.

Честь взятия Геленджика принадлежит роте 8-го батальона и 3-й роте седьмого батальона во главе с т.т. Орловым и Бажановым.

… Объявляю благодарность красным бойцам, доказавшим противнику, что они не банды зелёных, как их рисовали черные генералы, а красные стойкие войска, способные принять жестокий бой с противником…

Командующий Черноморским фронтом Моренец

политком Бакулин.

 /ЦГКАКА ф. 242, оп.1, л.30/

За выполнение заданий партии по организации партизанской войны в тылу Деникина Реввоенсовет Республики наградил П.М. Моренец орденом боевого Красного Знамени.

В день десятилетия Красной армии в январе 1928 года он награждается вторым орденом Красного Знамени.

/Ростовский партархив, ф.12,оп.21,д.119/.

 После демобилизации из Армии Моренец работал первые годы директором детского дома в Константиновской, затем перешел на творческую работу, им была написана книга «Смех под штыком»,  вышедшая в издательстве «Советский писатель».

Писатель А. Серафимович в своем предисловии дал высокую оценку этому произведению. В нем рассказывалось о людях Ростовского подполья, подымавших в трудных условиях массы на штурм белогвардейщины, о боевых действиях Красной армии Черноморья, одержавшей победы, нередко, над превосходящими силами противника и, конечно, несколько страниц посвящено Константиновской.

Книга читается с захватывающим интересом. Несомненно, и в наши дни она не утратила не только познавательного, но и воспитательного значения. К сожалению, после смерти автора, необоснованно репрессированного и погибшего в 1937 году, книга не переиздавалась.

Впрочем, не забегая вперед, вернемся к местным событиям. Белогвардейцы бесчинствовали. Они хватали и бросали в застенки каждого, хоть чуть подозревавшегося в большевизме. Тюрьма переполнена. Ищейки Глобычева сбились с ног, заверения их истребить всех большевиков, данные атаману, осуществить не удавалось. Тогда они стали вымещать свое зло на родственниках, или знакомых участников переворота, не попавших в их кровавые лапы.

Бросили в застенок престарелую мать П.М. Моренца, подвергая её пыткам, избиениям. Под шомполами и погибла ни в чем не повинная женщина. Замучили в тюрьме Данила Игнатьевича Жолудева. Лишили казачьего звания и забили розгами Мирона Григорьевича Власова. Во многих тогда семьях оплакивали родных и близких.

Не ушел от возмездия провокатор, палач Глобычев. Он был пленён Красными войсками и расстрелян на верхнем Дону. На второй день после разгрома Ревкома в Константиновскую пригнали пленных из района Александро – Грушевска. Вот как описывал эти события бывший узник Д. Шевцов, чудом, вырвавшийся из этого ада.

«Нас забрали в плен 860 человек. Большинство состояло из шахтеров, рабочих, красноармейцев и железнодорожников, были среди нас женщины и дети. Всех сгруппировали в одну партию и под конвоем погнали в станицу Константиновскую

караул состоял из калмыков под начальством поручика Карасева, жителя станицы Константиновской. Этот поручик добивался, как он говорил, «Сделать нас такими же красными снаружи, как и изнутри». Это ему удалось. Когда дошли до станицы, мы уже были похожи, скорее на стадо овец с той разницей, что с овец никогда не сдирали кожу раньше времени, мы же были окровавлены и голы.

Вначале нас загнали во двор тюрьмы, где отряд калмыков учинял допрос с «внушением»: кому и сколько. Возле стола стояли великан – калмык, который по команде давал пример, чем и как надо пропускать сквозь строй карательного отряда длиной в 20 саженей. Удары плетью, тупиком шашки, стволом винтовки оставляли следы ранения и калеченья. С женщинами и детьми так же жестоко обращались.

Стоны, крики, пропускаемых сквозь строй, наводили на сидящих в тюрьме такой ужас, что они затыкали уши, некоторые забирались под нары. На всякие протесты заключенных тюремная стража отвечала выстрелами в окна. После вторичного такого допроса в присутствии окружного атамана нас заперли в двух амбарах, окруженных высоким дощатым забором на углу Иловайской и Баклановской улиц /ныне здание ветлечебницы/.

Кругом двора был поставлен усиленный караул. Пулемет «Максим» с вложенной в него лентой был направлен на закрытые двери амбара.

Чтобы поместиться там 860 человеческим телам, пришлось в продолжении первого дня и ночи стоять тесно, прижавшись друг к другу. Было невозможно не только повернуться, но даже поднять руку. На дворе был один из тех дней, какие бывают на юге России в конце апреля.

В амбаре было жарко, как в натопленной бане и мы задыхались. Многие из нас потеряв сознание, продолжали стоять, прижатые телами товарищей. Наши просьбы вынести их, открыть нам  дверь встречали лишь  смех и ругань. Оправляться не выпускали. Смерть для нас перестала быть смертью: каждый думал: скорее бы она наступила.

Следующий день облегчил нашу участь – открыли дверь, и заставили выносить трупы… их было несколько десятков. Волны свежего воздуха освежили наши головы. Всем как-то захотелось вырваться на волю. Некоторые переговаривались. Матрос с оборванным и висевшим, как тряпка, ухом шепотом предлагал броситься всем сразу из амбара на караул и одолеть его. Но никто не соглашался. Побег был немыслим. Приходилось ждать более удобной минуты.

 Ночью бежим – шепотом передавалось друг другу. Надежда усиливалась: новый караул был мягче прежнего. Прошел дождь. Нам  разрешили партиями выходить на несколько минут во двор. Принесли воды, десятка два хлебов. Толпа казачек, окружив со всех сторон двор, просила караул передать нам крынку молока, простокваши, кусок брынзы, хлебину, горшок щей.

Хорунжий бесился, но не воспрещал передавать нам принесенное. По своему количеству эта передача была ничтожна, но она свидетельствовала о сочувствии к нам населения станицы,  и, следовательно, о возможности скрыться при побеге. Это поняли все, и когда последняя партия вошла со двора в амбар, здесь уже не было прежнего уныния.

Перед вечером, однако, во двор вошло десятка три казаков, - новый караул, в котором, судя по погонам, было человек шесть юнкеров. Молоденький офицер с двумя звездочками на погонах, по-видимому, начальник караула, подошел к нашему амбару, влез в него, толкнул одного ногой, осмотрел  кругом  и затем, выйдя, то же самое проделал во втором амбаре. Потом, став посредине двора, напротив амбаров, начал вызывать по фамилии, приказывая выходить. Мы предполагали, что это просто перекличка и выходили во двор. Вызвано было только 60 человек. Всех вызванных караул окружил цепью и куда-то повел. Это были железнодорожники и матросы, вселявшие в нас надежду на освобождение.

Когда солнце совсем зашло  и небо усыпалось блестящими точками  /звездами/, во дворе караульные разожгли костер и заперли амбары. Последняя искорка на побег погасла и наступила могильная тишина, какое-то предсмертное оцепенение.

Не знаю, сколько мы находились в таком состоянии без движения и звуков. Только совсем неожиданно где-то не очень далеко раздался винтовочный залп … другой… третий… и смолкло.

Мороз прошел по коже. Послышался чей-то голос, словно из могилы: «Готово» и умолк. Кто-то закричал «Умрем за свободу, братцы, под первое мая! Братцы, ведь завтра первое мая! Миллионы…» Он не окончил речь, с ним сделался припадок.

- Товарищи, слушай приказ: «Умереть или победить. Да здравствует коммуна! Да здравствует мировая революция! Ура-а!» - на весь амбар кричал припадочный, и было слышно, как тело его ударялось о цементный пол амбара и скрежещут зубы. Дверь отворилась, луч света от ярко горящего костра осветил искаженное лицо и запененные губы припадочного, охваченного неудержимыми судорогами.

Кучка казаков с винтовками наперевес во главе с белобрысым поручиком стояла перед нами «Кто митингует ту-та? Ну- ка выходи», - пискляво кричал поручик.  Мы не двигались. Поручик хрипел от злости и, наконец, приказал караулу выкинуть из амбара припадочного и вывести десяток первых попавшихся.

Дверь захлопнули. Еще с минуту была слышна команда припадочного: «Эскадрон шашки наголо. Галопом арш» … Затем последовал выстрел, потом ещё несколько, раздался крик! «Прощайте товарищи». Затем была слышна лишь ругань поручика: «Вот вам земля, вот вам воля и мировая революция… Мать – вашу». Кто-то в отчаянии кричал: «Жена… Дети»… Он сходил с ума.

Его бессвязный бред проникал в наши души и разум… Хотелось упасть на землю и биться об  неё до тех пор, пока не выйдет из тебя все то, что оцепенело сжалось и подошло к горлу.

Кошмарное состояние было нарушено: «Всколыхнулся, взволновался православный «Тихий Дон». Чьи – то спокойные и сытые глотки пели где-то во дворе: «Дон своих сынов сзывает в круг державный, войсковой». Оцепенение прошло.

Кто-то в темноте, словно сам с собой проговорил: «Не тот марш», и вдруг запел тихо, словно плача: «Мы жертвою пали», а через минуту пели все, словно рыдая: «Вы отдали все, что могли за него, за жизнь его, честь и свободу». Стон переходил в громкий вопль «Падет произвол и восстанет народ, могучий, свободный  и гордый»… Сотни людей, измученные, голодные хоронили себя, и песня эта заставляла их забыть все, что пережили, и что ещё предстоит пережить.

Последние наши слова не успели прозвучать в амбаре, как в него вошла смерть и стала над каждым. Кончено. Во дворе раздалась команда: «Пачками по амбарам! Взвод пли!» … Я ещё расслышал залп, кваканье «Максима». Потом стон, залпы, крики  смешались, в глазах пошли круги и дальше уже ничего не помню.

Очнулся в темноте. Что-то навалилось на меня и сжало, как в тисках. Попробовал подняться – не могу. Кошмар, - подумал я. Ещё попробовал поддается, напряг силы и освободился. И тут же понял: я в подвале на до мной, на мне – кругом трупы. 

Узенькая полоска света падала сквозь щель забитого чем-то окна и освещало все трупы. Их было много от самого окошка до пола, они лежали горкой. Многие трупы разлагались, и этот запах вызывал рвоту. Освободив себя из под трупов, я поднялся. В ноге, в боку что-то резало. Переступил – идти можно. По трупам долез до окна. Оно было закрыто сорванной дверью. Отодвинув её, выглянул во двор, нет никого. Было утро. Свежий воздух опьянил меня. Рядом  сад -  один прыжок  через забор и я  - на воле: просплю в саду день, а ночью убегу. И я бежал».

Однако то, что удалось Д. Шевцову, не удалось остальным пленникам. Всех их перебили и ночью подводами вывозили на восточную окраину в сторону Ведерников и около балки зарыли в братской могиле. До фашистской оккупации района эта могила была огорожена металлической изгородью. Сюда в революционные праздники всегда предусматривался маршрут демонстрантов, проводились митинги, возлагались венки, цветы, чтя память зверски замученных белогвардейцами в 1918 году шахтеров, красногвардейцев, их жен и детей. Во время оккупации изгородь растащили, могильный холмик заровняли, и от него не осталось следа.

Когда установилась Советская власть, на стене пустовойтовского амбара вновь была укреплена мемориальная доска с надписью: «В этом здании /бывших хлебных амбарах/ в 1918 году белогвардейские палачи подвергли нечеловеческим пыткам и зверски казнили сотни красных партизан-шахтеров, их жен и детей. Вечная память и вечная слава борцам революции,  геройски сложившим головы в борьбе за победу Великого Октября».

У сооруженного в честь погибших обелиска, воздвигнутого шахтинскими горняками, часто можно видеть цветы, возлагаемые жителями Константиновска.

 

Митинг и возложение венков у обелиска

погибшим шахтерам.

 

В осажденных слободах

  Героически сражались Б-орловцы и Б-мартыновцы. К декабрю 1917 года в населенных пунктах Платовская /ныне Буденовская/ Б-Орловка, М- Орловка, Б-Мартыновка, Серебряковка, хутора Рубашкин,  Несмеянов, Сухой, Казюрин и ряде других, окруженных враждебно настроенными казачьими станицами против крестьян «хохлов»,  стали организовываться добровольческие краснопартизанские 

???????

рова, Ковалева, Ситникова.

В организационный период январь- февраль 1918 года белогвардейцы шли на всякие провокации. Они распускали слухи, что коренным жителям из крестьян будут предоставлены всякие льготы, и наделяться пайковая земля наравне с казаками. Но люди не верили этим провокациям. В ответ на белоказачьи условия большеорловцы с присоединившимися к ним казаками заявили: «Будем бороться против белогвардейщины за восстановление Советской власти на Дону до последнего патрона».

Походный атаман Попов, после падения Советской власти в Константиновской обратился с просьбой к наказному атаману о подкреплен живой силой и вооружением для борьбы с большеорловцами и мартыновцами. Вскоре сюда были направлены два полка – 9-й сводный казачий и Дроздовский, вооруженных двенадцатью станковыми и двумя ручными пулеметами, восемью орудиями, достаточным количеством гранат. Патронов и снарядов.

Вслед за отправкой полков под Б-Орловку, сообщался приказ походного атамана Попова, в нем говорилось: « С приходом  двух полков на место расположения, приказываю на второй день штурмом овладеть Б-Орловкой. Захваченных партизан, командный состав повесить на видных местах, рядовых расстрелять. Во исполнение приказа направляю карательный отряд под командованием Мачука в количестве 200 сабель».

На вторые сутки начался обстрел из орудий Б-Орловки. После разрывов стали вспыхивать пожары. Созданные две пожарные команды не успевали тушить огонь. Женщины, дети, старики оставили свои хаты, находили себе убежище во второй линии окопов. Скот разламывал базы, с бешеным ревом метался по улицам.

Вечером прекратился артобстрел. Жители расходились по домам, разжигали печки и принимались готовить ужин, чтобы накормить себя, детей и сидевших в окопах партизан.

12 часов ночи. Партизаны готовы к бою. Командир отряда Ковалев проходит по цепи окопов, ведет беседы с бойцами. Настроение партизан бодрое. Проходит час, другой вокруг тихо, спокойно. Все на ногах, винтовки на взводах. Но вот подается команда: «Снять все секреты, а 10-й, 3-й и 2-й ротам отступить с первой линии окопов во вторую». Когда роты заняли новые боевые позиции, послышалась вторичная команда: «Надеть штыки на винтовки и быть готовыми к рукопашному бою».

С рассветом белые открыли по окопам обороняющихся пулеметный и винтовочный огонь. Вслед за этим две цепи подкрепленные  спиртным для храбрости, во весь рост ринулись в наступление на расположение 10-й роты. Со стороны белых шло в бой около четырех тысяч казаков и офицеров, а в трех ротах большеорловцев насчитывалось 1200 бойцов, на вооружении которых были: пулемет, бомбомет, старая пушка и мизерное количество патронов и снарядов.

Белогвардейцы походным маршем шли на окопы осажденных. Расстояние 40-30 саженей, цепи все ближе. И вот раздалась команда Ковалева: «Открыть огонь со всех родов оружия». Оружейные залпы, пулеметные очереди обрушились на головы противника. Затем заговорили пушка, бомбомет. Появились убитые и раненые. У белых – замешательство, паника.

Расстояние между сражающимися оставалось 5-6 саженей. Выскочив на бруствер окопа, Ковалев подал команду: «На белых в штыки! Ура! – Ура!- мощным эхом отозвалось по цепи идущих в контратаку. Видя непреклонную волю партизан к победе, и не сдержав их натиска, белогвардейцы обратились в бегство, бросая вору

??????????

Александр Чернов стал косить врагов из их же оружия. Больше – орловцы захватили семь пулеметов, много лент и ящиков с патронами, ручных гранат и другого вооружения. Потери белых составили 203 человека убитыми и ранеными, 15 сдались в плен. У Больше- орловцев – один убит и 10 ранено. После этого боя Александр Петрович Чернов стал начальником пулеметной команды отряда.

Тем временем в окружной станице на казачьих сходах раздавались воинственные крики: « Побьем» хохлов! Все как один пойдем на приступ!» Кричали больше старики, туда же тянулись даже калеки. Казак Наумов, хромавший на деревяшке привел на сход молодого сына Александра, недавно окончившего юнкерское.

- Господа! – обратился он к участникам схода, - я не правый итить на позиции, туда посылаю свово сына, он обучен военному делу, и смогёть постоять за двоих. Покорно прошу мою просьбу уважить.

-В добрый час, - раздавалось в ответ.

Но, сколько бы не слали казаков- добровольцев под Б-Орловку, всех их битых возили на подводах обратно, как дрова.

Так на протяжении почти четырех месяцев защитники Б-Орловки держали оборону в белогвардейском окружении.

По приказу штаба краснопартизанских отрядов, большеорловцы должны были отступить на соединение с частями Красной армии. Выходить из окружения было не так просто. В ночь под 30 июня 1918 года с боем они прорвались на М-Орловку, затем соединились с мартыновцами и уже в Б - Мартыновке выстояли 32-х дневную осаду белых. Дальнейший их путь лежал на Куберле, Царицын, где они влились в армии Ворошилова, Буденного.

Илья Семенович Ковалев в гражданскую войну был награжден орденом боевого Красного Знамени.

Бойцы 95-й бригады, 32-й стрелковой дивизии под его командованием с начала декабря 1920 года в крепости Хунзах сдержали 52-х дневную осаду против превосходящих сил противника. Своей исключительной заботливостью о составе гарнизона, - говорилось в приказе Реввоенсовета Республики, - примером личного мужества и самоотвержения Ковалев сохранил к концу осады боевую мощь и боеспособность бойцов для дальнейших действий по ликвидации контрреволюционного мятежа в Дагестане. В Великую Отечественную войну, демобилизовавшись в звании полковника, Ковалев проживал на станции Филоново Волгоградской области, где умер в 1963 году.

И.С. Ковалев в период Великой Отечественной

войны. Штаб 95 бригады, 32-й стрелковой

дивизии в 1920 году. В первом ряду в центре И.С. Ковалев.

 

Бывший командир Б-Мартынвского краснопартизанского отряда Савелий Алексеевич Ситников до конца выполнил долг воина Революции, пал смертью героя в бою за Царицын и похоронен в городе Камышине.

Начальник пулеметной команды Б-Орловского и сводного Мартыно- Орловского отряда Александр Петрович Чернов прошел гражданскую войну начальником пулеметной команды полка, бригады. После демобилизации в Великую Отечественную войну в звании майора, работал в Константиновске директором учхоза сельхозтехникума, затем был направлен директором Усть Быстрянского хлебоприемного пункта, откуда ушел на заслуженный отдых и проживает в станице Усть Быстрянской, Усть Донецкого района.

Народные дружины, а затем краснопартизанские отряды на территории первого Донского округа сыграли важную роль в подавлении контрреволюционных сил на Дону. Отвлекая на себя большие соединения, они лишали возможности широко развертывать белогвардейскому командованию военные действия против молодой Республики Советов, создали  условия 5-й армии Ворошилова пройти из Донбасса  к Царицыну, не подвергаясь нападениям с тыла.

Оборона Б-Орловки и Б-Мартыновки вошли в золотой фонд истории Красной армии.

Из участников революционного переворота в Константиновской осталось в живых всего два человека: проживающий в Новочеркасске Петр Миронович Власов и Константин Петрович Крутиков – в городе Аксае. Из Б-Мечетновских дружинников – Шебанов Стефан Никифорович, живет в  том же хуторе и Яков Андреевич Гужвин – ныне житель города Константиновска.

В гражданскую войну Константиновская освобождалась дважды. Первый раз её освобождал в начале января 1919 года кавалерийский полк под командованием Широкова. Тогда положение на фронтах в нашем крае складывалось так: на правом фланге по Северскому Донцу от хуторов Базки, Почтового и выше, занимала позиции Дивизия имени Кикивидзе. На левобережье четвертая кавалерийская дивизия под командованием В.М. Думенко, в которой служили комбриг №1 С.М. Буденный и комбриг №2  наш земляк К.Ф. Булаткин. Под стремительными ударами частей четвертой кавдивизии белые безостановочно откатывались на запад. Два эскадрона её врывались в Батайск.

Бои принимали упорный характер. В связи с повальной эпидемией тифа, когда более половины бойцов выбывало из строя, по приказу командования 10-й армии началось отступление по всему фронту.

К 1 июня был сдан Царицын. Генерал Мамонтов повел свой конный корпус на Москву. На всем протяжении своего следования белые восстанавливали старые порядки. Помещичьи имения возвращали бывшим хозяевам, заводы, фабрики – капиталистам. Одурманенные посулами своих верхов о казачьей вольности и других особых привилегиях, за которыми казаки тянулись как за медовым пряником; фактически, поправ законы предков, они становились на сторону исконных своих врагов – помещиков и капиталистов, против которых всегда бунтовал Дон. Такие заблуждения и ошибки ставили казачество на грань катастрофы.

Не могли мириться с этим рабочий класс и трудовое крестьянство, ставшие грудью на защиту завоеваний Октября. Переформированный конный корпус С.М. Буденного, преобразованный потом в первую конную Армию, не допустил Мамонтова дальше Тамбова, 2-ой конный корпус Б.М. Думенко приостановил продвижение белой армии на Царицинском фронте. И не только остановили, а и погнали безостановочно белых на юг к Черному морю.

 

На освобожденной земле.

Вторично и окончательно Константиновская освобождалась в первых числах января 1920 года частями 14-й и 22-й стрелковых дивизий. С этого момента началась организация Советской власти в округе и на местах.

В составе политуправления армии здесь были Михаил Андреевич Суслов, ныне секретарь ЦК КПСС и более продолжительное время Розалия Самойловна Землячка. Политотдельцы тогда не только отступали и наступали в войсках, участвуя в боевых операциях, но и обязаны были организовывать  госпитали для ранбольных, вести заготовки хлеба для голодающей страны и т.д.

Руководящие кадры округа тогда комплектовались из числа работников политотделов армии. Первым председателем окрисполкома  был работник политотдела 14-й дивизии, казак станицы Урюпинской Георгий Пахомович Рогачев. Он же был председателем окрревкома, так как на территории округа оставалось много белогвардейских банд, с которыми надо было вести борьбу. Он же был избран председателем окружного комитета партии.

 

Г.П. Рогачев – первый председатель окрисполкома.

 

6 марта 1920 года газета «Красный Дон» Новочеркасского окружкома партии сообщила о том, что Донкомом РКП/б/ утвержден окружком РКП/б/ 1-го Донского округа в составе Щепкина, Сырцова, Рогачева и Атаманова.

 14 марта 1920 года в станице Константиновской состоялось первое заседание окружкома партии, на котором и был утвержден председателем комитета товарищ Рогачев.

В течение февраля- марта 1920 года в станицах и хуторах округа проводились выборы в Советы, была организована массово- политическая работа среди населения. К маю 1920 года в округе было создано 44 коммунистические ячейки. Окружкомом партии организован выпуск газеты «Еженедельник». Ни одного номера этой газеты в архивах не найдено.

11 мая 1920 года была созвана первая окружная партийная конференция. Центральное место в работе конференции заняли вопросы организации Советской власти, привлечение к Советскому строительству трудового казачества и подготовки к окружному съезду Советов, который состоялся 31 мая 1920 года.

К открытию съезда повсеместно были проведены выборы в местные органы Советской власти. Съезд Советов 1-го Донского округа подвел первые итоги Советской работы и завершил организационное оформление органов Советской власти в округе.

За годы империалистической и гражданской войн народное хозяйство в округе пришло в упадок. Имевшиеся в станице промышленные предприятия не работали, в безотрадном состоянии находилось сельское хозяйство. Значительно сократились посевные площади. В 1920 году они в пять раз уменьшились по сравнению с 1915 годом. Не хватало рабочих рук в сельском хозяйстве, катастрофически упало животноводство. Резко уменьшилось поголовье лошадей, овец, крупного рогатого скота. Много племенного продуктивного скота угнано белогвардейцами при отступлении. Всюду властвовали мобилизации, голод, разруха. Установленная Советская власть не могла немедленно устранить все эти недостатки. Но она создавала все необходимые предпосылки для возрождения экономической жизни в округе. С первых же дней местные Советы под руководством партийный организации, претворяя в жизнь предначертания программы РКП/б/, принятой на 8-м съезде партии, и борясь за выполнение решений партийного съезда, прилагали все усилия к налаживанию работы промышленных предприятий, сельского хозяйства. Важным стимулом в организации кустарного, промышленного производства, налаживании культурно – просветительной работы в округе явилось обращение Донисполкома от 1 февраля 1920 года «К рабочим, казакам и крестьянам Донской области». В нем говорилось, что Советы Дона считают своей главной задачей возрождение народного хозяйства и его коренное переустройство на социалистических началах. Донисполком призывал рабочих, казаков и крестьян принять активное участие в советском и хозяйственном строительстве, проявлять широкую самодеятельность и инициативу.

Этот призыв нашел широкий отклик среди трудящихся округа. В Константиновской начали работу созданные артели «Кустпромсоюза» по ремонту и пошиву обуви и одежды. Всего по округу было пущено в ход 59 мельниц, 15 районных мастерских, открыты 6  рудников производительностью в 2000 пудов угля в день, организована ткацко-прядильная мастерская.

К началу учебного года распахнули двери 350 школ первой ступени и 25- второй ступени, с числом школьных работников в 600 человек. Возобновили работу Константиновская ремесленная школа с отделениями: столярным, слесарным, переплетным, кузнечным, школа виноградарствавиноделия и садоводства, 23 детских учреждений, 13 детских садов, Константиновский детский дом. По округу действовали 5 рабоче-крестьянских клубов, 52 культ - просвета, 30 библиотек, 40 изб-читален. Советский театр в Константиновской регулярно ставил спектакли под руководством режиссера, артиста Вишневского.    

Так после продолжительного затишья жизнь входила в нормальную колею.

Советской власти предстояло провести в жизнь Ленинский декрет о земле и другие законы в области аграрных отношений, ликвидировать привилегии казаков на землю, уравнять в правах с ними и наделить землей тысячи безземельных крестьян и иногороднее население. Вначале 1920 года ещё невозможно было приступить к проведению землеустроительных работ. Немедленный передел земли при отсутствии достаточного количества рабочих рук, живого и мертвого сельхозинвентаря могло помешать весенне-посевной компании, а  условиях продовольственного кризиса, когда борьба ха хлеб была тождественна борьбе за социализм, надо было прежде всего обеспечить организованное проведение посева, не допускать сокращения посевных площадей. Тем не менее, в 1920 году происходило некоторое перераспределение земли в пользу крестьянской и казачьей бедноты.

Партийные и советские органы округа принимали все меры к восстановлению производительности сельского хозяйства. Большую помощь им в этом оказывал пролетарский Ростов. В станицах создавались прокатные пункты, мастерские по ремонту сельхозмашин, инвентаря. В феврале- марте 1920 года в их распоряжение было прислано 4 трактора, 39 лобогреек, 10 жаток, 210 плугов, 6 сеялок, 3 сортировки, 16 борон и 4000 пудов запчастей к сельхозорудиям, 27 тысяч пудов мазута, 300 пудов масла машинного, 5 тысяч пудов керосина.

Однако это не могло полностью удовлетворить потребности казачьих хозяйств. Необходимо было в полной мере использовать сельхозинвентарь, имевшийся на местах, но значительная часть его пришла в негодность.

В этих условиях крестьянско-казацкая беднота не могла, как следует освоить землю, которую она получила из рук Советов. Сама жизнь в упор ставила перед беднотой вопрос о необходимости перехода к общественной обработке земли. Так в период весеннего сева отдельные хутора стали производить полевые работы коллективно. Организовались первые трудовые артели в станицах Константиновской, Цимлянской, Камышовской, Романовской и Б-Мартыновке.

Ветеран колхозного движения в Константиновской Иван Павлович Вакулин вспоминал: «Вернулся я домой в 20-ом с фронта по болезни гол как сокол. Потрепанная шинель, скособоченные ботинки с обмотками, буденовка – все богатство. В первую же весну создали трудовую сельскохозяйственную артель и назвали её «Красная звезда». В артели было всего четыре двора, в которых имелось: визилка, плуг, борона. Из живого тягла – лошадь, бык, да две коровы, которых в борозде доили и обратно подпрягали в плуг. На возилку погружали весь  свой скарб, детишек /работали в поле и взрослые и дети/, бывало, выезжаем на сев, а кулаки на смех подымают: «Гля, голодранная коммуния плыветь».

С этого начинали. Постепенно росло хозяйство, увеличивалось число работающих, тягла, машин, инвентаря, и выросло оно до мощного коллективного хозяйства под новым названием «Красный путиловец», ныне «Ленинский путь».

Вакулин Иван Павлович стал его первым председателем. Когда временно присылали двадцатипятитысячников руководить колхозом, Иван Павлович оставался бессменным заместителем. Много труда вложил Вакулин в укрепление коллективного хозяйства. Не только когда он руководил хозяйством, но и тогда, когда он на склоне лет, по состоянию здоровья, выполнял обязанности ездового в колхозе, каждый готов был поклониться ему в пояс за его честный, бескорыстный труд.

Оставил работу Иван Павлович, когда уже совсем потерял зрение. И тогда он не мог усидеть без дела, его руки скучали по работе. Совершенно слепой сидит и ощупью прилаживает черенок к лопате, рассуждая: «Вишь в обиходе она нужная вещь, а держака нет, валяется без пользы».

Таким и оставался до конца своих дней вожак первой трудовой артели.

 

 Г А З Е Т А

В июле 1920 года вновь избранным окружкомом РКП /б/ и окружным исполкомом был организован выпуск газеты «Пролетарий Дона». Газета издавалась в станице Константиновской, выходила два раза в неделю тиражом 500 экземпляров. Первый номер газеты не сохранился. Второй номер датирован 22 июля 1920 года.

Газета «Пролетарий Дона» ставила своей основной задачей упорядочение Советской власти в округе, разъяснение трудовому  казачеству политики коммунистической партии и Советского правительства, широкое привлечение местного трудового населения к работе Советов. Газета публиковала приказы и распоряжения окружного исполкома, информировала о состоявшихся съездах Советов.

В сложной политической обстановке на Дону в 1920 году при восстановлении Советской власти особенно важно было пробудить трудовых казаков и крестьян к активной политической жизни. Чтобы добиться этого, местные Советы проводили беспартийные конференции, организовывали массово-политическую работу среди различных групп населения /среди женщин, молодежи/. «Пролетарий Дона» широко освещала материалы беспартийных конференций. В 1920 году Советская Россия переживала тяжелый продовольственный кризис. За годы войны сельское хозяйство пришло в упадок,  резко сократилось производство сельскохозяйственных  продуктов. Чтобы преодолеть голод и разруху, Советская власть ввела монополию хлебной торговли и продовольственную разверстку. «Мы не могли продержаться иначе», - говорил В.И. Ленин, оценивая введение продразверстки. Особое значение в сложившихся условиях приобрела продовольственная работа в хлебных районах страны, освобождавшихся от белогвардейцев, в частности в Донской области.

С первых же номеров «Пролетарский Дон» включалась в борьбу за хлеб. «Кто не сдает излишков хлеба, тот затягивает гражданскую войну» - разъясняла газета. «Красная Армия не может продвигаться вперед, не имея продовольствия». «Суровая кара не сдающим хлеб, зарывающим его в землю и продающим по бешеным ценам спекулянтам», - пестрили заголовки  в газете.

Газета разоблачала кулаков, тормозивших проведение разверстки, призывала бедноту усиливать борьбу против кулачества; следовать примеру казачьей бедноты станиц Богоявленской и Ермаковской, активно помогавшей Советской власти в борьбе за хлеб. С её  помощью в станице Ермаковской было раскрыто 274 ямы, в которых кулаки прятали 78 тысяч пудов зерна. Решительные меры Советов первого донского округа обеспечили увеличение почти вдвое поступление хлеба на ссыпные пункты.

При окрисполкоме был создан продовольственный комитет, первым председателем которого был товарищ Пяткин. На аппарат комитета возлагались обязанности реализации планов продразверстки.

Обозы с хлебом в счет плана продразверстки

из Задонья и левобережных хуторов.

 

Эта работа проводилась в условиях массового бандитизма на территории округа. Часто продкомовцам приходилось вступать в бой с бандитами и в жестоких схватках спасать заготовленный хлеб. Попадавших в плен бандиты подвергали жестоким казням. Связанного пленника они прикрепляли к лошади, бегущей полным наметом и волокли его до тех пор, пока он не разбивался на смерть, с камнем на шее бросали в реку, вырезали звезды на теле, рубили по кускам. Так же расправлялись с коммунистами, комсомольцами, занимавшимися выполнением планов продразверстки. Но эти мужественные люди, не боясь угроз и запугиваний, настойчиво выполняли задания.

В сообщении областного продкомиссара Лизарева говорилось о том, что Донская область по разверстке сдала около 4 миллионов пудов хлеб. В пределах её имеется округ, который полностью выполнил свою разверстку и который необходимо занести на Красную доску.

Это – первый Донской округ.

 

Группа работников продовольственного

 комитета Окрисполкома т.т. Парамонов,

 Филин, Буланов, Федющенко, Кузнецов,

 Заморин, Ермаков, Соловьев – председатель

 комитета, Панков, Храмов, Васильев,

Романовский, Кравченко, Леонов, Минаев,

 Чугунов, Жукова, - машинистка. 1920год.

 

Митинг, посвященный выполнению плана

продразверстки 1-м Донским округом в

Константиновской в 1920году.

 

Комсомол

9 июня 1920 года окружкомом РКП/б/ было создано окружное бюро комсомола, в состав которого вошли А. Смирнов, А. Ксенофонтова, и  М. Длуги. Ему было поручено организовать политическую работу среди молодежи. Вскоре были созданы комсомольские ячейки в станице Константиновской, Семикаракорской, Цимлянской и др. с июля по октябрь 1920 года в газете было опубликовано семь страничек молодежи. Регулярно публиковались странички женщины казачки и крестьянки. В них приводились материалы женских конференций, делегатских собраний женщин, освещалась работа делегаток в отделах исполкомов.

Положение в донской области в 1920 году оставалось тревожным. В апреле на Советскую Украину вторглись белополяки. Из Крыма начал наступать Врангель. Стремясь ещё раз бросить донское казачество в пучину войны против Советской власти, он послал на Дон десантный отряд полковника Назарова.

В ожидании прихода назаровцев контрреволюционные элементы стали подымать головы в станицах и хуторах. 19 мая в станице Екатерининской, а затем 30 мая и 7-8 июня в станице Камышовской бандой местных контрреволюционеров был совершен ряд зверских убийств Советских работников.

В ответ на действия белоказаков съезд Советов первого Донского округа 31 мая 1920 года опубликовал обращение к населению, в котором призывал не поддаваться на провокации врагов, бороться против врангелевских агентов. Во всех станицах округа стали формироваться вооруженные отряды из коммунистов, комсомольцев, членов исполкома и местных активистов. Организовалось всеобщее воинское обучение, принимались меры по борьбе с бандитизмом.

Газета «Пролетарий Дона» информировала читателей о положении на фронте, призывала казаков к активной борьбе против врангелевцев. «Ни минуты отдыха, - писала она,- все для Красного фронта, сознательные трудящиеся на фронт!».

Она сообщила о решениях Раздорского станичного съезда Советов, который от имени трудовых казаков заявил, что на территории станицы «Отныне не будет ни одного дезертира, ни одного бандита», что исполкомом будут приняты все меры для выполнения этого решения. Писалось и о том, что казаки хуторов Лозного и Базки Романовской станицы на общем собрании дали обещание «Карать всю контрреволюционную свору, всех паразитов золотопогонников и их сподвижников».

28 июня и 1 июля 1920 года коммунистическими отрядами.  Первого Донского округа были ликвидированы две белоказачьи банды в районе станиц Камышовской и Константиновской. Отчет о судебном процессе над захваченными бандитами был опубликован в газете.

 

Последняя авантюра белых

Однако деятельность Советской власти была нарушена нашествием банды полковника Назарова. Слабо вооруженный отряд самообороны /на десятерых приходилась одна винтовка/, не мог противостоять бандитам и

25 июля 1920 года Назаров занял станицу. Последними отступали окрисполкомовцы. Председатель Рогачев, его заместитель Москвичев, зав. отделом управления Карташов и другие переправлялись через Дон вплавь, за островом. Карташов сильно простудился, а по возвращении умер и похоронен в братской могиле на площади у Дворца культуры. По профессии он учитель. В первую империалистическую войну был направлен на фронт из школы, а с первых дней Октябрьской революции Карташов в рядах Красной Армии. В гражданскую войну коммунист  с 1918 года Карташов служил комиссаром бригады 23-й стрелковой дивизии. Дойдя до Раздорской он заболел тифом, выбыл из рядов Красной Армии и ещё не оправившийся от болезни приступил к работе зав. отделом управления окрисполкома. По решению президиума окрисполкома его именем названа бывшая Базарная улица.

Следует отметить, что блестящие победы над Деникиным несколько усыпили бдительность Красного командования. Указания В, И. Ленина о  высадке десанта из Тамани в Крым 9-й кубанской Армией и командующим военно – морскими силами Республики осталось не выполненными.

Азовская флотилия, проследовавшая из Темрюка в Мариуполь не заминировала Керченский пролив, что давало возможность  свободы действий на суше и на море, окопавшемуся в Крыму Врангелю его канонерки «Кубанец» и «Терек» под прикрытием двух  английских эсминцев пробирались в Азовское море, вели даже обстрел Ейска.

Тревожное положение побудило командующего войсками Северо-Кавказского округа Г.Д. Базилевича создать сначала 9-ю, а потом 2-ю донскую стрелковые дивизии. Формирование 9-й дивизии поручалось Н.В. Куйбышеву – брату известного государственного деятеля В.В. Куйбышева. А 2-й стрелковой дивизии возлагалось приказом на Б.К. Колчигина.

Рейд генерала Слащева 6 июня 1920 года позволил захватить плодороднейшие уезды Северной Таври. Все это, конечно, воодушевляло белогвардейцев.

9 июня они высадили на Кривой косе южнее станицы Ново- Николаевской десант из 800 отборных головорезов, преимущественно из офицерья под командованием полковника Назарова. Врангель и его генералитет были глубоко убеждены в том, что казаки станиц и хуторов, через которые проследует отряд, пойдут за ним, а с увеличением численности его до 10-15 тысяч сабель подымется массовое восстание в тылу Красной Армии. Моряки Азовской флотилии, вовремя не обнаружившие десант, стали мобилизовать его тогда, когда он уже был на берегу и проводил мобилизацию местных казаков. 

Легко отражая разрозненные попытки отдельных формирований противостоять ему, Назаров двинулся на север. Вражеские элементы, за счет которых и пополнилась его банда, оказывали белогвардейцам торжественную встречу.

В.И. Ленин возложил личную ответственность за ликвидацию десанта на командующего СКВО Г.Д. Базилевича. Для этого были  созданы группы из 3-й бригады и 9-й стрелковой дивизии и 3-й бригады 2-й Донской дивизии.

Вначале 3-я бригада 2-й Донской дивизии под командованием комбрига П.Г. Фисенко была переброшена в район  Новочеркасска. При слабом горнизоне город оказался бы для Назарова легкой добычей. Когда выяснилось, что десант прошел севернее, бригада устремилась за ним по пятам. 18-й самарский полк, шедший в авангарде, столкнулся с бандой 22 июля у хутора Журавско- Никольского и после небольшого боя продолжал преследование её.

23 июля бригада П.Г. Фисенко настигла десант в станице Нижне- Кундрюченской, стала прижимать банду к реке Северский Донец. Назаров, оказавший упорное сопротивление, вынужден был отступить в Усть Быстрянскую, где с помощью кулаков переправился на восточный берег реки и ушел на Константиновскую. Бригада в этом бою захватила застрявший в песках бронеавтомобиль.

Отряд самообороны Константиновской из 700 слабо вооруженных казаков и крестьян не мог противостоять банде оснащенной большим количеством пулеметов и 25 июля 1920 года Назаров занял станицу. Но его попытки завербовать себе здесь сторонников желаемых результатов не дали.  Расчет белогвардейцев продолжать войну против Республики Советов казачьими пиками и саблями, казачьей кровью, потерпел провал.

Остатки буржуазной интеллигенции, духовенства встретили «освободителей» хлебом, солью.

Но в тот же день задержавшаяся из-за переправы 3-я бригада 2-й донской дивизии форсированным маршем настигла банду на месте. Умело маневрируя войсками П.Г. Фисенко обложил станицу и пресек Назарову возможность двигаться дальше. Не давая белогвардейцам ускользать, не ожидая подхода отставшей 3-й бригады 9-й стрелковой дивизии и не взирая на превосходство врага, комбриг 25 июля в 16 часов дня смело атаковал его. Бой был очень упорным и длился до полуночи. Красноармейцы атаковали, противник предпринимал контратаки. Лишь к 19 часам подошла бригада 9-й дивизии. Основная тяжесть боя легла на 3-ю бригаду 2-й стрелковой дивизии.

Наконец белые не выдержали натиска красных бойцов, дрогнули, стали разбегаться. Лишь небольшой кучке бандитов удалось переправиться на левый берег Дона.

Десант разгромлен. Но потери красных войск оказались тоже велики. 111 человек убитыми и 179 ранено. Героически погибли командир 16-го петроградского полка товарищ Голявкин, комиссар 17-го смоленского полка товарищ Гапонов, командиры батальонов т.т. Павлов, Жердецкий и др.

Бой закончился в полночь, а в два часа ночи состоялся митинг. Командующий СКВО Г.Д.Базилевич благодарил войска за успешную ликвидацию десанта. При свете костров стояли командиры, комиссары, политруки и бойцы – с перевязанными ранами, опаленные огнем, уставшие, но счастливые и гордые победой.

Своих боевых товарищей, павших в бою, они похоронили с воинскими почестями в братской могиле на площади около Дворца культуры.

Преследуя недобитые остатки банды на левом берегу Дона, Красные части пленили одного генерала, переодевшегося пастухом, девятерых штабных офицеров, в том числе племянника Каледина, двадцать семь старших офицеров, четырех урядников и сто двадцать рядовых, лишь одному Назарову удалось сбежать.

Так бесславно закончилась ещё одна авантюра барона Врангеля.

На могиле воинов, погибших в бою с бандой Назарова, воздвигнут памятник. Больше полвека прошагали мимо него. Совсем мало осталось в живых тех, кто стоял здесь, возле свежего холма – последнего пристанища героев. Время уводит за собой очевидцев. Но здравствующие ветераны и их наследники преклоняют головы перед подвигами, которые будут служить примером для будущих поколений.

 Следует добавить, что ни станицы Ново-Николаевская – родина Назарова, ни Константиновская, где он проживал, не пополнили его банду ни одним человеком. Лишь станица Нижнее – Кундрюченская подкрепила его тремя стами добровольцами. Все они  в бою за Константиновскую обрели смерть и похоронены в общей могиле на улице Моренова, при спуске к Дону, в яру, где была свалка. Там теперь никаких признаков не осталось от могильного холма.

Однако на этом не закончилась борьба. Назаров оставлял  в станице своего начальника штаба полковника Мотарыгина и несколько офицеров для совершения диверсий. Скрывались они в печах неработающего кирпичного завода. Бывший управляющий завода П.А. Машин с комфортом здесь обставил спальные комнаты для бандитов. Мотарыгин со своими помощниками создали в станице диверсионную группу из числа местной интеллигенции, которая ставила своей целью в удобный момент провести Варфоломеевскую ночь. Иными словами обезглавить руководство и поднять восстание в окружном центре. Тщательно готовились к этому. Но коварные замыслы осуществить им не удолось. Аппарат  Дончека своевременно пресек действия заговорщиков. Белобандиты и местные участники заговора были арестованы и по приговору Ревтрибунала расстреляны в Ростове.

 

Политбюро ДонЧК 1-го Донского округа:

Николай Казьмин, Иван Белов, Владимир

Толкачев, Валерий Холковский, Михаил

Рыбкин, Василий Пархоменко, Василий

Снопов, Александр Подтопилин, Михаил

Жолудев, Макаров, Владимир Злодушный,

 Павел Кузнецов, Иван Архипов.

 

После разгрома белого десанта бандитизм на территории  округа пошел на убыль. За два дня до прихода Назарова была разгромлена банда урядника Кучума в районе Екатерининской ныне Краснодонецкой, банду офицера Свеколкина, оперировавшую в Кундрюченских лесах и присоединившуюся к Назарову постигла та же  участь. В районе Цимлянской обезврежена банда в количестве 27 человек, осужденная Ревтрибуналом.

Анализируя политическое положение в округе, и извещая о ликвидации белого десанта, газета «Пролетарий Дона» отмечала, что трудовое  казачество прочно становится на позиции Советской власти.

4 сентября на её страницах были опубликованы материалы беспартийной конференции первого Донского округа, состоявшейся 29 августа 1920 года. В резолюции по докладу председателя окрисполкома делегаты писали: «Мы видим, в каких тяжелых условиях приходится устранять хозяйственную разруху Советской власти. Мы убедились, что окрисполком первого донского округа, избранный единогласно на съезде Советов округа, твердо стоит на стороне казаков, крестьян и рабочих округа… В наитруднейшие дни нашей Советской России мы заявляемтрудовые казаки, крестьяне и рабочие округа поддерживают только Советскую власть».

Вскоре после разгрома банды Назарова Рогачев был отозван в распоряжение Донкома партии, а на пост председателя Окрисполкома прислан И.Н Пивоваров, но и он проработал недолгое время. Уже в 1921 году председателем Окрисполкома был Козловцев, а секретарем Окружкома партии Александр Васильевич Соколов, Иваново- Вознесенский рабочий, член партии с 1905 года. Этот состав оставался до ликвидации округа. В 1924 году Соколов был переведен на пост председателя Донисполкома, умер в Ростове. Его именем назван один из проспектов города Ростова.

Активизировалась работа среди молодежи. К октябрю 1920 года в округе работало 33 комсомольских ячейки, в состав которых входило 900 юношей и девушек. 7 октября 1920 года состоялась первая окружная комсомольская конференция, на которой избран окружком РКСМ. Первым секретарем Окружкома комсомола избран Павел Филеев.

Комсомольцы состояли в отрядах ЧОН /части особого назначения/ по борьбе с бандитизмом. Тогда нередко при приеме в комсомол задавались вступающему вопросы: в бога веруешь?, под банду пойдешь? Бывший зав. орготдела Окружкома комсомола А.Д. Родионов писал: «Днем мы занимались комсомольскими делами, а ночью несли караульную службу. Охраняли особо важные объекты, подступы к станице на случай внезапного нападения бандитов».

Мероприятия Советской власти проведенные в сельском хозяйстве весной 1920 года дали возможность несколько увеличить посевные площади. В последующие месяцы была расширена помощь трудовому земледельческому населению. По решению Донкома РКП /б/ и Донисаолкома с 2 по 9 августа была проведена «неделя трудового казака и крестьянина». На периферию направлены ремонтные группы, передвижные мастерские, тракторные и уборочные отряды. Для проведения массово-разъяснительной работы в хутора направлялись агитфургоны и «Красные повозки». «Неделя трудового казака и крестьянина» дала положительные результаты. Она показала казакам и крестьянам, что только Советская власть поможет им поднять из разрухи свои хозяйства, что только в союзе с рабочими они могут добиться успеха. «Неделя» потом была продлена на весь период осенне-посевной компании, которая послужила новым толчком в коллективизации сельского хозяйства. На территории округа были созданы коммуны в хуторе Б-Мечетном, Б-Орловке, хуторе Лисичкине, коммуна имени Калинина, или  как её в народе любовно называли Пахомова коммуна, по имени её председателя Пахома Агаповича Тимофеева, пользующегося большим авторитетом и уважением среди своих односельчан и других хуторов и станиц. Поощряя их государство, выделяло денежные ссуды, помогало семенами. Но основной формой колхозного строительства на Дону являлась сельскохозяйственная артель.

Объединяя казацко-крестьянскую бедноту, коллективные хозяйства углубляли расслоение сельского населения, организационно сплачивали бедноту, создавали надежную опору Советской власти в казачьих станицах и хуторах.

В июле 1920 года Наркомпрод РСФСР обязал Донскую область поставить из урожая 1920 года 20 миллионов пудов хлеба. Весть о новой продразверстке в условиях недорода казаки и крестьяне встретили враждебно. Кроме того, появление Назаровского, Михновского отрядов на территории округа породили мелкие банды и усилили сопротивление кулачества продразверстке. 

 

Донесения, рапорты о выполнении плана

продразверстки, борьбе с бандитизмом

доставлялась из округа в округ до

областного центра эстафетой «Труда и обороны»

 

На снимке: Митинг на базарной площади в связи с прибытием эстафеты в Константиновскую в 1920 году.

 

Продовольственная работа была поставлена в центре внимания всех Советов, партийных и профессиональных организаций и приравнивалась к боевому фронту.

Теперь уже никакие козни, террористические акты контрреволюционеров не могли затормозить проведение мероприятий Советской власти. Всех их ожидала беспощадная кара Советского правосудия.

8 августа 1920 года в Ревтрибунале станицы Константиновской слушалось дело об убийстве двух работников Окрпродкома в станице Екатерининской. Бандиты Пятибратов, Галдин и кулак Лутовинов,  скрывший тысячу пудов хлеба, агитировавший против Советской власти приговорены к расстрелу. По приговору Ревтрибунала от 14 августа жители хутора Кременского Усть - Быстрянской станицы Петр Пахомов и Евстафий Подосинников за избиение и издевательства над ранеными красногвардейцами также приговорены к расстрелу. Расстрелян и гражданин станицы Андреевской Терентий Князев за участие в расстреле раненых красноармейцев.

Одним из важнейших условий успешной борьбы с контрреволюционным бандитизмом являлось укрепление местных Советов: некоторые из них были ещё засорены чуждыми элементами. Партийные комиссии проверили полномочия местных Советов, очистили Советские, партийные органы от антисоветских элементов, пересмотрели продразверстку,  произвели её перераспределение, перенеся всю тяжесть её на кулаков. И кулачеству был нанесен серьезный удар. В результате активных действий Советских органов по борьбе с внутренней контрреволюцией к весне 1921 года основные силы её были разгромлены.

Анализ событий 1920 года на Дону подтвердил правильность вывода В.И. Ленина о том, что ни в коем случае при старой продовольственной политике оставаться нельзя. На очередь дня выдвигался вопрос о необходимости изменений экономических отношений с крестьянством и казачеством, о переходе к новой экономической политике. – НЭПу.

В марте 1921 года на 10-м съезде коммунистическая партия определила переход к новой экономической политике. Глубоко научное обоснование НЭПА было дано В.И. Лениным в докладах на Х и ХI съездах партии, IХ съезде Советов и ряде статей. В них последовательно развивалось учение о закономерностях экономики переходного периода, путях и методах преодоления многоукладности, формах классовой  борьбы.

Партия приступила к проведению НЭПа, заменив продразверстку натуральным налогом. Была допущена в определенных пределах свободная торговля. Одновременно чтобы оживить товарооборот и удовлетворить потребности населения в промышленных товарах, была частично денационализирована мелкая промышленность, создавались условия кустарного производства. Эти меры удовлетворяли экономические интересы трудового казачества и крестьянства.

Переход к НЭПу происходил в условиях острой классовой борьбы. Враждебные Советской власти элементы всячески стремились помешать осуществлению НЭПа, извратить её смысл и значение. Они изображали НЭП как «отступление» к капитализму, как переход к  реставрации буржуазного общества. Подобные отголоски имели место на территории округа из-за того, что политика, определившаяся в связи с продналогом, оставалась недостаточно разъясненной, частью даже непонятой.

Вот почему постановление Х съезда партии, вопросы новой экономической политики широко обсуждались на окружной партконференции, на собраниях партийных организаций, вырабатывались практические меры по проведению в жизнь НЭПа.

В течение апреля – мая 1921 года прошли окружной, волостные съезды Советов, беспартийные рабочие, крестьянские и казачьи конференции, прочитаны масса лекций, распространено много брошюр, газет, листовок по разъяснению принципов новой экономической политики широким слоям населения.

В июне 1921 года состоялся III съезд Советов Дона, одобривший новый экономический курс, признал новую продовольственную политику Советской власти «Мерой лучше всего соответствующей укреплению сельского хозяйства и в то же время облегчающей населению выполнение государственных продповинностей в силу уменьшения их размеров».

Но большое стихийное бедствие, постигшее нашу страну в 1921 году - засуха и неурожай принесло серьезные испытания населению Дона. К июню 1922 года общее число голодающих составило половину всего населения. Это бедствие не могло не отразиться на положение  сельского хозяйства. И без того подорванное за время войны, животноводство потеряло в итоге голодного года половину рабочего и свыше 80% продуктивного скота.

Резкое сокращение рабочего скота нехватка сельхозинвентаря и семенного материала привели к значительному уменьшению посевных площадей. Продналог в связи с неурожаем 1921 года не был выполнен. Враждебные элементы надеялись, что в сложившихся условиях донская деревня поднимется на борьбу с Советской властью. Положение усугублялось ещё и тем, что, недостаточно усвоившие новый курс экономической и продовольственной политики, многие Советские и партийные работники на местах не смогли перестроиться и применяли старые методы работы, в результате взимание продналога получило направление продразверстки. Это вызывало недовольство населения.

Со второй  половины июля стали вновь проявляться антисоветские выступления, бандитизм, возглавляемый скрывавшимися офицерами, кулаками. Партийные организации несли потери в борьбе с бандитизмом. Нехватка партийных кадров, перегруженность их работы, усталость из-за постоянного недоедания и истощения приводили к снижению уровня работы комячеек в станицах и хуторах. Некоторые местные Советы были ослаблены борьбой с контрреволюционными элементами, часть их работников проявляла политическую неустойчивость. Для укрепления аппарата местных Советов из окружного центра направлялись группы подготовленных работников. Иногда обстоятельства вынуждали полностью заменять состав исполкомов и на время создавать ревкомы. Тогда на территории округа образованы  были административные районы – Семикаракорский, Н-Кундрючесский.

Состоявшаяся в октябре 1921 года V Донская областная партконференция осудила продразверсточный уклон, проявившийся при взимании продналога. Это позволило преодолеть старые методы работы присущие периоду военного коммунизма, и способствовало улучшению поступления продналога. Но и в целом обстановка оставалась крайне тяжелой и напряженной. Партия и Советское правительство принимали срочные меры по оказанию помощи голодающим. Была создана Центральная комиссия помощи голодающим под председательством М.И.Калинина. Такая - же  комиссия существовала при Донисполкоме, все общественные организации включались во всенародную борьбу с голодом. В результате казачьим и крестьянским хозяйствам оказана помощь продовольствием и семенами. По ходатайству местных органов Советское правительство отпускало в порядке ссуды зерно для голодающих.

В станицах и хуторах Дона на основании Декрета СНК от 14 мая 1921 года «Об улучшении постановки дела социального обеспечения рабочих, крестьян и семей красноармейцев», создавались комитеты крестьянской и общественной взаимопомощи /Ковы/, как организации помощи крестьянской бедноте. За полтора года Ковы оказывали помощь крестьянским семьям, содержали детские дома, учреждения для инвалидов, организовывали дополнительное питание для голодающих детей. Идя навстречу трудовому казачеству и крестьянству, Советское правительство сняло с Донской области все недоимки 1921 года по продовольственному налогу. Борьба с голодом  в 1921-1922 годы укрепила авторитет Советской власти в массах трудового населения, способствовала укреплению союза рабочего класса с трудовым казачеством и крестьянством. Единство и сплоченность трудового крестьянства и казачества подтвердили итоги выборов в Советы, которые проходили осенью 1922 года. В Советы в подавляющем большинстве избирались кандидаты, намеченные избирательными комиссиями – бедняки и часть середняков.

Однако состояние сельского хозяйства оставалось тяжелым. Восстановление его только началось в 1923 году, тогда посевные площади после урожайного года были доведены до 40% и животноводство до 30% мирного времени. А урожай в 1922 году был отменный, рожь падалица не сеянная давала по 180 пудов зерна с десятины, не говоря уже о сеяных культурах.

Важную роль в подъеме сельского хозяйства, ограничении роста кулачества и укрепления союза рабочего класса с трудовым казачеством и крестьянством в годы НЭПа играла налоговая политика Советского государства. На основе решений ХII партийного съезда ЦИК и Совнарком СССР в мае 1923 года приняли декрет о едином сельскохозяйственном налоге, натуральное обложение частично заменилось денежным, а с января 1924 года единый сельхозналог полностью был переведен на денежную оплату. Основная часть налога возлагалась на зажиточную и кулацкую часть казачества и крестьянства.

Бедноте и малоимущим середнякам представлялись налоговые льготы и скидки. Все это улучшало хозяйственное положение трудовых крестьян и казаков, способствовало расширению их посевов. За три года восстановительного периода /1923-1925г.г./ общая посевная площадь под зерновыми культурами возросла более чем в три раза.

В декабре 1923 года был ликвидирован аппарат продкома сыгравший важную роль в реализации планов продразверстки.

Разрабатывая план построения социализма, и предусматривая преобразование сельского хозяйства, В.И. Ленин указывал, что оно будет осуществляться в двух формах хозяйств – государственных и кооперативных. Ленин считал, что кооперация явится именно той социалистической формой хозяйства, которая  даст возможность постепенно приобщать массы крестьянства к социалистическому строительству. В кооперации он видел не только социалистическую форму хозяйства, но и наиболее простой и доступный для крестьянства путь перехода к социализму.

Ленинский кооперативный план предусматривал активную поддержку государства кооперативному движению крестьян. В.И. Ленин неоднократно указывал, что  при проведении кооперирования следует строго придерживаться классового принципа, опираться на бедноту, идти на союз с середняком и вести непримиримую борьбу с кулачеством. Эти ленинские указания легли в основу работы партийных и Советских органов округа.

Такое положение вызывало недовольство у казаков, порождало среди них недоброжелательные высказывания по адресу Советской власти.

 Казаки ходили  понурыми, смотрели на все исподлобья. Встретятся так два полчанина  - один с язвительной улыбкой,  острый на язык, другой наоборот, хмурый неразговорчивый.

-Здорово дневал; полчанин.

-Слава богу, - отвечал, как бы нехотя, второй.

-Как живешь – можешь, как дела?

-Дела как сажа бела. Надысь только вывез хлеб по заданию, а ноня опять требують: давай! Сколькя же можно, давать, уж и давай весь кончился.

- Не говори, полчанин, - взрывался острослов, дожили мы до того, что и родная сторонка оборачивается к нам злой мачехой. Зерно забирають под гребло, не оставляють ни на семена,  весна придеть нечем и клочка засеять. А кому же, как не казаку, растить хлебушко, спасать Рассею от голода. Лапотник, небось, со своей полоски её не накормить.

- Сдается мне,  - продолжал он, - што новые руководители имеють понятие о хлебе толькя за столом. Встречались же похожие на постое в гражданскую войну. Иной из них отпробует донского ситного и спрашиваеть: а сколько буханок даеть  у вас десятина? Такие-же, как видно, тюхи да матюхи засели и в Советах? Они толькя знай покрикивають: реквизируем, твое – мое! И не смей сказать ничего против, попробуй озовись – в беду попадешь.

-Смех и горе ды толькя.

Так при встрече делились между собой казаки откровенными мыслями о положении дел в станице, поспешая каждый по своим делам.

Проведение на Дону в 1921-1924 годах новой экономической политики позволило установить и укрепить в сфере хозяйственной жизни союз рабочего класса с трудовым крестьянством и казачеством. Однако союз с казачеством не подкреплялся в достаточной мере проводимой политикой: трудовое казачество слабо вовлекалось в работу Советов. Иногороднее трудовое крестьянство, боровшееся за Советскую власть в годы гражданской войны, продолжало смотреть на казаков как на контрреволюционную силу и всячески препятствовало участию его в работе Советов. Серьезное недовольство середняков вызывало также незаконное лишение некоторых из них избирательных прав. В ряде станиц почти треть казаков была лишена прав участия в выборах Советов.

В 1924 году был ликвидирован первый донской округ и образован Шахтинско - Донецкий округ, а Константиновская стала районным центром. Выделенные ранее Н-Кундрючесский, Семикаракорский районы обратно влились в состав Константиновского района. Теперь руководящие кадры направлялись сюда из Шахтинско - Донецкого округа. Первым секретарем РКП/б/ стал А.Ф. Мележик. Районная газета выпускалась под названием «Красный хлебороб».

В сложной обстановке партийная работа на селе приобретала  особо важное значение, но сельские партийные и комсомольские организации были малочисленными и слабыми. Состоявшийся в октябре 1924 года пленум ЦК РКП/б/, учитывая рост политической активности кулачества и колебание части середняков, разработал меры по усилению руководящей роли рабочих по отношению к крестьянству. Решения Пленума ознаменовали поворот партии «лицом к деревне», который был направлен на быстрый подъем партийно-политической и хозяйственной жизни на селе.

Реализуя решения Пленума, Х Донская партконференция, состоявшаяся в октябре 1924 года, приняла «тезисы о работе в деревне». В них предлагалось парторганизациям Дона усилить борьбу с кулачеством, строго соблюдать революционную законность, внимательно относиться к середняку и шире привлекать его к Советскому строительству. Однако парторганизации не смогли быстро перестроиться и осуществить крутой поворот «лицом к деревне» в условиях, когда избирательная компания подходила к завершению.

Подводя итоги осенних 1924 года выборов Советов на Дону, ЦК РКП/б/ сделал вывод, «что они проходили в обстановке ожесточенной классовой борьбы, осложнявшейся обострением сословной розни». То обстоятельство, что до последнего времени основная масса  казачьего населения была здесь фактически полностью оттеснена от участия в Советском строительств и что методы нажима здесь, где ещё очень ярка память о наиболее резких переходах гражданской войны, проводились особенно решительно и жестоко, были причиной громадной остроты выборной борьбы… и того, что именно здесь наиболее часты факты блока середняков и кулачества против бедноты».

В таких условиях выборы Советов проходили при низкой активности населения. Естественно, администрирование при проведении выборов, увеличение иногородних в составе Советов усиливали рознь между казаками и иногородними, вносили разлад во взаимоотношения между донскими середняком и бедняком. Все эти перегибы были особенно нетерпимы в условиях, когда в 1924 году была введена в действие первая Конституция СССР, закрепившая важнейшие принципы Советской Демократии.

По решению ЦК РКП/б/ и Советского правительства на 1925 год были назначены повторные выборы вы Советы на Дону.

 Они проводились в феврале- марте 1925 года. Состоявшийся в апреле 1925 года Пленум Северо-Кавказского Крайкома РКП/б/ отметил, что поставленная перед парторганизациями цель вовлечения в Советы средних слоев казачества и крестьянства была в значительной мере достигнута. Вместе с тем Пленум указал, что антиказачьи настроения ещё не изжиты во многих партийных организациях.

В апреле 1925 года состоялся Пленум ЦК РКП/б/, обсудивший вопрос о работе в деревне и о положении казачества. В резолюции Пленума подчеркивалось, что «общая линия партии в отношении деревни в условиях казачьей жизни должна проводиться с особенно тщательным и постоянным учетом местных особенностей и традиций, содействуя изживанию розни между казаками, крестьянами и ранее угнетенными национальностями». Пленум указал на недопустимость игнорирования особенностей казачьего быта и осудил применение насильственных мер в борьбе с остатками казачьих традиций».

Пленум ЦК РКП/б/ предложил привлечь к Советскому строительству широкие слои казачества через Советы, кооперацию, комитеты крестьянской взаимопомощи и другие общественные организации, использовать на работе казаков, проверенных на партийной и советской работе. В наименовании Советов в казачьих районах должно быть обязательным упоминание «и казачьих депутатов». Учитывая экономическое значение казачьих районов в обеспечении страны хлебом, Пленум особое внимание уделил вопросам землеустройства, завершение которого должно было окончательно ликвидировать земельные привилегии казачества и подорвать основы сословной розни. 

 Партийная организация Северо-Кавказского края, партийные организации района развернули большую работу по пропаганде и претворению в жизнь решений апрельского Пленума ЦК партии. В июне 1925 года было проведено краевое совещание по работе среди казачества, затем на III сессии Северо-Кавказского крайисполкома были обсуждены вопросы землеустройства в казачьих районах. Казачий вопрос рассматривался в окружных, районных парторганизациях и на съездах Советов, беспартийных конференциях и станичных сходах. Трудовое казачество с одобрением восприняло решение апрельского Пленума ЦК РКП/б/. Оно помогло во многом изменить отношение местных партийных и советских работников и организаций к казачеству, способствовало повышению его политической активности трудового казачества и создало благоприятные условия для разрешения земельного вопроса.

Об этом ярко свидетельствует телеграмма беспартийной казачьей конференции Константиновского района  секретарю Северо-Кавказского Крайкома РКП/б/ А.И. Микояну о готовности трудовых казаков стоять на страже завоеваний Октябрьской революции от 4 ноября 1925 года.

«Константиновская районная /Шахтинского округа/ беспартийная казачья конференция, обсудив вопрос по работе среди казачества, вытекающий из решений Краевого совещания, прошедшего под непосредственным Вашим руководством и учитывая, что данное решение ликвидирует ряд ненормальностей, имевших место в станице и хуторе, и обеспечивает нормальный темп хозяйственно-советского строительства, что является общеполезным делом… Мы… шлем Вам товарищ Микоян, и в лице Вашем Крайкому РКП/б/ горячий привет и как избранники, от имени всего трудового казачества района заявляем, что нет и не должно быть больше белого казака, а есть красный советский казак, который достаточно способен, военный опыт полученный им в старое время, отдать Советскому государству для охраны Октябрьских завоеваний.

Когда потребуется для отпора могущего быть натиска со стороны контрреволюции, зовите – мы готовы!»

Последующие мероприятия Советской власти: сбыт сельскохозяйственной продукции, замена натуральных платежей денежными- послужили новым толчком к подъему сельскохозяйственного производства. Лозунг «лицом к деревне» дал сельскому хозяйству широкое кредитование, тракторы и другие сельхозорудия.

ХV съезд партии вошел в историю как съезд коллективизации. К этому времени, как сообщала газета «Красный хлебороб», в районе имелось 23 трактора, то есть один трактор на каждый Сельсовет. Организовано 38 колхозов. Общественные посевы коллективных хозяйств составляли 7 процентов к общей посевной площади.

1929-1930 годы в районе шла массовая коллективизация. По заранее составленному графику райком партии, райисполком рассылал своих уполномоченных в хутора и станицы для проведения общих собраний граждан по вопросу организации колхозов. Нередко сельские труженики сами объединялись в колхозы, не ожидая уполномоченных, свозили имеющийся сельхозинвентарь, сгоняли скот на общественные базы. И прибывшему уполномоченному оставалось только формально зафиксировать протоколом совершившийся акт. Так было в хуторах Михайловом, Хрящевском, Старо - Кузнецовском и ряде других.

Чаще других организационные собрания проводили первый секретарь райкома партии З.М. Шубин, пред. РИКа И.К. Поляков, зав. райзо Н.Д. Иваненко, ЗавРайФо Д.Ф. Позняков, директор вновь созданной Константиновской МТС, посланец краснопутиловского завода Ленинграда А.С. Рыбаков, агитпроп райкома партии Д.П. Леонтьев. Название местного колхоза «Красный путиловец» было принято по инициативе А.С. Рыбакова, проводившего здесь организационное собрание.

А вся техника, главным образом, тракторы поступали иностранных марок: «Фордзон», «Кейсы» и другие. Надо было готовить кадры трактористов. При Райполеводсоюзе были организованы курсы по подготовке механизаторов. Комсомолом брошен клич: «Комсомольцы - на трактор!» В числе первых был комсомолец Миша Дудкин, получивший право вождения трактора «Фордзон». Свой трудовой путь Михаил Федорович Дудкин закончил на посту директора Усть  Быстрянской МТС.

 

 

Первые тракторы «Кейсы, поступившие в

Константиновскую МТС весной 1930 года 

В 1929 году был создан совхоз «Стычной». К ХIV годовщине Великой Октябрьской революции в Константиновском районе сплошная  коллективизация была завершена. В колхозы объединились все бедняцко-середняцкие хозяйства. Посевы колхозов составляли 95 процентов всей площади. Рабочих волов в них было 12838, лошадей 10102, овец -23747, свиней – 3090. Валовой сбор зерновых культур по району в 1951 году составлял 12907 ц.

Объединение мелких хозяйств в крупные коллективные хозяйства означало победу Ленинского кооперативного плана. В деревне была упразднена частная собственность на средства производства, не стало базы для эксплуатации человека человеком.

Коллективизация вывела трудящееся крестьянство на социалистический путь развития, укрепила союз рабочих и крестьян. В сельском хозяйстве упрочилась социалистическая система хозяйства. Районная газета уже стала выходить под названием : «Колхозное знамя».

Важную роль в деле социалистического преобразования сельского хозяйства сыграли МТС. Константиновская МТС была создана в апреле 1930 года. Она обслуживала 15 колхозов с посевной площадью 29679 га. Всего в районе в то время было 25 колхозов, 125 тракторов, 18 комбайнов, 12 грузовых и 2 легковых автомобиля.

В связи с усиленным поступлением уже отечественной техники, так как к этому времени давали продукцию Сталинградский, Харьковский, Челябинский тракторные заводы, а Запорожские комбайно - строители выпускали комбайны «Коммунар», назревал вопрос о подготовке механизаторов не только мужчин, но и женщин. Инициативу, о создании женских механизаторских бригад, первым в Азово-Черноморском крае подал Константиновский район.  При Усть Быстрянской МТС была создана одна из первых на Дону женская молодежная комбайновая бригада. Возглавляла эту бригаду комсомолка Анисья Писковацкова.

Молодые девушки убирали урожай во всех колхозах зоны Усть Быстрянской МТС. Неделями не сходили они с помоста своих «Коммунаров». И не то, чтобы уступать в работе мужчинам, чаще их брали на буксир, добиваясь высокой выработки на хлебоуборке. За высокопроизводительное использование техники, хорошую организацию труда бригадир Анисья Никоноровна Писковацкова была награждена Орденом Красного знамени. Для некоторых участниц женской молодежной бригады профессия комбайнера стала пожизненной. До сих пор работает на комбайне в колхозе «Знамя коммунизма» из состава бывшей молодежной бригады Анна Моисеевна Чекаева.

В феврале 1935 года II Всесоюзный съезд колхозников- ударников принял новый примерный Устав сельхозартели. Съезд обобщил накопленный колхозами опыт, способствовал их дальнейшему укреплению и развитию. В хуторах и станицах Дона росла активность колхозного крестьянства и казачества, ширилось соревнование механизаторов и животноводов. Поднялось благосостояние колхозников.

Учитывая преданность казаков Советской власти, ЦИК СССР в апреле 1936 года принял постановление «О снятии с казаков ограничений по службе в РККа». На Дону началось формирование казачьих частей в составе Красной Армии. Постановление Правительства глубоко взволновало донских казаков, оно уничтожило остатки прежнего недоверия к казачеству и вызвало новый подъем трудовой и политической активности трудящихся казаков.

Районная газета с 1939 года выходила названием «Знамя коммунизма», а Константиновская в 1940 году отнесена к типу горпоселений и называлась рабочим поселком.

Росли валовые сборы зерна, крепла экономика колхозов. За годы второй пятилетки урожайность выросла в среднем в два раза. В 1937 году колхозы выдавали по 10-12 кг, а некоторые по 18кг зерна на трудодень. Их уровень был значительно выше, если бы не вероломное нападение гитлеровской Германии на нашу страну.

 

Великая отечественная.

В ответ на вероломное нападение гитлеровцев на нашу Родину, зверства, чинимые над Советскими людьми, в Райвоенкомат обращались  многие юноши и девушки с просьбой о зачислении их добровольцами в ряды Красной Армии. Взамен ушедших на фронт на трудовые участки приходили пенсионеры, старики и женщины.

В трудную годину войны женщины, молодежь занимались сбором теплых вещей для Красной Армии. По инициативе комсомольцев в районе широко развернулся сбор средств в фонд постройки эскадрильи.

Об этом рассказывается в докладной записке Константиновского райкома ВЛКСМ от 24 сентября 1941 года.

Огромное значение имела связь тыла с фронтом, его моральная поддержка фронтовиков. Трудящиеся района писали письма воинам, в которых сообщали, что они делают для победы над врагом и призывали ещё крепче бить фашистов. Такие письма повышали моральное состояние воинов, а их ответы помогли поднимать производительность труда и тем самым приближать победу над врагом. «Фронт и тыл – едины», в этом наша сила, говорилось в письмах.

Это нерушимое единство тыла с фронтом и явилось одним из главных источников победы над фашистской Германией. Трудящиеся нашего района вложили свою долю в эту великую победу.

Не уронили чести на фронтах и наши земляки. Пятеро из них удостоены звания Героя Советского Союза, есть кавалеры орденов славы всех степеней, а орденоносцев – хоть полки формируй.

Герои Советского Союза – наши земляки

А.А.Свиридов, С.И. Здоровцев, С.Я. Орехов,

Ф.Ф. Першиков, С.И. Колесников. 

 

В 1942 году война докатилась до берегов Дона. 16 июня немцы заняли Константиновский. Шесть месяцев хозяйничали фашистские бандиты в районе. Они уничтожили 108 животноводческих ферм, 2916 лошадей, около 4000 овец, столько же крупного рогатого скота, около 20000 голов птицы. Разрушена и разграблена вся сельскохозяйственная техника. На весь район случайно уцелела одна свиноматка. Полностью погибло стадо племенного скота учхоза сельхозтехникума. Это хозяйство все годы до оккупации было участником Всесоюзной сельхозвыставки. Отсюда экспонировались на выставке высокоудойные коровы-рекордистки, овцы, свиньи, производители этих видов животных. По качеству прежнее поголовье и поныне ещё не восстановлено.

Целыми кварталами были разрушены капитальные, красивые здания и дома в райцентре, сожжены гитлеровцами хутора Кастырка,  Верхний Калинов, много домов в хуторах Куликовке, Камышине. Из имевшихся 36 школ 24 полностью разрушены. Общий ущерб, причиненный фашистами, исчислялся в один миллиард двести миллионов рублей. В общем, наш район пострадал больше любого из окружающих.

/Данные без Николаевского района/

Освобождался Константиновский Советской Армией в ночь с 18 на 19 января 1943 года. В освобождении участвовали: 1-й Гвардейский стрелковый корпус под командованием генерал – майора И.И. Миссан, 24-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием П.К. Кошевого /впоследствии маршала Советского Союза/33-я  гвардейская дивизия под командованием генерал – майора А.И. Утвенко, танковый полк полковника Лутенко. Оперативную группу Армии возглавлял Герой Советского Союза, зам. Командующего войсками 2-й гвардейской Армии, генерал-майор, затем генерал армии Я.Г. Крейзер, начальник штаба группы полковник Коровиков.

Первые три дня власть в поселке устанавливали  представители военного Совета Армии капитан Хорошавин, старший лейтенант Мещеряков, продовольствием ведал старший лейтенант Никонов.

Вслед за фронтом прибыли секретарь райкома партии И.Н. Смирнов, председатель райисполкома Ф.З. Безуглов, редактор районной газеты Г.М. Кузьмин и др. работники.

Тяжелое то было время. Поселок лежал в развалинах. Завалы битого стекла, кирпича, щебня затрудняли движение по улицам. Силами всего населения производилась очистка улиц, закладывались оконные, дверные проемы, а кое где и пробитые снарядами стены в уцелевших коробках зданий. Из оставшихся коробок восстановлены здания, где размещаются ныне: Районо и Дом пионеров, районный узел связи, райпотребсоюз, сельпо, учебный корпус сельхозтехникума, здание напротив кинотеатра «мир» и другие. В хлопотах незаметно наступили сроки сева, а работать не начем. Привлекали на пахоту индивидуальных коров, другого выхода не было. Но у советских людей существует железное правило – взаимовыручка. Веселовский район, где секретарем райкома партии был тогда Б.Ф. Егоров, выделил нам в порядке шефской помощи тридцать пар рабочих волов. Вот от каких рубежей мы поднимались до нынешних высот.

 

 

Газеты, издаваемые в Константиновской с 1920 года

по настоящее время.

КОНТРАСТЫ ВРЕМЕНИ

Иное положение теперь. Ныне сельскохозяйственное производство характеризуется высоким уровнем технического оснащения. В районе имеется: 1300 тракторов, 313 зерновых комбайнов, в том числе 90 мощных «Нива» и «Колос», 1160 автомашин и много другой техники. Короче все основные работы в земледелии выполняются механизированным способом.

Само собой напрашиваются сопоставления с прошлым от старых веками коренившихся на Дону традиций не осталось следа. На Донских просторах бок о бок трудятся казаки, иногородние, представители разных национальностей. Все они являются активными строителями Коммунистического общества и заняты одной мыслью: как повысить уровень всех отраслей сельскохозяйственного производства, ослабить влияние на хозяйство капризов природы.

Не стало вражды между «коренными» и «пришлыми» на смену пришли дружба, коллективизм, товарищество, растет доверие, уважение друг к другу. Другие заботы появились у сельских тружеников, иное соперничество. Они соревнуются за то, как лучше выполнить плановые задания, личные социалистические обязательства.

 Многого не увидишь, что отличало жизнь Донского края по исторической мерке ещё совсем недавно. Не встретишь здесь такого человека, который мешал бы своим детям ходить в школу. В  условиях осуществления перехода ко всеобщему среднему образованию молодежи, не может быть  и речи о неграмотности. Из самых отдаленных хуторов многие юноши и девушки учатся в высших учебных заведениях. В каждом колхозе свои инженеры, ученые агрономы, врачи, зоотехники, учителя. Книга, наука, точные знания являются первыми спутниками хлеборобов. Зажиточная и культурная жизнь стала постоянным гостем в их домах. Электричество, газ, водопровод, телевидение становится привычным явлением на селе.

Нет теперь судеб, подобных судьбе казачки Натальи. Чище свободней, ярче стала любовь. Нынче молодые люди соединяют свои судьбы по влечению сердец. Много счастливых комсомольских свадеб справляли хуторяне в прошлые годы, и сколько их ещё предстоит справить по новым обрядам, которые прочно входят в быт хуторов и станиц.

А как выросли люди за годы Советской власти? Те, у кого прошло детство в Константиновской и те, кто начинал здесь свою трудовую деятельность. Казалось бы не так давно Тихон Хренников бегал босоногим мальчишкой по Константиновским улицам. Мать его работала уборщицей в Окружкоме партии в первые годы Советской власти. Теперь Тихон Николаевич Хренников – всемирно известный композитор.

Вениамин Каверин, работавший секретарем Константиновского райкома комсомола в 1925 -26 годы, стал писателем. Ныне Вениамин Александрович Каверин относится уже к старшему поколению советских писателей.

Начинал работу в райкоме комсомола, затем в районной газете «Колхозное знамя» Миша Стрепухов. Сейчас Михаил Федорович Стрепухов - главный редактор журнала «Советы депутатов трудящихся», в Москве.

Уже в 1948 году хозяйство района было относительно восстановлено. Относительно потому, что техники было маловато: норма  пахоты на трактор в колхозах была ещё высокой. Гораздо выше, чем в соседних районах. Если к примеру в Семикаракорском, Цимлянском районах норма пахоты на 15-ти сильный трактор составляла до 600, то в Константиновском – свыше тысячи гектаров, почти вдвое. Сказывались последствия оккупации.

В 1950 году образовано 10 укрупненных колхозов, три совхоза: мясо - молочный «Стычной», Ведерниковский виноградарский и Константиновский откормсовхоз из специализированных хозяйств имелись: учебно-опытное хозяйство сельхозтехникума, три подсобных хозяйства, 2 рыбколхоза, инкубаторно-птицеводческая станция, мехлесхоз и другие  сельхозпредприятия.

Ежегодные выпуски сельхозтехникума обеспечивали колхозы, совхозы планомерным пополнением ветеринарно-зоотехническими и агрономическими кадрами. ССПТУ – кадрами механизаторов.

Рыбозавод и маслозавод были организованы в 30-х годах. В прошлом рыбозавод – технически отсталое производство, все технологические процессы обработки рыбы производились вручную. Ассортимент выпускаемой продукции был беден. Ныне Донской рыбокомбинат- технически оснащенное предприятие. Завод имеет холодильники емкостью в 300 тонн. Два льдозавода, производительностью 20 тонн, рефрижераторный флот, автопарк. Технологические процессы по обработке рыбы механизированы.

Механически отсталым предприятием был и маслозавод. Его оборудование состояло из ручного сепаратора, да деревянного пресса. Сейчас здесь большинство технологических процессов механизировано. Завод имеет поточные линии, в широком ассортименте выпускается молокопродукция.

20 ноября 1967 года Константиновск стал городом районного подчинения. Широкий размах получило жилищное, культурно- бытовое строительство.

 За последние 10 лет построен водопровод, комбинат  коммунальных предприятий и организации сдали в эксплуатацию 12 тысяч квадратных метров жилья, здания аэрофлота, автовокзала, студенческий городок, асфальтировались улицы, тротуары, высаживались десятки тысяч деревьев. Город украшают широко - форматный кинотеатрДворец культуры, в стадии строительства банно-прачечный комбинат, учебный корпус ССПТУ. Быткомбинат расширяет число бытовых услуг: ремонт жилья, сложной бытовой техники, пункт химчистки и т.д. К услугам тружеников села – спецмашина бытового обслуживания, открыты приемные пункты для заказчиков в центральных усадьбах колхозов.

Пищекомбинат увеличивает выпуск кондитерских изделий, безалкогольных напитков. Возросло производство овощных и фруктовых консервов.

 Раньше казак, как только становился на ноги, его сажали на коня. На своем коне он служил в Армии, не расставался с ним и в домашних условиях. До Советской власти в Константиновской было два легковых автомобиля у купца Сивякова и владельца типографии Яснева. Нынче в городе, станицах и хуторах сотни автомобилей, мотоциклов, мотороллеров в личном пользовании. Казаки пересели на стальных коней. Теперь они предпочитают ездить не на одной лошадиной силе. Внутри города введено регулярное автобусное движение. С каждым годом улучшается материальное благосостояние и культурная жизнь горожан.

 

Вдохновляющие перспективы.

Забота о благе советского человека определяет существо политики КПСС, является целью социалистического производства. В директивах XXIV  съезда КПСС подчеркивалось, что главная задача 9 пятилетки состоит в том, чтобы обеспечить значительный подъем материального и культурного уровня жизни народа на основе высоких темпов развития социалистического производства, повышения его эффективности, научно- технического прогресса и ускорения роста производительности труда. Прошедшая пятилетка была важным этапом на этом пути.

 За прошлые четыре с лишним года девятой пятилетки в районе произошли значительные экономические и социальные изменения.

Вот некоторые данные о достигнутых итогах. Объем реализации промышленной продукции в 1974 году по сравнению с 1970 годом возрос на 4 миллиона рублей. Такой её важнейший показатель, как производительность труда увеличился на 49 процентов. Именно за счет  этого обеспечен в основном весь прирост выпуска промышленной продукции. Промышленные предприятия района за годы девятой пятилетки улучшили качество выпускаемой продукции, освоили выпуск новых изделий.

Многое сделано и в области повышения технического уровня, улучшения качества продукции. Районная партийная организация, руководствуясь указаниями XXIV съезда КПСС, основные свои усилия в деле повышения эффективности общественного производства направляла на ускорение технического прогресса быстрейшее внедрение передовых технологических процессов и прогрессивных методов организации труда.

Были реконструированы: Потаповский щебеночный, кирпичный заводы, создан крупнейший рыбокомбинат в результате реконструкции Потаповский щебеночный завод, вдвое увеличил  выпуск ценнейших материалов, необходимых для строительства гидротехнических сооружений, производственных и культурно-бытовых объектов, выпуска железобетонных изделий.

Рабочие судоремонтных мастерских освоили выпуск новых более высокопроизводительных земснарядов и карчекранов. Суда технического флота, изготовленные руками константиновцев, пользуются спросом на всех речных бассейнах европейской части страны.

В районе ведется интенсивное капитальное строительство. Только за 4 года прошлой пятилетки сдано в эксплуатацию 39640 квадратных метров жилья при плане 34400 квадратных метров. Построены новые школьные здания в станицах Богоявленской, Мариинской, в хуторах Нижне-Журавском, Ведерники, Ермилове, городской стадион на три тысячи мест. В стадии завершения строительство Николаевской, Константиновской средних школ. В конце прошлого года, раньше предусмотренного директивами XXIV съезда КПСС, срока было осуществлено перекрытие реки Дон, и Николаевский гидроузел вступил в строй. Николаевский гидроузел – первенец из каскада гидроузлов, который возникает в недалеком будущем на протяжении от Цимлянского до Азовского моря.    

Гидротехническое сооружение позволит оросить донской водой до 130-150 тысяч гектаров земельных угодий, обеспечить потребности в воде растущей промышленности, дать речному транспорту стабильный фарватер, способный пропускать крупные суда, в том числе типа «Река-море».

В настоящее время рядом с городом начато строительство Константиновского гидроузла, проектной стоимостью свыше 74 миллионов рублей. После окончания строительства такая же, примерно земельная площадь, как и от Николаевского гидроузла, будет использована под орошение.

 

Действующий Николаевский и строящийся

Константиновский гидроузлы.

Большие надежды возлагают труженики села на донскую воду. Орошение будет способствовать не только резкому увеличению производства продуктов земледелия, но и создаст прочную базу для роста продуктивности животноводства. Произойдут глубокие социальные изменения в колхозах и совхозах. Ещё больше повысится благосостояние людей.

Важной особенность развития животноводства в последние годы явилась его интенсификация на основе последовательного осуществления специализации и концентрации, комплексной механизации ферм, укрепление кормовой базы. В пошедшей пятилетке завершена концентрация и специализация в птицеводстве. В результате более чем вдвое увеличилась продажа яиц государству.

Завершается в районе специализация по откорму свиней. Созданная межколхозная откормочная база даст возможность поставить на промышленную основу производство свинины.

Широким фронтом ведется специализация и концентрация производства молока. За годы 9 пятилетки построен молочный комплекс с новой передовой технологией на 800 голов в колхозе «Победа». Ведется строительство молочных комплексов в колхозе «Мир» на 1200голов и «Правда» - на 800 голов.

 Сама по себе специализация ещё не решает проблемы увеличения производства продуктов животноводства. Одним из главных условий интенсификации этой отрасли является создание прочной кормовой базы, обеспечивающей в достатке на протяжении года полноценное кормление животных по научно- обоснованным нормам. С этой целью создана новая специализированная организация по производству кормов для колхозов и совхозов района – Машино - животноводческая станция. Строится межколхозный комбикормовый завод. Построен и работает мощный кормоцех «Дон-6» в колхозе «Победа». Осуществляется строительство типовых кормоцехов по приготовлению грубых и концентрированных кормов на фермах района. Ведется проектирование оросительной системы по производству кормов.

Хорошо работали над выполнением социалистических обязательств по производству и продаже государству животноводческой продукции  в 9 пятилетке коллективы колхозов «Ленинский путь», «Знамя коммунизма»,  «Правда», «Большевик» и другие. В районе немало опытных животноводов, которые включились в соревнование за получение 3 тысяч килограммов  молока от фуражной коровы и среди них Герой Социалистического труда доярка из колхоза «Советская Россия» А.И. Харченко,  доярки М.В. Петрова, В.И. Ломакова, Н.П. Косова, В.Н. Мурзаева и многие другие.

Первыми в районе досрочно выполнили пятилетний план по продаже молока государству животноводы МТФ №3 колхоза «Ленинский путь», коллектив фермы учхоза, колхоза «Знамя коммунизма», МТФ №2  колхоза «Советская Россия» и другие.

Лучших результатов в социалистическом соревновании добились свинарки М.С. Галицына, И.А. Будоргина, Н.Г. Шевцова, скотники по откорму крупного рогатого скота М.Т.Тришечкин, Г.Л. Дорох, чабаны В.И. Харламов, А.И. Антоненко, телятницы Н.А. Бондаренко, Р.Я. Мельникова, птичницы Е.А. Галдина, Л.М. Кондакова и другие животноводы. Многие из них досрочно выполнили индивидуальные обязательства и работают в счет 10 пятилетки.

Осуществляя курс партии на дальнейшую интенсификацию производства коммунисты, животноводы, специалисты определили рубежи на 1976год – первый год десятой пятилетки. Планируется продать государству в 19676 году: мяса -6,4 тысячи тонн, молока- 17,5 тысяч тонн, яиц – 22 миллиона штук, шерсти – 155 тонн. Надоить от каждой коровы 1850 килограммов молока, собрать от каждой курицы-несушки 210 яиц, настричь с овцы 3,5 4килограмма шерсти. Иметь на конец года 50800 голов крупного рогатого скота, 54000овец, 32 тысячи свиней, 130000 кур-несушек. Произвести 4,2 тысячи тонн травяной муки, 14 тысяч тонн гранулированных кормов, 21 тысячу тонн, сенажа, заложить 142 тысячи тонн силоса.

Путь к достижению поставленной цели, коммунисты, животноводы, специалисты видят в организации кормоприготовления по передовой технологии, в эффективном использовании кормов, в повышении качества продукции. На решение этой задачи и направлены усилия всей районной партийной организации.

Ключевой проблемой сельскохозяйственного производства считается производство зерна. Итоги последних лет показывают, что при использовании имеющихся возможностей и необходимом напряжении сил труженики сельского хозяйства вправе рассчитывать на успешное решение поставленной задачи в первом году десятой пятилетки.

 Прочную прописку в колхозах  и совхозах получил прогрессивный метод проведения основных сельскохозяйственных работ. Этот вопрос неоднократно обсуждался на Пленумах райкома партии, собраниях партийного актива, в первичных партийных организациях колхозов и совхозов. Как в прошлые годы, так и в текущем – первом году десятой пятилетки все яровые зерновые посеяны с одновременным внесением минеральных удобрений. На полях района дан широкий простор высокоурожайным сортам озимых и яровых культур. В прошлой пятилетке на 264 гектара увеличены площади под орошение, в 1,8 раза возросла энерговооруженность хлеборобов.

Серьезный экзамен выдержали партийные организации, хлеборобы и трудящиеся района в прошлом году. Как известно, год этот выдался исключительно тяжелым. Коммунистам, специалистам и всем земледельцам пришлось проявить высокую организованность, оперативность для того, чтобы вырастить и собрать урожай. В районе немало примеров, когда в одинаковых условиях, передовых коллективов, получили сравнительно неплохой урожай и перевыполнивших задание пятилетки по продаже хлеба государству. Коллектив колхоза «Ленинский путь» собрал в среднем на круг по 12,4 центнера с гектара и продал сверх пятилетнего плана три тысячи тонн зерна.

Неплохих результатов добились бригады, возглавляемые коммунистами И.П. Медведевым из колхоза имени М. Горького, Д.М. Дьяковым из колхоза «Победа», К.А. Герасимовым из колхоза «Правда» и другие. Опыт передовиков является надежной исходной позицией для всех тружеников сельского хозяйства района в увеличении производства зерна. Они все шире развертывают соревнование за высокую культуру земледелия, рациональное использование каждого гектара земли.

Сама жизнь подсказывает, что на наших землях нельзя рассчитывать на получение высоких, устойчивых урожаев без постоянного повышения их плодородия. Поэтому в районе уделяется самое пристальное внимание хранению и внесению в почву минеральных удобрений.

Большое значение в вопросах использования земель и повышении культуры земледелия имеет борьба с обезличкой. Каждый гектар, каждый участок должен иметь своего хозяина, который от начала до конца, от подготовки почвы для посева и до уборки призван полностью отвечать за урожай. Учитывая это, партийные организации колхозов и совхозов района уделяют внимание совершенствованию организации труда. 

За годы прошедшей пятилетки заметные сдвиги произошли в сельском культурно-бытовом строительстве. Открыты новые культурно-просветительные учреждения, более чем на 38 тысяч томов увеличился книжный фонд библиотек. Работают народные университеты. Подавляющее большинство построенных в районе школ, детских учреждений, клубов, также выросло на сельских улицах.

 

 

Новостройки города: Дворец культуры,

широкоформатный кинотеатр, Дом

Советов, корпус районной больницы.

 

Технический прогресс оказывает благотворное влияние на все стороны колхозной жизни. Нельзя не отметить тягу людей к культуре. Собственно для этого теперь есть веские материальные основания. В числе объектов запланированных на 10 пятилетки предусматривается установка ретранслятора у хутора Ведерники, с помощью которого  будут значительно улучшены телепередачи по району, строительство ковровой фабрики, канализации в городе, будет сдано в эксплуатацию 9398 квадратных метров жилья, из них 2500 квадратных метров на селе, будут введены в строй новые автомобильные трассы с твердым покрытием – Константиновск – Николаевская и Константиновск – Н-Потапов. Вдохновляющие перспективы. Во всем этом сказывается огромная забота коммунистической партии, советского правительства о благе советских людей.

«Наша цель, - говорил на XXIV съезда КПСС т. Л.И. Брежнев, сделать жизнь советских людей ещё лучше, ещё краше, ещё счастливее. Мы идем навстречу новым годам самоотверженного и вдохновенного труда, труда с полной отдачей всех творческих сил. Для нас это – единственный путь к благосостоянию и счастью, к светлому коммунистическому будущему». В ответ на заботу партии и государства трудящиеся района работают с таким старанием, чтобы успешно осуществить и превзойти задания новой пятилетки.

Заработки в колхозах  дают реальную возможность для того, чтобы каждая семья хорошо устроила свой быт и умело заполнила свой досуг. Первое время, когда в колхозах были введены оплачиваемые отпуска, многие члены сельхозартели предпочитали получить денежную компенсацию и отсидеться дома. Теперь если семья не связана со строительство, отпускное время проводит обычно за пределами своего колхоза. Многие колхозники в прошлые годы побывали в заповедных уголках нашей Родины, отдыхали по путевкам в лучших санаториях и курортах. Совершали экскурсии в зарубежные страны.

Улучшилось в районе бытовое, торговое и медицинское обслуживание населения. Этим проблемам уделялось неослабное внимание. Во всех центральных усадьбах колхозов и совхозов работают приемные пункты быткомбината по ремонту сложной бытовой техники, пошиву одежды и обуви и других услуг. Торговые автолавки обслуживают сельских тружеников непосредственно в поле, на фермах. Лечебные учреждения пополнились современной лечебной и диагностической аппаратурой. Построен новый корпус районной больницы и теперь она располагает коечным фондом в 175 мест. Здесь имеются: клиника, диагностическая лаборатория, рентгеновский флюорографический и физиотерапевтический кабинеты, кабинет функциональной диагностики. Поликлиника обслуживает одновременным приемом врачей по 15 специальностям.

Конечно, проблемы, связанные с совершенствованием всех видов обслуживания населения района, остаются пока ещё острыми. Но то, что осуществлено в годы прошлой пятилетки является значительным шагом вперед.

В наступившей новой десятой пятилетке - эффективности и качества взят хороший старт. Воодушевленные решениями XXV съезда КПСС коллективы промышленных предприятий, строек, колхозов и совхозов района успешно завершают годовые планы, как по объему реализации промышленной продукции, так и по сдаче государству всех видов продуктов животноводства. Некоторые коллективы уже работают в счет 1977 года, а это означает доброе начало на все пятилетие.

 В своих социалистических договорах о соревновании на 10 пятилетку трудящиеся района предусматривают не только рост выпуска промышленной продукции, повышение урожайности, надоев молока, увеличение привесов скота на откорме, но и усиление борьбы за высокое качество продукции. Они хорошо понимают, что забота о выполнении планов десятой пятилетки, об урожае, о высокой рентабельности ферм, росте производительности труда в конце концов  оборачивается благом для каждого.

Районная партийная организация, глубоко сознавая сложность и ответственность задач десятой пятилетки, полностью подчинила свою организаторскую и политическую работу мобилизации всех сил и ресурсов на выполнение государственных планов, на успешное претворение в жизнь решений  XXV съезда КПСС.

Земля донская… На протяжении всей своей истории она  была ареной ожесточенных сражений, обильно полита кровью русских советских воинов. Но никогда, никакой интервенции не удавалось её покорить, ни той что была в восемнадцатом, ни во время нашествия гитлеровских полчищ.

В упорных боях освобождался от фашистской нечестии каждый населенный пункт донского края. На территории района воздвигнуты 23 памятника, три обелиска, два мемориала. Они свидетельствуют о героическом подвиге советских людей и о нашей конечной победе.

Безмерны уважение и любовь народа к тем, кто до последнего вздоха выполнял свой воинский долг, кто отдал за счастье народа, за дело коммунизма самое дорогое- жизнь. Нынешнее поколение, строящее коммунистическое общество, приумножает славные боевые традиции своих отцов и дедов трудовыми подвигами во имя процветания и могущества любимой Родины.

Петр Алексеевич Дербенёв

гор. Константиновск

ул. 9 января,39

Картинная галерея

Обо мне

Евгений Фёдорович Качура родился 6 ноября 1957 года в хуторе Вислый Семикаракорского района. До 1973 года учился в восьмилетке хутора Мало-Мечётного и два года — в Висловской средней школе. Читать дальше...

Контакты

E-mail: kef1957@yandex.ru
Skype: live:kef1957
Youtube канал