Перейти к основному содержанию

Календарь краеведческих дат

ПАВЕЛ - митрополит Сарский и Подонский; хотя митрополичье подворье давно уже находилось в Крутицах, П. продолжал носить наименование прежнего вы­сокого сана наших архипас­тырей; руководил переводом Библии и богослужебных книг с греческого языка на церковно-славянский; умер в 1675 г.

ПАВЛИЧЕНКО Иван Диомидович (куб.) - рожд. 1891 г. ст. Шнуринской; ген. майор. Сын землероба, П. получил небольшое образование и призванный на военную службу зачислен в конвой наместника Кавказа; отсюда с началом Первой Мировой войны перевелся в 1-й. Запорожский полк и за боевые отличия на Турецком фронте среди многих наград получил производство в офицерский чин. После Октябрьского переворота возвратился на Кубань в чине сотни­ка. Когда станица в 1918 г. оказалась под властью боль­шевиков, он с деланной готовностью стал во главе «революционного» отряда станичников. Однако, посланный против Казаков Добрармии, в июле того же года перешел со своими двумя сотнями на их сторону и от этого времени оставался в рядах бойцов за Казачью Идею. Будучи много раз ра­нен, в результате беспример­ной храбрости, к 1920 г., т. е. ко времени эмиграции, П. состоял уже в чине генерал-майора. Заграницей он соз­дал казачий хор и команду джигитов, с которыми вы­ступал в городах Югославии. Потом пробовал организо­вать переселение Казаков в Перу, а после неудачи этого предприятия снова создал группу джигитов, с которой посетил ряд стран Южной Америки. От 1931 я. П. жил в Бразилии и занимался по­ставкой строительных, мате­риалов. Умер 9 августа 1961 г,

ПАВЛОВ Ерофей (Сергей) Васильевич (дон.) - род. 4 октября 1896- г. в ст. Екатериненской; сын войскового старшины Василия Михайло­вича П., замученного в за­стенках Чека; общеказачий Походный атаман. Окончил Донской кадетский корпус и Николаевское кавалерийское училище, из которого выпу­щен с чином хорунжего в 47 Дон. каз. полк в начале Первой Мировой войны. В кон­це 1916 г. командирован в Винницкую школу военнных летчиков и зачислен в состав русской авиации. На Дон возвратился после револю­ции 1917 г и Октябрьского переворота. Здесь поступил в отряд донских партизан, тяжело ранен и находился на излечении в ст. Константиновской. При общем вос­стании Казаков оказался в их рядах; потом служил в броневых частях и в донской авиации. Оставленный вме­сте с другими Донцами в Новороссийске, перешел на нелегальное положение, поль­зовался фальшивыми доку­ментами, стал называться Сергеем, работал бухгалтером, чертежником, но по­стоянно жил под угрозой ареста. К 1959 г. прошел за­очный курс технической шко­лы и получил аттестат ин­женера-конструктора.

Когда в 1942г. Герман­ская армия заняла берега До­на, он, как и все Казаки, принялих как избавителей. П. добился от немецкого командования разрешения на сформирование Донского Войскового штаба и строе­вых казачьих частей. Остав­шиеся на Дону Казаки соб­рались на его призыв в пер­вые два полка, которые Нем­цы приняли в ряды своих войск, наделив П-ва чином полковника и званием По­ходного атамана. Это отве­чало желаниям и собравших­ся около него бойцов.

После Сталинградской катастрофы началось отступ­ление с казачьих земель и тогда под знамя Походного атамана собралисьвсе строе­вые казачьи части противни­ков СССР, так же как и обозы беженцев. Уходя на Днепр, П. стоял во главе де­сяти полков, которые вели непрерывную борьбу с рас­тущей советской партизан­щиной. Начальник Главного Казачьего Управления ген. Краснов произвел его в чин генерал-майора, но вскоре, 17 июня 1944 г. ген. П. по­гиб в результате трагическо­го недоразумения. В Польше, на лесной дороге у г. Ново-грудка, немецкая застава но­чью приняла его штаб за партизанский отряд. Одной из пуль ураганного огня был сражен и Походный атаман.

Казаки чтут его память наравне с памятью лучших своих национальных героев-мучеников нашей эпохи, Ка­ледина, Назарова, Чернецова, Краснова и др.

ПАВЛОВ Николай Михайлович (дон.) - ст. Раздорской; участник Первой Мировой войны и борьбы за Дон; в 1920 г. из Крыма эвакуиро­ван в Болгарию, где прожил 38 лет и умер в 1958 г.

ПАВЛОВ Филипп Павло­вич (дон.) - ст. Березовской; расстрелян коммунистами в 1929г.

ПАДАЛКА - Запорожский Казак, поселившийся на До­ну, основатель рода Падалкиных, которые жили в ст. Аксайской, женились на Донских Казачках, вели торговые дела; их парусники плавали по Черному морю до Греции с грузом пшеницы, соли и дерева.

ПАДАЛКИН Алексей Пет­рович (дон.) - рожд. 1893 г., ст. Аксайской; подъесаул. В пятилетнем возрасте лишился матери, новочеркасской Казачки — Егоровой. Позднее и отец погиб на море. Под опекой родственников окончил двуклассную станичную школу и некоторое, время обучался в Аксайском мореходном  училище. Затем со своим родственником и опекуном архитекто­ром Богдановым странствовал по южным городам, где и учился в разных школах. Приписанный к сословию Торговых Казаков П. не подлежал призыву в армию. Когда началась Первая Ми­ровая война, он проживал в г. Баку и там поступил доб­ровольцем во 2-й погранич­ный полк. Он участвовал в боях с Турками, дважды  ранен и награжден Георгиевскими крестами 4-й и 3-й степеней. После второго ранения вышелиз госпиталя уже в дни революции 1917 г. и сразу поступил в ударную» часть «личного примера», после переименованную в Кавказский ударный баталь­он. Оставался на фронте в должности начальника команды разведчиков. В январе 1918 г., по причине развала фронта, вы­ехал на Дон вместе с частью своих разведчиков. Здесь поступил на службу в Особое отделение штаба Ростовского округа (политическая разведка и пропаганда), потом ушел в Степной поход и состоял при штабе Походного атамана. Участвовал в освобождении Новочернасска прикомандированным ко 2-й сотне Семилетовского отря­да.

3-я мая 1918 г. председатель Донского правительства. А. П. Богаевский направил его в Москву, с поручением атамана П. Н. Кра­снова определить шансы на возможность мирных переговоров с большевицким правительством. Но там этой идее сочувствия нигде не нашел, был арестован и посажен в лагерь, откуда бла­гополучно бежал.

После возвращения в Новочеркасск, снова отбыл в командировку для разведки на тылах противника в Ца­рицын и в награду за ее успешность произведен в чин хорунжего. При этом зачислен в разведывательный отдел штаба Донской армии, с оставлением в личном распоряжении председателя правительства.

В сентябре 1918 г. откомандировался на фронт, в 62 пеший полк, где командовал Кумшацкой сотней.. При станции Шутово ранен в кисть и плечо правойру­ки, но остался в строю, повел сотню в контратаку и снова ранен штыком матроса в правую ногу. На перевязочном пункте в эту ногу снова попала картечь шрап­нели.

За этот бой П. произ­веден в чин сотника. По выздоровлении командиро­ван в распоряжение полковника Мартынова, с которым приступил к пробе формирования батальонов из плен­ных красноармейцев. Одна­ко, некоторые роты, при пер­вой встрече с противником, перешли на его сторону прихватив насильно с собой и офицеров. Прекратив это неудачное предприятие, с полковником Мартыновым отправился формировать из крестьян Астраханско-При­волжский полк. Назначен командиром этого полка, но заболел тифом и эвакуиро­ван в Ростов. Оправившись от сыпного, возвратного и брюшного тифов, П. начал службу при Особом отделе­нии штаба Донармии, в дол­жности офицера для секрет­ных поручений и отбыл в но­вую командировку за фронт противника, для выяснения казачьих настроений в северных округах Дона. За блестящее выполнение зада­чи награжден чином подъе­саула. При следующей разведке тылов противника, под Новохоперском снова попал в руки красных и посажен за проволоку в московском лагере. Освободиться отсюда ухитрился только в ноябре 1919 г. В дальнейшем, отступая с Донской армией, попал в Крым и там служил начальником политического пункта и офицером для спе­циальных поручений при штабах 5-й и 2-й Дон. каз. дивизий.

Не прекратил борьбы и уйдя в эмиграцию. В Болга­рии, по поручению Донско­го атамана, противодейство­вал работе Союза Возвраще­ния на Родину, а иногда руководил агентурными за­даниями. Четыре года со­стоял атаманом казачьей ста­ницы в г. Варна. В 1928 г. переехал во Францию. Зара­батывална жизнь физиче­ским трудом, и одновремен­но собрал и отослал в Праж­ский Донской музей много материалов по истории борь­бы с большевиками. Этой теме посвящены его мно­гочисленные статьи в каза­чьих изданиях «Родимый Край», «Путь Казачества», «Казачий путь», «Казачьи Думы» и др.

ПАДИНА - низменное место.

ПАЖЕЙ ДЕРЖАТЬ - ве­сти судно ближе к берегу реки.

ПАЙ - земельный надел, выделенный Казаку из ста­ничного юрта, по достиже­нии им шестнадцатилетнего возраста. Так как земельным владельцем была каждая ста­ница, то величину пая уста­навливало собрание (станич­ный сбор) ее «десятидворных» представителей; она за­висела от прироста населения и размеров юрта; новопоселенные станицы наделялись Землею из земельного фонда Войска с расчетом по 30 десятин на каждого взрослого мужчину; с ростом населения П. постепенно уменьшался, иногда — до пяти десятин. По обычному праву вдовы получали половину пая, а вдовы с сиротами — полный пай.

ПАЛ (некр.) - выстрел, пожар.

ПАЛАШ - однолезвийное холодное оружие; почти прямой клинок длиною 80-90 см., с заточенным для уколов концом. Прототип казачьего П-ша с эфесом без ох­ранной дужки часто встре­чается в погребениях Подонских Асов-Танаитов на­чала нашей эры; он известен в археологии, как канчар. У Казаков также — полоса, паласа.

ПАЛЕЙ или ПАЛИЙ Семен - популярный казачий атаман Днепровского Правобережья; совершал удачные набеги на Крым и взял в плен Крымского хана Осман Гирея; в 1701 г. поднял восстание против польских магнатов, пытавшихся поработить Казаков. Гетман Мазепа, по приказанию императора Петра Первого, заманил его к себе в Левобережье и передал русскому воеводе в 1704 г. П. послан в Енисейск и возвращен из ссылки только после измены Мазепы. Потомки П. заслужили в России- графский титул.

ПАЛИЦА (некр.) - палка, трость.

ПАМБЕРГ - голландский капитан-топограф; в конце XVII в., по поручению царя Петра составил карту Дон­ской земли; она издана тог­да же на 19 листах.

ПАН - дворянин-землевладелец; в казачьем обиходе не употреблялось в качестве обращения.

ПАНАИР (некр.) - базар.

ПАНВИЦ Гельмут фон - рожд. 1898г.; генерал-лейте­нант Германской армии, командир 15-го Казачьего кор­пуса. Происходилиз Верхней Силезия и во время Пер­вой Мировой войны стал кавалерийским офицером;подемобилизации перешел на частную службу и некоторое время управлял имениями; в 1935 г. возвратился на военную службу в германскую кавалерию и стал быстро повышаться в чинах. В 1942 г. фон П. уже командовал пол­ком и с ним пришел на ка­зачьи земли. Здесь он видел, с какой большой радостью Казаки приняли освобожде­ние от жестокого Сталинского режима, от всего не­истового советского строя жизни. Видел, как они с го­товностью создавали благо­желательное Германии граж­данское управление, как сти­хийно потянулись к оружию, формировали штабы, мелкие воинские части и даже полки.

Полковник фон П. по­нимал язык и дух Казачьего края лучше других немец­ких начальников и ничего удивительного не было в том, что именно ему пришла идея создания крупных ка­зачьих боевых соединений, Он сообщил свою мысль высшему германскому командованию и то, после не­которых колебаний, поручило ему формирование каза­чьих дивизий. В октябре 1942 г. фон П. уже стоял во главе крупного казачьего от­ряда и бился в Калмыцких степях с советской кавалерией.

С полным сочувствием встретил его идею и престарелый ген. П. Н. Краснов. Он всегда проповедовал, воз­можность и желательность соглашения Казаков с Гер­манией и верил в ее мощь. Его призыв стать в ряды возрождающихся казачьих полков, под знамена армии сулящей освобождение, встретили с воодушевлением Донцы, Кубанцы, Терцы и все старые эмигранты. Цент­ром формирования был наз­начен польский город Млава. Сюда стянули часть разроз­ненных казачьих полковых формаций, из лагерей собра­ли всех Казаков-военнопленных и в скором времени, хорошо снабженная и обученная Первая казачья ди­визия была готова к боевой службе. Начальником диви­зии стал ее инициатор и создатель, произведенный в чин генерала Гельмут фон П., который вскоре заслужил доверие, уважение и даже любовь своих подчиненных.

В конце лета 1945 г. возник вопрос о месте при­менения дивизии и ее на­чальник настоял на том, чтобы она не была направлена на Восточный фронт. Каза­ки готовы были биться про­тив сталинской тирании, но там они могли встретиться с братьями по крови и по­неволе проливать братскую кровь. Генерал не хотел до­пустить до этого. Принимал он по внимание и возмож­ность пленения бойцов ди­визии, когда гибель, угрожа­ла не только самому плен­ному, а и всем его мирным родственникам, оставшимся на советской стороне. При­няв эти соображения в рас­чет, Первую дивизию высла­ли в Югославию и Италию, где она вела упорную борьбу с красными партизанами и вскоре развернулась в 15 Конный казачий корпус.

Но вот пришло время поражения и капитуляции Германии. Казаки корпуса, обманутые в надеждах на избавление родного края, отступили на территорию Австрии и оказались на поло­жении военнопленных. По­бедители Англичане разместили их по лагерям между городами Лиенц и Обердраубург. Их командир, как не­мецкий генерал, содержался отдельно от корпуса и не подозревал, какая судьба ожидает его полки. Он по­лучил заверения влиятельно­го английского генерала в том, что ни ему, ни его лю­дям не угрожает передача в распоряжение Сов. армии. Говорили: даже, что генерал-фельдмаршал Александер уже отклонил требование Советов о выдаче Казаков, но еще никто не знал, что темные мстительные силы го­товы были услужить Стали­ну, не считаясь с военными традициями чести. Выдача произошла совершенно нео­жиданно. Сначала советскому Особому отделу передали генералов и офицеров, а за­тем и рядовых бойцов. По­раженный таким предательством, генерал фон П. за­просил Англичан, может ля он разделять со своими людьми их участь и услышал в ответ, что ему, как немец­кому генералу, выдача не уг­рожает. Этой привилегией доблестный командир не по­желал воспользоваться «Я пережил с моими Казаками много радостных дней, - ска­зал он, - хочу быть с ними и в тяжелое время. Мы за­ключили договор дружбы на жизнь и на смерть». И в то время как Казаки ехали «на родину», принуждаемые к тому грубым насилием, их командир последовал на стра­дания советского пленения искупительной жертвой сов­сем добровольно. 10 июня 1945 г. его вывезли в Мос­кву. Что он там перенес, знают только стены Лубян­ской тюрьмы. 16 января 1947 г., вместе с пятью казачьими генералами, командир 15-го Конного каз. корпуса Гель­мут фон П. казнен советски­ми палачами из МВД.

ПАНЁВА - полоса плотной материи, служившая Казач­кам в качестве юбки; от за­паски отличалась только клетчатым рисунком яркой раскраски.

ПАНСУРА - лицо; тоже что «обличье», но с оттенком насмешливости.

ПАНТИКОПЕЯ - первона­чальное название города Кер­чи после ее основания Гре­ками в V в. до Р. Хр.; сто­лица древнего Царства Боспорского; в Средние века известна как хазарский Самкерц, а славянский Корчев.

ПАНФИЛОВ Андрей Фотиевич (дон.) - рожд. 1857 г.; ветеринарный фельдшер, член Русской Государствен­ной Думы второго созыва.

ПАПАХА - барашковая шап­ка с суконным верхом; в древности Славяне называлиП. клобуком, а название П. вошло в употребление позд­нее, так же как трухменка или кабардинка; они связаны с именами кавказских наро­дов Папагов, Трухменов и Кабардинцев. Казаки поль­зуются разными фасонами П., низкими — с плоским вер­хом или высокими — с кону­сообразным верхом. Донцы и Запорожцы в 16-17 вв. снабжали П. суконным тумаком, падавшим на бок в виде клина; в него можно было вложить стальной кар­кас или иной твердый пред­мет, для защиты головы от шашечных ударов.

ПАРАЛИК - паралитик.

ПАРАМОНОВ Николай Елпидифорович (дон.) - род. ок. 1878 г., ст. Нижне-Чир-ской; крупный донской про­мышленник, товарищ пред­седателя Донского Круга, во время атамана Краснова— член Донского правительства.

По окончании универ­ситета помогал отцу в его обширных торговых и про­мышленных предприятиях» а после его смерти продолжал ту же деятельность, совме­стно с братом Петром. К 1917 г. обладал капиталом в 9 десять миллионов рублей.

Но будучи трезвым ре­алистом-предпринимателем, П. идеалистически расцени­вал революционное движение, считался социал-демо­кратом, по примеру своих русских коллег-миллионеров, поддерживал оппозицион­ную печать и деятельность революционных организаций, основал издательство для «прогрессивной» печати - «Донскую Речь». По отно­шению к. своим служащим и рабочим, т. е. к тем людям, которые своим трудом спо­собствовали  непрерывному росту его капиталов, П. ста­рался быть не только эксплуататором, но и опекуном. Народный Дом в ст. Нижне-Чирской был построен в 1899 г. по егоинициативе и при его деятельном участии, а отцовская фирма покрыла большую часть стоимости дома. Послеприобретения угольных шахт, онпозабо­тился об устройствеудобных общежитий для пришлых рабочих, организовал деше­вые столовые, больницу, школы свечерними курсами для взрослых,детский сад, кино и т. п.

Когда в 1917 г. совер­шился Октябрьский перево­рот он посетил Москву, что­бы повидать старых партий­ных друзей и ближе узнать, какие результаты дала под­держка революционеров. Ему удалась выбраться оттуда только весной 1918 г. через Украину, занятую уже Гер­манцами. П. вернулся в Ро­стов н/Д, .разочарованный достижениями революции и рад был принять участие в созидательной работе по ук­реплению. молодого казачье­го государства Всевеликого Войска Донского На неко­торое время он принял от атамана П. Н. Краснова пост управляющего Отделом Торговли и Промышленности, а освобожденный от этих обязанностей, снова обратился к своим предприятиям и повелих с тем же широким размахом в границах казачьего государства, как делал это раньше в обширнойимперии.

Осенью 1918 г., с дру­гими горнопромышленника­ми, П. основал Угольный Синдикат, и принял участие в образовании Юго-Восточ­ного Промышленного банка, который должен был создать финансовую базу в провоз­глашенном уже казачье-горском Юго-Восточном Союзе.

Торжество соввласти и гибель казачьего государства принудили к эмиграции. С остатками Наличного капи­тала П. выехал с семьей за­границу. Проживая в Герма­нии. он вел небольшие бир­жевые обороты, но Вторая Мировая война лишила его и последних крох прежнего многомиллионного состоя­ния. В 1952 г. он умер в Байройте.

По духу Н. Е. П. пред­ставлял тип Казака-промышленника, обычный в Сибири и редкий на Дону. По внеш­ности он сочетал славянский высокий рост с туранской смуглостью. Эти наружные свойства, он передал и сыно­вьям Николаю Николаевичу и Елпидифору Николаевичу. Свое участие в подготовке революции на склоне лет признавал ошибкой, говорил откровенно: «Лучше бы это­го не было».

ПАРТИЗАНЫ ДОНСКИЕ - казачьи вооруженные груп­пы, действовавшие от ноября 1917 г. против Красной гвар­дии, хлынувшей на Дон. Бо­евые соединения П. Д-ских из молодежи и части офи­церов назывались дружинами, группами, курсантами, сотнями, но ввиду их сти­хийного возникновения и их иррегулярности все они, не без основания, причисля­ются к формациям парти­занским. Понятие «партиза­ны» означает граждан, встав­ших на защиту родной, земли тогда, когда регулярная армия по каким либо причи­нам защитить ее не может. На Дону они оказались ча­стичкой народа, в которой, общие почти для всех Ка­заков, чаяния определились и проявились на 2-3 месяца раньше, чем в остальных массах. Поэтому на защиту нашей земли от войск новой русской власти, в конце 1917 и в начале 1918 гг. встали одни Д. П.

Казачьи полки возвра­щались с фронтов Первой Мировой войны и расходи­лись по домам. Испытав трех­летние тяготы окопной бое­вой жизни, рядовые и офи­церы радовались перспекти­вам отдыха в кругу семей­ств, в тепле родных куреней. Мало кто из них стремился снова к оружию, а к тому же все хотели разобраться основательней в политиче­ской обстановке. Все было ново и необычайно. Каждый народ имеет право решать свою судьбу и ничего позорного или постыдного в этой задержке не было. Тем более, что на смену утомленным, дезориентирован­ным и колеблющимся регу­лярным бойцам яз гущи народной тотчас же вышли новые кадры молодых за­щитников Казачьей Идеи - Д. П. Они незамедлительно выступили с оружием про­тив захватчиков, которых Москва усердно посылала на завоевание Дона и к ко­торым охотно примыкало однородное для красногвар­дейцев, иногороднее для Казаков, население края.

В партизанские отряды шла преимущественно моло­дежь, не достаточно умуд­ренная боевым опытом, но не уступавшая в доблести соплеменникам фронтовикам, шли офицеры опреде­лившие уже своя политиче­ские позиции, не желавшие примириться с той ролью затравленной дичи, которую ему уготовал вооруженный революционный народ. И в то время, когда Казаки-фронтовики ожидали выпол­нения обещаний красной Москвы, в отрядах Д. пар­тизан собрались лучшие из лучших. Именно им выпало на долю сохранить непре­рывность борьбы за те иде­алы, которые через 2-3 ме­сяца стали основной целью всех восставших Казаков. Пока же «нейтралитета» дер­жались не одни рядовые, скрывались в укромных ме­стах также многие генералы, штаб и обер-офицеры, не менее расслабленные, не осоз­навшие еще действительного значения событий.

Партизанские отряды формировались по всей Дон­ской земле. Первым из них вошел в историю, по несрав­ненной доблести рядовых и начальников, отряд погибшего трагически есаула Чернецова. По нем равнялись отряды Романа Лазарева, полковника Миронова, сот­ника Грекова (Белого Дья­вола), войскового старшины Семилетова, полковника Упорникова, сотника Наза­рова, войск, старшины Мар­тынова, полковника Краснянского, есаула Боброва, есау­ла Карпова, партизанский отряд имени атамана Кале­дина, Баклановскйй конный отряд есаула Власова, - отряд из донских кадет полковни­ка Хорошилова, конный от­ряд им. Стеньки Разина, Таганрогский отряд из местных учащихся и частя служивых Казаков, Атаманский отряд, Донская студенческая боевая дружина, офицерская дру­жина войск. старшины Гнилорыбова, дружины станиц Новочеркасской, Аксайской, Александровской, Гниловской, Ольгинской, Константиновской, Китайский отряд сотника Хоперскова, парти­занская артиллерия, ряд не­больших групп и местных станичных дружин для ох­раны поселений от насилий красногвардейцев. Крупную роль в обороне сыграли юнкера Новочеркасского каза­чьего училища и Общеобра­зовательные курсы для подготовки подхорунжих и урядников на чин прапор­щика, но эти два соединения  по своему строению были еще частью прежней регу­лярной армии.

Три месяца П. Д. сдер­живали напор красногвар­дейских отрядов и русских регулярных стрелковых и матросских частей, но 12 февраля 1918 г они были принуждены оставить Новочеркасск и уйти за Дон в степи под командой Поход­ного атамана ген. П. X. По­пова. В этот степной объе­диненный «Отряд Вольных Донских Казаков» вошло 16 партизанских соединений, 1987 штыков и шашек при 41 пулемете и 5 орудиях. В степяхк ним примкнули 4 сотни Калмыков с ген. И. Д. Поповым, а также некоторые Казаки из ближайших ста­ниц, повысив боевой состав Степняков до 2850 человек. Партизаныже Чернецова, Лазарева, Краснянского, Гре­кова (Белого Дьявола) и Вла­сова (Баклановцы) оказались в рядах добровольческих ча­стей ген. Корнилова. Они составили больше чем треть Добрармии того времени, проделали весь ее путь по Сев. Кавказу, участвовали во всех боях и потеряли там до 60 % своего состава одними уби­тыми.

В то же время П. Д., находясь в степях, ожидали всенародного выступления Казаков. Они не обратились в толпу беглецов, выдержи­вали атаки противника и са­ми нападали. Два месяца они оставались примером и свет­лой надеждой для Донцов, скоро потерявших доверие к посулам красных агитато­ров, возмущенных насилиями и самоуправством крас­ногвардейцев и стихийно на­чавших активное сопротив­ление пришельцам. Когда на Дону началось общее восста­ние, П. Д. влились в ряды Казачьей народной армии. К средине 1919 г. участников Степного похода оставалось в живых только 610 человек. Остальные отдали жизнь в борьбе за родной край.

ПАСИСЬ - берегись, опасайся.

ПАТАТУЙКА - птица удод.

ПАХОМОВЫ (дон.) - ст. Березовской, 1) Антон Ива­нович арестован в 1954 г. и отправлен в ссылку неизве­стно куда; 2) Евдоким Фе­дорович - учитель высшей-начальной школы, во время войны — офицер Донской ар­мии, при соввласти преподаватель школы второй ступе­ни; в 1929 г. арестован ОГПУ и отправлен в Урюпинскую тюрьму; спуся нес­колько месяцев в.газете опу­бликовано сообщение, что «белопогонники Пахомов Е. Ф. и ген. Якушев расстре­ляны»; ген. Якушев до этого ареста пас стадо овец в станицах Скуришенской и Глазуновской; 5) Михаил Кузьмич — род. в 1895 г.; ночью на 21 сентября 1929 г., во время массовых арестов, отказался открыть двери свое­го дома и взят усиленным нарядом только утром; про­щался с остатками хуторян, стоя на открытой платформе грузовика в черной косматой папахе с руками связанными назад телефонным кабелем, из тюрьмы был сослан в Со­ловки и на строительство Беломорканала; оттуда бежал и в 1933 г., наведавшись домой, зарезал местного ком­муниста; вскоре после этого был задержан, но снова бе­жал; 4) Сергей Георгиевич — арестован ОГПУ в 1929 г. и сослан в Соловки; 5) Федор Михайлович — в 1930 г. выс­лан вместе со всей семьей в спецпоселок «Островки» Арх. губ.

ПАЦЕРА Илья Макарович (куб.) - род. 20 июля 1889 г., ст. Гривенской; участник Первой Мировой войны и борьбы за Казачью Идею; ушел в эмиграцию; от 1945г. находился в Германии; умер 6 февраля 1948 г. в Мюнхене.

ПАШНЕВ Георгий Ивано­вич (куб.) - рожд. 1901 г. Лабинского отдела;участник борьбы за Казачий край; от 1920 г. в эмиграции, где примкнул к казачьему нац. Движению и зарекомендовался как жертвенный пат­риот; умер 15'мая 1958 г. в Париже.

ПАШУТИНЫ (дон.) - ст. Раздорской; 1) Виктор Ва­сильевич - рожд. 1846 г.; начальник Военно-медицинской Академии, профессор патологии. Родился в Новочеркасске; начал учиться в Духовной семинарии, но склонности к духовному зва­нию не имел, а потому перевелся в Петербургскую гимназию и прошел ее курс, проживая у двоюродного брата Гавриила Александро­вича; затем блестяще окончил Военно-медицинскую Академию, при которой ос­тавлен в качестве аспиранта-преподавателя.Избрал спе­циальностью общую патологию, читал лекции, а после заведывал кафедрой по это­му предмету; неоднократно командировалсяза границу на научные конференции; опубликовал ряд работ,изкоторых главным трудом был «Курс общей экспериментальной патологии»; явился но­ваторам теории оздоровле­ния организма путем голодания. В 1894 г. получил назначение на пост началь­ника той же Академии. Умер в 1901 г. от сердечного уда­ра, когда читал научный до­клад. 2) Г. Гаврилович - пле­мянник предыдущего, ком­позитор; находясь в эмигра­ции получил за одно из сво­их произведений награду Бельгийской королевы. 3) Е. Гавриловна - сестра предыду­щего, оперная певица — дра­матическое сопрано, артистка Имп. Мариинской оперы; умерла в Венеции в 1925 г. 4) И. Александрович - ро­дился в 1864 г.; окончил Во­енно-медицинскую Акаде­мию и преподавал в ней деонтологию; основал также высшую зубоврачебную школу в Петербурге. Умер в 1925 г.

ПЕЛЮШКИ - туалет мла­денца, пеленки.

ПЕНИНСКИЙ-ВОЛЬТЕР Николай Николаевич (куб.) - род. 22 апреля 1900 г, в Екатеринодаре; инженер, уча­стник борьбы за Казачий Присуд; оказавшись под со­ветской властью, от 1920 г, должен был скрываться под вымышленным именем; во время Второй Мировой вой­ны П. В. снова в рядах ак­тивных борцов за казачьи идеалы; в 1945 г. избежал выдачи Русским и оставшись в эмиграции, проживал в Германии. Как горячий эн­тузиаст национального воз­рождения Казаков, печатал в различных изданиях свои статьи, посвященные реше­нию спорных идеологических вопросов казачьего национального движения; иногда пользовался псевдонимами «Яков Щупляк» и «Н. Ку­банец». Умер в 1955 г.

ПЕННЫЙ (некр.) - наказан­ный за проступок, от слова «пеня».

ПЕРВАК - чистый сок, вы­жатый из целого винограда.

ПЕРВЫЙ ДОНСКОЙ КАЗАЧИЙ ПОЛК - до 1920 г. постоянная воинская часть первоочередной служ­бы; принадлежал к иррегу­лярной коннице; сформиро­ван в 1874 г. на кадрах преж­него Дон. каз. № 23 полка, от которого получил Геор­гиевское знамя; заслужил также знаки отличия на го­ловные уборы за Шенову 1877 г. От 16 апреля 1901 г. вечный шеф полка генералис­симус князь Италийский, граф Суворов Рымникский.

ПЕРВЫЙ ДОНСКОЙ КРУГ - после Февральской революции 1917 г. собрался в Новочеркасске, 26 мая того же года; он состоял из пред­ставителей станиц и войско­вых частей, всего свыше 600 человек. Новоизбранный его председатель торжественно провозгласил: «После пере­рыва в 196 лет,  объявляю заседание Донского Войскового Круга открытым».

Народные представители наметили разрешение мно­гих назревших вопросов. Срединих: самоуправление Дона под властью Круга, Державного Хозяина Дон­ской Земли, и Выборного Войскового атамана; поста­новили также переход во владение всего Войска лесов и недр с углем, нефтью, ру­дами и т. п., ограничение частного землевладения до 55 десятин, наделение землей нуждающихся в ней станиц и сел, урегулирование рыб­ного хозяйства на новых на­чалах и т. п.

На заседании 18 июня П. Д. К. избрал на пост Дон­ского атамана генерала Ка­ледина и на след. день перед окончанием сессии вручил ему специальную грамоту: «Грамота от Первого Войскового Круга всего Ве­ликого Войска Донского избранному вольными голоса­ми Войсковому атаману, на­шему природному Казаку, генералу и георгиевскому ка­валеру Алексею Максимови­чу Каледину.

По праву древней обыкновенности избрания Войсковых атаманов, нару­шенной волей царя Петра I в лето 1721-е и ныне восстановленной, избрали мы тебя нашим Войсковым ата­маном. Подтверждая сею грамотою нашу волю, вру­чаем тебе знаки атаманской власти и поручаем управление Великим Войском Дон­ским в полном единении с Войсковыми Кругами. Руко­водством к законному управ­лению в Войске нашем должны служить тебе, наш ата­ман, постановления, утверж­денные Войсковым Кругом в соответствии с общегосударственными законами».

П. Д. К. называли также «Калединским» и «Боль­шим».

ПЕРВЫЙ ДОНСКОЙ ОКРУГ - до 1920 военно-административный район В. Войска Донского с центром в ст. Константиновской; занимал по берегам Нижних Дона и Донца 13.800 кв. клм. с населением ок. 400 тыс. душ, преимущественно Ка­заков. Они считались Вер­ховыми, очевидно, потому что переселились сюда с Bерхнего Дона во второй половине шестнадцатого века. К округу причислялись станицы: Баклановская (раньше—Гугнинская), Бого­явленская, Верхне-Кундрюческая, Генералефремовская, Екатериненская, Ермаковская, Золотовская, Камышевская, Каргальская, Константиновская, Кочетовская, Кумшацкая, Мариинская, Нижне-Кундрючевская, Нижне-Курмоярская, Николаев­ская, Раздорская на Дону, Романовская, Семикаракорская, Терновская, Устьбыстрянская, Филипповская, Цесаревичевская. Цимлянская, Чертковская. До революции 1917г. казачье население этих станиц комплектовало 2-й, 8-й и 9-й Дон. каз. полки первой очереди и 6 пол­ков второй и третьей очере­ди. При соввласти станицы расположенные на низмен­ных берегах Дона в большинстве разрушены и зали­ты водами Цимлянского водохранилища.         

ПЕРВЫЙ КУБАНСКИЙ ПОХОД - отступление первоначальных кадров Добро­вольческой армии генерала Корнилова из Ростова на Кубань и возвращение ее на землю восставших Донских Казаков. Поход начался 9-го февраля 1918 г. "В море кровавого разгула большевитской революции каждый Доброволец из этой трехтысячной стаи мужественных  русских людей двигался в неизвестность. Все они потеряли надежду на поддержку не только своего народа, но и Казаков; каждый из них стремился пробиться на юг в Закавказье и дальше за границы России или, по крайней мере, дорого про­дать красным врагам свою жизнь. Их генералы не разделяли уверенности Походного атамана П. X. Попова в скором возмущении Донцов и потому не пожелали ос­таться в донских степях с его Отрядом Вольных Казаков. Пошли с ген. Корнило­вым и некоторые Донские партизаны, усилив его ма­ленькую армию на тысячу человек.

Корниловцы двинулись с боями на юг и в кубан­ских предгорьях около аула Шенжий пополнились несколькими отрядами Кубан­цев. После этого они сообща предприняли неудачную по­пытку отобрать от больше­виков Екатеринодар. Здесь 31 марта армия потеряла своего вождя генерала Л. Г. Корнилова и вскоре напра­вилась обратно к Дону, от­куда дошли сведения о пов­семестных восстаниях. Про­биваясь с боями и пополнив­шись Кубанцами до четырех тысяч бойцов, Добрармия к 1-му мая прибыла обратно на землю Донских Казаков и расположилась на отдых и переформирование в  юртах станиц Мечетенской и Егорлыцкой. Во время похода она потеряла свыше двух тысяч человек раненными и убитыми.

В память П. К. похода установлен знак первопоходника - меч в терновом венце на георгиевской орденской колодке..

ПЕРВЫЙ ОБЩЕКАЗА­ЧИЙ СЪЕЗД - собрался в Петроградеиз представителейвсех 12 казачьих Войск, после Февральской революции 4-го апреля 1917 г. Однимиз первых его постанов­лений было требование удалитьиз казачьих полков всех военнослужащих неказаков.

ПЕРГАТ Николай Васи­льевич (куб.) - рожд. 1924 г., ст. Марьинской на Тамани. Оказавшись в Германии по­сле Второй Мировой войны, он выехал вместе с отцом в Канаду, где состоял членом казачьего нац. объединения в Монреале. Умер там же 24 марта 1961 г. от раковой опухоли в мозгу.

ПЕРЕВАЖИТЬ - превзой­ти, перевесить.

ПЕРЕКОТИИ Павел Г. (куб.) - род. ок. 1892 г., ст. Уманской; есаул. Во время Первой Мировой войны слу­жил на Кавказском фронте и ходил в рейд с отрядом сотника Гамалия через Пер­сию к устьям Евфрата для связи с Англичанами; при­нимал участие в Первом Ку­банском походе, после чего два года провел в рядах бой­цов за Казачью Идею; умер в эмиграции.

ПЕРЕЛИТОЕ - сорт донско­го вина.

ПЕРЕМЕТНЫЕ СУМЫ - прямоугольные мешки для запасной одежды всадника, притороченные сзади седла; у Казаков делались из кожи или ковровой ткани.

ПЕРЕЯСЛАВСКИЙ ДО­ГОВОР — принятые на Пе­реяславской Раде в 1654 г. условия подчинения казачьей Гетманщины Московскому царю Алексею Михайловичу. П. Д. — результат казачьих неудач в борьбе с Речью Посполитой; в своей основе он трактовал о персональной унии с Московским царством; за Казаками сохраня­лись права на привычный им социальный строй, на не­зависимый суд, на отдель­ные финансы, на особую ар­мию; гетман подчинялся ца­рю, минуя всяких посредников и был ограничен лишь в некоторых делах внешних сношений. В русской исто­рии П. Д. понимается как акт «Воссоединения Украины с Россией», но в договоре, со­вершенном от лица Казаков, речь идет не об Украине, а о Земле Запорожских Каза­ков или Черкасов, в грани­цах «от Чигирина до Конотопа», как она определяется в актах того времени.

ПЕРЕЯСЛАВСКАЯ РАДА - собралась 8 января 1654: г. и присутствовавшие на ней Казаки вынесли окончательное решение о подчи­нении Гетманщины москов­скому царю. П. Р. иногда называется Черной Радой по той причине, что большин­ство ее участников принад­лежало к рядовой казачьей массе, которая по понятиям того времени приравнивалась к «черни» пчелиного роя без всякого обидного смысла.

ПЕРНАЧ - знак высшего атаманского достоинства, серебряная позолоченная бу­лава с навершением грушевидной формы, которое поделено на восемь долей, похожих на птичьи перья; образуемое ими навершие укреплено узким, концом на окованной серебром трости, общей длиною около 80 см. П. вручался новоизбранному Войсковому атаману. Русские  цари, после покорения Казаков, иногда жаловали их Войска новыми П-чами.

ПЕРСИ (некр.) — грудь.

ПЕРСИДСКОВ Макар Никитич (дон.) - в 1732 г. организатор и руководитель  принудительного переселения  Донцов на Волгу и «Царицынскую линию». После этого был назначен Войсковым атаманом Волжских Казаков и хотя в грамоте от 15 мая того же 1732 г. было сказано, что в новоучрежденном Волжском каз. Войске атаманы не могут оставаться на своем посту больше трех лет, П. стал пожизненным атаманом и оставался им, с нескольки­ми перерывами, до 1771 года. Перерывы же происходили в те месяцы, когда П. нахо­дился под следствиями по обвинении в хищении войсковой казны. Однако каж­дый раз он выходил оправ­данным и возвращался на прежний пост.

Административный центр Войскаон основал в посаде Дубовка, около которого построил свой хутор, где на высоком берегу Волги возвышался огромный .ата­манский дворец.

31 января 1734 г. царица наградила его богато укра­шенной шашкой, на клинке которой была выгравирована надпись: «Мы Анна императ­рица и самодержица всерос­сийская и прочая и прочая и прочая пожаловали мы сею саблею Волского Войска Войскового атамана Макара Никитича сына Персицкаго за многие и верные его слу­жбы».

Шашку с подобной над­писью получил и его сын, атаман Зимовой станицы Федор Макарович П. 16 мая 1757 г. Кроме этого сына, по актам известен также другой, старшина Волгского Войска Андрей П.

Войсковой атаман П. умер в 1771 г., род же его не переводился на Дону до на­шего времени. В феврале 1918 г. матросы и красногвардейцы зверски убили офи­цера Лейб-гв. Казачьего пол­ка этой фамилии.

ПЕРСТ (некр.) - палец.

ПЕРХИЛЯТЬСЯ - изогнуться, наклониться, переги­баться.

ПЕСИК - висок.

ПЕСНИ - народное творче­ство чистого вида, зародив­шееся в самой глубокой древности; состоит из сов­местного проявления поэти­ческих и музыкальных спо­собностей человека. Иногда слова и мелодия песен создаются одним лицом, чаще - двумя, но потом они про­ходят путь широкого рас­пространения в народе, из­меняются, совершенствуются и делаются произведением общенародным.

У Казаков творческие силы подобного рода прояв­лялись всегда особенно отчетливо, а потому казачьи П. широко разошлись по свету и встречают востор­женную оценку даже у иностранцев, не понимающих их слова. Из этого следует, что успехим создает не так со­держание, как оригинальное звучание мелодии.

Казаки «играют» песни на своих двух диалектах,изкоторых один близок к речи русской, другой - к украин­ской. При этом песни Дон­ских Казаков входят уже в само­стоятельную группу, отдель­ную от песен великорусских, в то время как песни Чер­номорцев, с малым на то основанием, все еще счита­ются украинскими.

В эпоху близкого со­жительства с Казаками (XVII -XVIII вв.) Украинцы, действительно, позаимствовали от Днепровских Казаков многие их песни, так же как Казаки позаимствовали от них многие черты украин­ского языка, но по тематике, по динамике, по способам, исполнения, песни наших Черноморцев во многом от­личаются от украинских. Это делается очевидным даже при поверхностном анализе тех и других. Прежде всего различаются они строением мелодии; затемиз казачьих песен должны быть выделе­ны все - обрядовые; это соб­ственность Украинцев, т. к. во времена языческой Руси, когда они создавались, наши предки Черные Клобуки еще не проживали на Днепре; должны быть исключены из числа казачьих и все быто­вые песни, возникшие дале­ко от казачьих земель в За­падной Украине; их можно распознать по особым обо­ротам речи, характерным для Волыни и Галичины, и по отдельным штрихам содер­жания, касающимся социаль­ных отношений; в них иног­да говорится о Казаках, но это не делает их казачьими. Тоже самое можно сказать о большинстве бытовых пе­сен семейных и девичьих. А зато песни военно-исто­рические почти полностью принадлежат Казакам, пото­му что они одни создавали историю Дикого Поля и ка­зачьей земли на Украине.

Донские песни оказались счастливее, их теперь, никто не сможет присвоить, т.к. в наше время уже имеется пятитомное их собра­ние, принадлежащее труду. Казака А. М. Листопадова (А. Листопадов. Песни Донских Казаков. Музгиз, 1953). Во вре­мя специальных экспедиций этого ученого-фольклориста и его помощников записано 1200 песен. В одной из сво­их книг он отмечает также особенность казачьего пристрастия к П.: «Иногородние, живущие среди Каза­ков, посмеиваются иногда: «Гаврилычи-то наши соберутся на ярмарке, купят косушку и сидят над ней целую ночь гуляют. Заведут бесконечную до самого утра,       - косушка цела и допьяна наиграются». Т. е. не водка, не пьянство привлекают Казаков, а возможность «собраться вместе и «играть песни, играть песни именно до пьяна, до утра!».

«Большинство записан­ных экспедицией песен носили в себе характерные признаки древнего сложения. Даже песни более позднейшего происхождения, исторические послепетровских времен, протяжные военно-бытовые того же периода, творцами которых являются по преимуществу самиже Казаки, слагалиськак бы по одному типу, выработанному глубокой стариной и передаваемому непосредствен­но и в чистом виде из поколения в поколение». На­пример, мелодия донского гимна, до своего последнего применения, служилаужедвум песням.

«Былины и песни бы­линные поются Донскими Казаками, так же как и все протяжные песни; речитатив северных былин, за очень немногим исключением, в них отсутствует». «Что ка­сается до мелодического склада донских песен, то и с этой стороны мы замечаем в них особенности, отлича­ющие казачью музыку от современной и относящие ее к более ранним эпохам му­зыкального развития. В основе ее лежат особые гаммы. Наиболее характерной явля­ется так называемая «индо­китайская» или «шотланд­ская» гамма, (исполняемая на одних, черных клавишах фортепиано), состоящая из двух невыполненных кварт со ска­чками в полтора тона».

Эта «пентатоника» при­дает мелодии особый коло­рит необычный для уха, привыкшего к гармоническому сочетанию классической му­зыкальной гаммы.

Мотивы песен наших Черноморцев отличаютсяотукраинских музыкальных произведений преобладанием тех же звуков восточной пятитонной гаммы. (Все выдержки из указанного в тексте труда А. М. Листопадова).

ПЕСТАТЬСЯ - няньчиться.

ПЕТЕЛ (некр.) - петух.

ПЕТЛИН Иван - служилый Казак-путешественник. Вместе с Бурнашем Ялычевым и «со товарищи» в 1567 г. были снаряжены царем Иваном Грозным в далекий путь, «проведывать за Сибирью государств», и привезли в Москву подробное описание Китая, Монголии и Тибета. Представленная ими Роспись (помещена у Н. М. Карамзина в «Истории государства Российского») дает точные данные о пройденных ими путях, о встреченных городах и селах, о жизни местного населения, его быте, верованиях, зако­нах, сельском хозяйстве, тор­говле, ремеслах и проч.

ПЕТРОВ Антон Семенович (дон.) - рожд. 1849 г.; ст. ата­ман с низшим образованием, член Русской Государствен­ной Думы второго созыва.

ПЕТРОВ Арефий,Корнеевич (дон.) - рожд. 1861 г.; станичный атаман с низшим образованием, член Русской Государственной Думы тре­тьего созыва.

ПЕТРОВ Ефрем (дон.) - донской старшина времен Булавина и один из наибо­лее упорных сторонников ца­ря Петра. Иногда его счита­ют сыном московского купца, который стал приписным Казаком, явившись на Дон в 1670 г. Казаки действительно бывали московскими купца­ми, как были царскими слугами-землепроходцами и про­мышленниками, но в данном случае такое предположение маловероятно. В актах П. называется знатным старши­ной и старожитным Каза­ком. На одном из серебря­ных подсвечников в старочеркасском соборе сохранилась надпись: «в 1702 г. ата­ман Ефрем Петров с Каза­ками состроил и пожертво­вал сей подсвечник в Собор­ную Воскресенскую церковь, в шведский поход». Обычно в атаманы выбирали только природных Казаков. Невоз­можно также предполагать, чтобы человек, оставив Мос­кву и спасаясь от ее поряд­ков на Дону, остался таким ее приверженцем, каким был П. Во время осложнений в отношениях Дона с царем Петром, он помогал князю Ю. В. Долгорукову в розы­ске «новоприходцев» и от­личался такой же жестоко­стью, как и русский князь. Он был также обречен на смерть, но вовремя успел скрыться от повстанцев и отправился в Москву с до­несением о донских событи­ях. Вернувшись на Дон, воз­главлял с атаманом Максимовым партию царских при­верженцев. Поэтому, заняв Черкасск, Булавин потребо­вал его наказания. По по­становлению Войскового Круга, он был казнен в 1708 г, вместе с другими сторон­никами русского царя.

ПЕТРОВ Иван - послан ца­рем Иваном Грозным в 1567 г. вместе с другим Казаком Бурнашем Ялычевым и «со товарищи» разведать земли за Уральскими горами. Прой­дя всю Сибирь, они побы­вал и в Корее, Китае, Мон­голия и Тибете. Вернувшись в Москву, сообщили много новых географических дан­ных, которые записаны в их «Сказе о хождении в дале­кую Сибирь».

ПЕТРОВ Осип - Донской атаман эпохи Азовского Си­дения (1640-42), по прозви­щу-Калуженин (см.). Стоял во главе обороны Азова от Турок, как доблестный пред­водитель, непревзойдённого по мужеству гарнизона; умело распределял силы защит­ников крепости, сочетал обо­рону с наступлением, появ­лялся повсюду в самых опасных местах «у подкопов и у промыслов». По его предло­жению остатки гарнизона решились на последнюю схватку с врагом, чтобы вый­дя из города напасти на ту­рецкий лагерь, победить или погибнуть всем с честью. Он и повел Казаков за сте­ны, но Турки той же ночью заблаговременно сняли осаду и ушли к своим кораблям. В 1646 г. П. замещал Дон­ского атамана, а снова Дон­ским атаманом был в годы 1655, 1659, 1661 и 1662.

ПЕТРОВСКИЙ Андрей Иванович (дон.) - рожд. 1867 г.; юрист, член Русской Го­сударственной Думы второго созыва.

ПЕТР ПЕРВЫЙ - Московский царь, объявивший себя императором всероссийским. (1672-1725). Прославился, как великий преобразователь, вознесший отсталое государ­ство Московское на высоту империи мирового значения. Перенес столицуиз Москвы в новооснованный город Санкт Петерсбург; положил начало русскому военному флоту, проводил бытовые реформы безжалостными способами и продолжал по­литику расширения границ путем беззастенчивого захва­та и покорения соседних зе­мель. Наложил свою тяжелую руку и на независимый Дон, нарушив прежние договорные отношения с Ка­заками и требуя безусловной покорности, В 1696 г., при их помощи, взял oт Турок г. Азов, но в 1711 г. должен был его возвратите султану. В 1702 г. переселил с упразд­ненной Симбирско-Тамбовской пограничной линии в Азовский уезд 15 тыс. слу­жилых Казаков. Отчаянное сопротивление, восставших с атаманом Булавиным, Дон­цов П. П. преодолел оружи­ем своих многочисленных войск, а в отмщениеуничтожил зверскими казнями много тысяч донских жите­лей; захватил значительную часть казачьих земель я раз­далих своим приближенным сановникам, уничтожая де­сятки станиц. Также и на Днепре подавил попытку гет­мана Мазепы освободить Днепровских Казаков от рус­ской власти, при помощи Шведов. "При этом войска П. П-го разрушили Запорожскую Сичь и заставили бывших там Казаков спасать­ся в соседние турецко-татарские владения ниже по Дне­пру.

ПЕЧЕНЕГИ - тюркский на­род, владевший в IX в. ча­стью берегов Средней Волги, почему и Жигули называ­лись Печенежскими горами. Изгнанные оттуда Удзо-Торками и Казарам и ок. 893 г., П. обосновались на неко­торое время при Нижнем Днепре и служили причиной постоянного беспокойства для Руси и Византии. Распри между племенами привели их кочевое государство к гибели; в XIII в. они окон­чательно поглощены Венгра­ми и Румынами. Часть П-гов покорилась Торкам, скоро переняла их обычая и даже крой одежды с рукавами по локоть; они мирно кочевали между Донцем и Азовским морем на нижнем Дону, со­обща со своими завоевате­лями и в конце концов сли­лись с ними. Персидские ге­ографы называлиих Казарскими Печенегами.

ПЕШИ, ПЕШКИ - пешком.

ПЕШИЕ БАТАЛЬОНЫ - см. ПЛАСТУНЫ.

ПЕШКОВ (амур.) - сотник, заслуживший широкую из­вестность своим конским пробегом Благовещенск на Амуре - Царское Село. Путь в 8 тыс. клм. он начал 7-го ноября 1889 г. на строевом коне со скромным именем «Серый». Зимой по глубо­кому снегу, в лютые морозы и бураны, через бесконечные леса и пустыни сотник П.. достиг европейско-азиатской  границы 27 марта 1890 г., делая в. среднем ок. 60 клм. в сутки. От этого времени в каждом большом городе его встречали торжественно с музыкой и военными пара­дами. В Царском Селе сотник П. представился госуда­рю и получил от него щед­рую награду. Испытание вы­носливости небольшой каза­чьей лошади прошло с бле­стящим результатом.

ПИВЕНЬ Александр Ефи­мович (куб.) - род.18 июня 1872 г. в ст. Павловской; та­лантливый народный поэт-­Черноморец. Происходил из несановного рода служителей Церкви и не был в состоянии продолжать образование по­сле окончания Духовного училища в Екатеринодаре. Пришлось думать о заработ­ке. Начав жизненную карье­ру канцеляристом Кубанско­го Областного Правления, он продолжал ее в должно­сти станичного писаря. Два года его пребывания на по­сту атамана станицы Павловской ознаменовались ос­нованием там первой гимна­зии (1901 г.). От 1903 г. ему пришлось снова служить пи­сарем в разных станицах и хуторах Кубани, близко ко всем проявлениям, казачьей жизни. Тяготение к литера­турному творчеству П. чувствовал с юных лет, а пото­му, вращаясь в станичной среде, записал много мест­ных рассказов, песен, шуток, поговорок и т. п.

Этот литературно-эт­нографический багаж приго­дился ему для сборников ка­зачьего фольклора и для соб­ственных произведений в прозе и в стихах. Его сбор­ники, часто юмористические («Сим кип брехеньок», «Чорноморськи вытребеньки», «Весела козацка старовина», «Веселим людям на втиху», «Торбина реготу та смиху» и др.), выходили в изданиях Сытина, 'Губанова, Конова­ловой. Все они хранились в Кубанском Историческом музее и в Екатеринодарской городской библиотеке.

В страдные дни борьбы за Казачью идею, по пору­чению председателя Кубан­ского правительства, П. пе­решел к пропагандному твор­честву, писалстихи на болючие темы дня, объезжал станицы, где выступал на сходах со стихотворными призывами непоколебимо стоять под казачьими знаме­нами, за Казачью Землю, поддерживал  гражданский дух станичников и бойцов. Став эмигрантом в 1920 г. П. продолжал творить и печататься в казачьей прессе, иногда пользуясь псевдони­мами Мартин 3абигайло, Ходкевил Сапсай и ин. Во время Второй Мировой вой­ны он переехал в Германию, находился там в Доме для престарелых и посвятился вопросам религии и филосо­фии. Последнее его стихо­творение - «Божественный Закон Любви Христовой». Вообще, П. писал на обоих казачьих диалектах, но пред­почитал народный говор Черноморских Казаков. Он умер 90 лет отроду 7 апреля 1962 г. в г. Дармштадт (Гер­мания). Одаренный поэт-са­мородок, П. до конца, уже полуслепой, служил своему народу Живым Словом.

Его дети по большей части погибли в застенках Чека.

ПИКА - колющее оружие степного воина. П. - «дончиха» с древком саженной дли­ны, с тупым металлическим основанием и трехгранным втульчатым наконечником-острием, в наше время сох­ранялась еще у всех Казаков, кроме Кавказских; была соб­ственностью -каждого строе­вого Казака. На походе П. опиралась кожаным стремячком на подъем правой ноги и висела за правым плечом на петле — «балберке»; при­менялась почти исключи­тельно во время конных атак.

ПИКАДОРЫ - Казаки во­оруженные одними пиками. Был случай в 1918 г., когда 47 П-доров, вооруженных самодельными «пиками, пере­ходя в контратаки, на вре­мя отстояли свою станицу Бекещевскую от нападения красной кавалерии. Они по­теряли при этом своего храб­рого командира Ивана Емельяновича Предкина, ранен­ного пулей и зарубленного во время одной из атак.

ПИКИНЫ Афанасий Ми­хайлович и Федор Игна­тьевич (дон.)  - ст. Березов­ской, хут. Заплавка; в 1930 г. сосланы с семьями в спецпоселок Островки Арх. губ.

ПЕЛИПЕНКО Иван Пе­трович (куб.) - рожд. 1914 г., ст. Анастасиевской на Та­мани; принадлежал к семье «раскулаченного», перенес много бед и преследований, исключен из школы, страдал от голода в 1932 г. Во вре­мя Второй Мировой войны при первой возможности вступил в казачьи ряды про­тивников СССР, а после по­ражений Германии остался эмигрантом и переехал в США; проживал в Петерсоне (шт. Нью Джерси), как убежденный Казак-националист, состоял членом орга­низации КНОД. Умер 10 ноября 1964 г.

ПИМЫ - у Оренбургских Казаков, связанные из шер­сти и сбитые как войлок, шерстяные сапоги с подшитыми кожаными подошвами; в Сибири - оленьи сапоги мехом наружу.

ПИНУС Сергей - литера­турный псевдоним донского писателя Серапина.

ПИРАМИДА - на Доиутакназывается гора около Усть-Медведицкой станицы. В последней четверти семнадца­того века у подножья П. возник старообрядческий скит, который разрушен рус­скими войсками в 1689 г.

ПИРОГ - белый пшеничный хлеб.

ПИСАРЕВ Петр Констан­тинович (дон.) - род. ок. 1880 г., ст. Иловлинской; генерал-лейтенант. Учился в станичной церковно-приходской школе и в среднемтехниче­ском училище; послепроизводства в первый офицер­ский чиниз военного учи­лища вышел на службу в 5 Дов. каз. полк; вовремя Первой Мировой войны на­гражден Золотым оружием и английским орденом, в борьбе за Дон командовал Партизанским полком, диви­зией и 3-м корпусом; от 1920 г. находится в эмиграции и проживает около Парижа во Франции.

ПИСКУНОВ Кузьма Пав­лович (дон.) - рожд. 1889 г., ст. Усть-Белокалитвенской. Вырос в патриархальной старообрядческой семье, слу­жил в 6-й Дон. гвардейской батарее и остался на сверх­срочной службе штаб-трубачем; за рубку и джигитовку получилна корпусных со­стязаниях семь первых при­зов. В рядах своей батареи провел Первую Мировую войну, а возвратившись на Дон, от апреля 1918 г. при­нимал участие в борьбе за Дон; несколько раз ранен, награжден офицерским чи­ном. Эмигрировав вместе с женой, выступал во Франции в группе джигитов полк. Га­малея и ген. Шкуро; потом потерял свою Казачку, умершую в 1929 г., работал на фабрике и сам вырастил ма­лолетних детей. Умер 13 ию­ня 1961 г. и погребен на кладбище г. Дранси под Парижем.

ПИХРА - пренебрежитель­ное наименование, слово вы­ражающее презрение к неполноценному человеку.

ПИЧКАТНЫЕ САНИ - расхожие розвальни.

ПЛАНО КАРПИНИ Джиовани де (1182-1252) - като­лический монах, посол папы Инокентия к великому хану Гуюку. Родился в Италии около г. Перуджиа; в 1246 г. по поручению папы от­правился на восток, чтобы склонить Монголов к миру и к нормальным сношениям с соседней Европой. П. К. сопровождали переводчики: Стефан и Венедикт из Польши. В феврале они достигли г. Канева. где находилась переправа через Днепр и татарский пограничный пост. Отсюда их выслали к ко­мандиру местных войск Корензе, который и направил папское посольство к Бату-хану, владетелю Золотой Орды. Из его ставки на Вол­ге П. К. со своими спутни­ками двинулся по почтовому пути, от одной станции до другой в далекий Каракорум, столицу кахана Гуюка. Но его миссия закончилась неудачей: Гуюк на убежде­ния посла ответил, что хри­стиане не могут быть в чем либо правы и если Европейцы желают мира, то должны подчиниться Монголам, «Через нас, - сказал хан, - проявляется Божие могущество».

На обратном пути, в июне 1247 г., П. К. снова проехал через Канев, а вернувшисьв Рим, подробно описал свое путешествие в Особом трактате, русский пе­ревод которого называется «История Монголов». Среди народов, покоренных Мон­голами на Дону и в Черноморьи, он указывает Аланов или Асов, Торков, Кассов {иногда это название чита­ют, как Сассы), Назаров и Пороситов (Поросян рус­ских летописей), т.е. тех са­мых, которые в большей или меньшей степени были свя­заны кровным родством с нашими предками Черными Клобуками.

ПЛАСТУНЫ - казачьи пе­шие войны. Это название принесли в казачий обиход Казаки Черноморские; вна­чале они одни были хранителями боевых традиций знаменитой запорожской пехо­ты и только позднее стали появляться П. у Линейцев, Донцов и Терцев. Таким об­разом, все бойцы пеших ка­зачьих частей к нашему вре­мени назывались не иначе, как П. В императорской ар­мий из пеших Казаков фор­мировались отдельные бата­льоны и попавшие в них призывные были избавлены от значительных расходов при покупке коня и сбруи. Но несмотря на такое облег­чение, служба в пехоте не очень привлекала казачью молодежь. Она стала уделом малосостоятельных людей по необходимости. В мирное время пластунские батальо­ны выставляли одни Кубан­цы. Во время войны их чи­сло утраивалось до 18, для которых Войско имело го­товые кадры опытных ко­мандиров. В годы Первой Мировой войны Донцы вы­ставили также 6 пластунских батальонов. Командиров для них пришлось переводить из конницы. Молодые офицеры неохотно шли в П. В 1915 г., когда в батальоны потребо­валось пополнение младшего, офицерского состава, пра­порщики ускоренных произ­водств не выражали жела­ния идти в пехотные части и начальнику Новочеркас­ского казачьего училища од­нажды пришлось прибегнуть к хитрости: была объявлена запись, желающих остаться на тыловых должностях, но всех записавшихся, вместо штабов, командировали в пластунские батальоны. Тогда они действовали преимущественно в горах Турецкого фронта.

В годы независимого существования и войны с большевиками Казаки-пехотинцы по прежнему называ­лись П-нами, а иногородние солдаты - стрелками.

ПЛАТОВ Матвей Ивано­вич (дон.) - род. 6 августа 1761 г.; Донской атаман, граф, генерал от кавалерии. О его отце известно, что летом 1762 г. он состоял походным есаулом Зимовой станицы и находился в Петербурге вме­сте с Войсковым атаманом Степаном Ефремовым. Там они приняли участие в заго­воре против Петра III, 28 июня помогли тайно вывезти из Петергофа в Петер­бург его жену Екатерину и присутствовали при провозглашении ее императрицей. По этой причине Иван П. пользовался расположением Екатерины II. После он командовал Донским полком стоявшим в Москве и участвовал с ним в подавления восстания Пугачева. Стар­шина И. Платов имел земли на реке Деркул (приток Дон­ца) и заселил их крестьянами купленными «на вывод» в России. В 1777 г., с разре­шения Поисковой Канцелярии, основал для сына Матвея два хутора: один в верховьях речки Малой Кре­пенькой, а другой на балке Ольховой при р. Миус. Туда он сразу переселил 43 крестьянина, купленных в Верхнеломовском уезде. Иван П. оставил детям в наследство больше 500 крепостных.

Таким образом будущий атаман П. стал поме­щиком уже на семнадцатом году жизни. В полку он числился от 13 лет со званием урядника, а в 19, получив офицерский чин, начал походную жизнь в боевой слу­жбе русской царице. К 1789 г. П. был уже в чине бригадира, а когда в 1792 г. Верховые Казаки забунтовали и отказались переселяться на Кавказскую Линию, П. во главе трех Слободских Чу­гуевских каз. полков пошел их усмирять. Вскоре после этого князь Потемкин пода­рил П-ву 9 тыс. десятин зем­ли на реке Куяльник Херсонской губ. Однако, заселить это поместье и завести там хозяйство ему не уда­лось. Вследствие этого, указом от 12 февраля 1804г. оно отчуждено правительст­вом с уплатой владельцу девяти тысяч рублей.

Когда на трон вступил Павел I и звезда Потемкина померкла, новый император лишил своего расположения и тех людей, к коим благоводил прежний временщик. В их числе оказался и П., к тому времени уже генерал, имевший несколько высших наград. Он попал под суд и некоторое время сидел в за­ключении. При освобождении, получая саблю, он неосторожно - воскликнул: «Она еще не заржавела, теперь она меня оправдает!». Царю объясняли эти слова так, будто бы П. намерен взбунтовать Казаков, а потому его не пустили из под ареста на Дон и отправили на поселе­ние в Кострому. Неожиданно, в начале 1801 г. его, вдруг, восстано­вили в правах. Он получил приказ немедленно явиться в распоряжение Донского атамана и двинуться с отря­дом А. К. Денисова в поход на Индию. Они выступили еще зимой в составе 40 пол­ковконницы и двух рот артиллерии, но после насильственной смерти Павла (11 марта1801г.) возвращены из Прикаспийских степей.

Новый император Александр I осыпал П-ва своими милостями. 15 сентября того же года она произведен в чин генерал-лейтенанта и назна­чен атаманом Войска Дон­ского. Крупным мероприя­тием, ознаменовавшим первые годы его правления на этом посту, было основание новой донской Столицы - Новочеркасска, куда в 1807 г. окончательно перешло управление Доном. Но с раз­витием военных действий против Наполеона, атаман П. поспешил уйти от мир­ной деятельности по благоу­стройству Донской Земли и предпочел вернуться к бое­вой жизни. Он проводил годы в походах, оставив до­ма вместо себя заместителя, Наказного атамана Адрияна Карповича Денисова.

К 1812 г. они мобили­зовали все мужское население станиц от 18 до 60 лет и со своими полками П. ока­зал немало услуг России при нашествии Наполеона. Сначала Казаки под его командой состояли в арьергарде рус­ской армии и прикрывали ее отступление к Москве. Под Бородином, 26 августа 1812 г., атаман П. успешно дей­ствовал на левом фланге Французов; 27 октября на­нес поражение отступающим войскам вице-короля Ита­лийского, захватив 23 ору­дия; 8 ноября добил остатки корпуса Нея на переправе через Днепр; 11 занял Оршу. 28 — под Вильно разгромил другой французский корпус в 30 тысяч; 2-го декабря пе­реправился за Неман.

Весь 1813 г. атаман провел со своими полками в преследовании неприятеля. Под Лейпцигом во время «Битвы народов» 4-7 октября взял в плен 15 тыс. Французов; в следующем го­ду прошел победным мар­шем через Лаон, Шарм, Эпиналь и Арсис; при Сезане взял в плен отряд старой наполеоновской гвардии, за­нял Фонтенебло и вошел в Париж, отсюда вместе с им­ператором Александром по­сетил Лондон, где союзные Англичане подарили ему ценную саблю, назвали его именем «Атаман Платов» корабль, спущенный в то время на воду, а Оксфорд­ский университет поднес ему почетный диплом доктора «гонорис кауза». От русско­го императора, за все боевые подвиги Казаков их атаман получил в награду чин генерала от кавалерии, высшей орден Андрея Первозванного и «графское Российской империи достоинство». Вообще же Вихорь-атаман,какего называли, стал однимизнаиболее популярных героев Отечественной войны.

Заслуги Казаков и ата­мана П. говорили сами за себя. Ценилих и царь, но в русском чиновном мире П. не пользовался симпатиями. Был он острым на язык и несдержанным в выражени­ях. Еще в Костроме говорил товарищу по ссылке ген. Ев­докимову: «Вот эта звезда находится над Кавказом, ку­да бы мы с тобой бежали, если бы уменя не было столько детей» (у него тогда их было уже 8 душ). Мос­ковский генерал-губернатор граф Растопчин в письме им­ператору Александру от 21 сентября 1812г. выставил его, как человека злоупотребляющего спиртным и в смысле политическом - ненадежного; «Я убедился, что это чело­век опасный и не следует раздражать его при настоя­щих обстоятельствах. По злобе Кутузов его преследует, а у него бродят дурные за­мысли в голове; говорит о том, что хотел Наполеон предложить ему и Казакам, что если для Русских дело кончится плохо, то он зна­ет, что делать, что Казаки пойдут за ним и тому по­добное» (Русская Старина, 1897 г. т. 7-9). Другой чиновник Михайловский- Данилевский, после упреков, что атаман П. был пьян во время сра­жения. под Бородиным, пи­шет в Воспоминаниях. «На Дону его не любили за разные нововведения, которые, как мне сказывали были вредны для его края, напри­мер, перенесение города Черкасска в Новый и запреще­ние нанимать за себя Каза­ков в военное время». «Кре­пость св. Димитрия важна для России в том только от­ношении, что находясь, в ты­лу Донских Казаков она обеспечивает насчет каких либо, могущих последовать с их стороны, непозволитель­ных покушений. Сам Пла­тов, однажды, в веселую ми­нуту, по принесенной жерт­ве Вакху, советовал не упу­скать из виду сего обстоя­тельства» (там же).       Благодаря своему воспитанию, службе государям и графскому титулу, П. не мог стать подлинным народным атаманом. Он и не равнял с собой рядовых Казаков - «детушек», хотя не проявлял деспотических наклонностей и заботился о восстановлении народного благосостояния надорванного войной и всеобщей мобилизаци­ей. Сам он был «заслуженным», а потому больше всего ценил и поддерживал интересы «заслуженных» людей чиновныхи дворян. Это выразилось в его стараниях утвердить формально права и обязанности,   существовав­ших уже и до него казачьих сословий. Указ от 6 февраля 1804 года, давший «войсковому сословию» право избирать лиц для гражданского управления, атаман трактовал правильно, понимая под термином «войсковое сословие» не всех Казаков, а только выделившийся из их среды, класс военно-служилых. В то время ещене установилась традиция, считать Ка­заков сословием, но казачье общество уже фактически само поделилось на сословия. Класс «войсковых чиновников» или «старшин» он старался оформить по примеру русского дворянства, предоставив им право и внутрен­него самоуправления и участия в делах гражданской администрации: их выборные войсковые и окружные «дворянские депутаты» стали не только представителями и защитниками  сословных интересов, но и своего рода ревизионной комиссией для проверки годовых расходных отчетов Войсковой Канце­лярии.

Организовав так каза­чьих дворян, атаман П. оформил также сословие Ка­заков - купцов. 1-го сентября 1804 г. было утверждено по его представлению Положе­ние о «торговых Казаках» (см.). В своих личных хозяйственных делах больше всего интересовался конно-заводством. В его табунах собра­лось до 4.000 лошадей строе­вого типа.

Он оставался бессмен­ным атаманом почти сем­надцать лет и умер 5 января 1818 г. в ст. Еланчинской. Погребен в Новочеркасске, где ему был воздвигнут ху­дожественный памятник пе­ред дворцом на Александ­ровской площади. Соввласть, его убрала, но Казаки все еще славят Платова-героя в своих песнях. Французы ут­верждали, что сын атамана погиб во время встречи Ка­заков и конницей Понятовского под г. Верея. В старой армии наш 4-й конный полк имел П-ва вечным почетным шефом и именовался 4-м Дон. каз. атамана графа Платова полком.

ПЛАТОВСКИЙ ХОР - казачий хор имени атамана Платова существует от 1927 г.; он создан в Праге (Чехо­словакия) эмигрантом Нико­лаем Федоровичем Кострюковым, причем преодолеть первые трудности в музы­кальном оформлении ему по­могал герцог Н. Н. Лейхтенбергский, а организовал выступления в качестве антре­пренера полковник Чапчиков. П. х. составился из зна­токов казачьих народных песен. Н. Ф, Кострюков был одним из них. Он не полу­чил специального муэыкального образования и не мог о нем мечтать в юности, по­тому что его отец исполнял только скромную должность писаря в станице Цымлянской. Но врожденное чув­ство мелодии и тонкий слух, воспитанные в обстановке станичного и сотенного хо­рового пеняя, создали из не­го дирижера Божьей милостью, дирижера-самородка. Оказавшись в эмиграции, он приехал в Прагу продолжать образование в Институте горных инженеров. Здесь и зародился П. х. под его уп­равлением на голосовых дан­ных бывших там Казаков.

За многие годы своего существования П.Х., пронес казачьи мелодии по всему свету; в десятках государств, выступая на больших город­ских сценах он знакомил миллионы слушателей с ори­гинальной прелестью казачьей народной песни, кото­рой создал повсюду заслу­женную славу.

От 1951 г., переехав в США, П. х. выступал по контракту с предприятием «Колумбия Концерт Корпорейшен», для которого напел много граммофонных пласти­нок.

ПЛАТОНОВ Дмитрий Васильевич (дон.) - рожд. 1905 г., ст. Раздорской; от 1920 г. находился в эмиграции; в 1929 г. закончил высшую школу во Франции и как инженер топограф, выехал на службу по контракту в Сирию; там состоял атама­ном Бейрутской казачьей станицы. Скоропостижно скончался в Бейруте 24 мар­та 1961 г.

ПЛЕМИНУ (некр.) - рода, племени.

ПЛОЙКА - завивка волос или фестонов на ткани при помощи горячих щипцов.

ПЛОТБИЩЕ - пристань для лодок.    

ПОБИРУШКА (некр.) - нищий.

ПОБРАТЫМСТВО - ду­ховный и формальный союз двух лиц или двух родов не состоящих в кровном род­стве, на основании взаимно­го расположения, исходяще­го из совместной деятельно­сти, чаще всего - военной. В нордическом мире договор П-ва сопровождался обрядом «клятвы на крови»:небольшое количество крови новых побратымов смешивалось в сосуде и, выпивая ее, они присягали на мечах вза­имную любовь и братскую  верность до гроба. В Польше П. выражалось в передаче шляхетскими родами своих гербов, а часто и фамилий, боевым соратникам и новоявленным шляхтичам. Это называлосьтам «адоптацией»; в 1415 г. акт польско-литовской Городельской Унии сопровождался пунк­том, по которому 47 знат­ных Поляков приняли в свои роды (адоптировали) 47 семейств литовских, передав им право и на свои гербы.

Обычай П-ства распро­странялся и на наших пред­ков; в XVI и XVII вв. Днепровские Казаки, отличив­шееся во время совместных с Поляками походов на Татар и Москву, получали, как награду, от королей шляхетство и земли. Оставаясь Казаками, принятыми в рыцарский класс Речи Посполитой, они Обычно становились по-братымами старых польских или литовских боярских ро­дов, приобретали их фамилии и «пшипущали сень до их гербув». Этим и объясняется присутствие среди наших Черноморцев и даже среди Донцов множества Казаков, не только с отчет­ливо-польскими фамилиями (Зазерские, Дзиковские, Калиновские, Myжиловские, Мальчевские, Ямпольские, Закржевские, Ржаксинские, Кремпские, Ямборовские), но и со знатными польскими фамилиями (Зборовские, Язловецкие, Потоцкие, Вишневецкие и др.). Польский ис­торик К. Щейноха утверждает, что гетман Богдан Хмельницкий имел право печататься, высоко стоящим в геральдике гербом «Абданк» и, следовательно, один из его предков, получив от короля шляхетство, тоже был связан узами побратымства с одним из знатных польских родов.

В результате польско-казачьих войн и взаимных обид, гербовые книги Поль­ши много о казачьей щляхте не говорят, но в некоторых случаях на их страницах еще можно отыскать следы по-братымства, разорванного после.

Все наши носители польских фамилий по праву считают себя чистокровными Казаками, какими их предки оставались и после получе­ния от королей шляхетских «клейнодов».

ПОБЫТ - обстоятельства; «таким побытом» — «при та­ких обстоятельствах», «та­ким образом».

ПОДБОР - низкий каблук казачьего сапога.

ПОДГОЛОСТНИК - певец, выполняющий в казачьем хоре подголосы, партию на высоких тонах; также — дишкант.

ПОДГОЛОСЫ - музыкаль­ная партия при хоровом исполнении казачьей песни, вариант ее основной мелодии на самых высоких тонах.

ПОДЖЕНИШНИК - старший шафер на свадьбе.

ПОДЗЁМКА - низкий дымоход-лежанка.

ПОДКОВА Иван - претендент на молдавский трон во второй половине шестнадца­того века; нашел поддержку у Запорожских Казаков в Сичи и при их помощи ус­тановил свою власть в Мол­давии; через два года был изгнан партией противников, которую поддерживала Польша; в попытке переубедить польского короля, пое­хал в Варшаву, но был там схвачен, заключен в тюрьму и, в конце концов, казнен в 1578 г.

ПОДМОРНАЯ (некр.)  - бо­лотистая, гнилая.

ПОДОЛЬСКИЙ Евгений Иванович (дон.) - рожд. 1899 г. ст. Усть-Медведицкой; ученик местной гимна­зии, участник борьбы за Дон. Весной 1918 г., когда ст. Усть-Медведицкую занимали большевики, П. по поручению тайной организации мо­лодежи покушался на жизнь жестокого члена военно-революционного трибунала Рожкова; он его ранил, но сам был схвачен и расстре­лян красными. Несмотря на истязания, не выдал никого из соучастников.

ПОДОНЬЕ - бассейн Сред­него и Нижнего Дона; де­лилось на западную Крымскую сторону и Заполье.

ПОДОШЛА ПОД НЕГО (некр.) - приблизилась к нему. 

ПОДПИСНЫЕ СТАРИ­КИ - лица наиболее уважае­мые в станицах, избранные обществом для совещаний с атаманом и контроля дейст­вий станичного правления. Вначале они назывались «вы­борными», но так как переписка в важных делах шла заих подписями, от соро­ковых годов XVIII в. их стали называть «подписными». В круг обязанностей П. ста­риков входила организация обороноспособности своего городка, наблюдение за справедливым распределением очередей в военных командировках, решение вопроса об отставке служивых, высе­ление нежелательных, беглых из России, новоприходцев, улаживание ссор между станичниками и т. в. В актах они иногда называются и «степенными стариками».

ПОДСОБИТЬ - прийти с помощью.

ПОДСОСАЯ КОБЫЛИ­ЦА - кобылица с жеребен­ком.

ПОДТЕЛКОВ Федор (дон.) - рожд. ок. 1890 г. ст. Усть-Хоперской, подхорунжий, вахмистр б-й Донской гвар­дейской батареи: сторонник соввласти.

По внешности типич­ный казак, черноглазый, смуглый, широкоплечий брю­нет вышесреднего роста, блестящий службист-батареец. П. после революции 1917 г; пошел по чужому пути, уверовал в непреложную ис­тинность пропагандных по­сулов ленинцев и оказался в небольшой группе Казаков - сторонников Октябрьского переворота. Он сразу прим­кнул к большевикам, выдви­нулся, выдвинулся у них на пост председателя Каменского Ревкома, стал неприми­римым врагом законного Донского правительства и атамана Каледина После боя с Чернецовцами под станци­ей Глубокой, собственноруч­но зарубил полковника Чернецева и приказал перебить других пленников-партизан.

В апреле 1918 г. на Донском съезде советов, после провозглашения Донской Советской республики, избрав председателем ее Совнарко­ма, но вскоре, отступая из Ростова на север при всена­родном восставив Казаков, попал в руки повстанцев. По постановлению народного суда, П. был повешен, как изменник 11 мая (н. ст.) в хуторе. Пономареве Краснокутской станицы.

ПОДХОРУНЖИЙ - самое старшее военное звание для особенно заслуженных рядовых; по штату П. занимал в сотне должность вахмист­ра, но в случае нужды мог заменить и строевого офицера; особенно часто случается во время борьбы за Казачий присуд.

ПОДЫ - земельные наделы в степных юртах на отдаленных от  станицы участках.

ПОЕЗДА БРОНЕВЫЕ - в годы 1918-20 на независимом Дону армия располагала одной бригадой бронепоездов. В бригаде состояло четыре дивизиона, каждый из трех поездов боевых и одного ремонтного; боевой поезд имел две бронированных площадки и такой же паро­воз; на площадках 2-4 ору­дия и 14 тяжелых пулеметов при экипаже: командир, во­семь офицеров в около ста рядовых.

Первый дивизион: «Атаман Каледин», «Гундоровец» и «Квязь Суворов».

Второй дивизион:«Paздорец», «Митякинец» и «Илья Муромец».

Третий дивизион: «Партизан полковник Чернецов», «Казак Землянухин» и «Ге­нерал Бакланов».

Четвертый дивизион: «Ермак», «Донской Баян» и «Иван Кольцо».

Два бронепоезда «Ата­ман Орлов» и «Атаман На­заров» действовали самостоятельно и подчинялись шта­буармии.

П. Б. принимали участие в боях на ж. д. линиях Лихая-Царицын, Лихая-Лис­ки, Лихая-Купянск и Зверево-Штеровка.

В 1919г. бригада разде­лена на два полка по 7 бое­вых поездов и при них — по одному ремонтному; к каж­дому полку теперь был при­дан один бронепоезд с дву­мя шестидюймовыми дально­бойными пушками «Каиэ».

На участке Бобров-Таловая-Поворино-Михайловка действовали отдельно П. Б. «Бузулук», «Хопер» и один безимянный, отбитый у крас­ных Гундоровцами генерала Гусельщикова.

полковник М. Бугураев.

ПОЖАЛОВАНИЕ - цар­ская милость в награду за услуги. До Петра I царское П. Донским Казакам выра­жалось в присылке ежегод­ных даров в виде пороха, свинца, запаса зерна, спирта и сукон. Взамен этого ка­зачьи общины вели непре­рывную разведку татарской степи, а иногда, по особым договорам, выступали с бое­вой помощью русским вой­скам. Эта форма отношений с соседями велась по примеру .Византии, которая посто­янно выплачивала соседним «варварам» жалование натурой и деньгами за мир и помощь против врагов, при­влекая их тем в число своих федератов (см.).

ПОКЕЛЕВА, ПОКЕЛЬ - покаместь, до тех пор пока.

ПОКЛИКАТЬ - позвать.

ПОКОРЕНИЕ ДОНА -впервой половине XVI в. на Дону образовалось самостоя­тельное речное государство, Эта христианская казачья республика на недавних зем­лях павшей Золотой Орды основана Азовскими и Бел­городскими Казаками, а по­том она массово пополнялась их единоплеменниками Ка­заками с окраин Московии и В. княжества Литовского, возвращающимися из полуторавековой невольной эмиграции. К концу XVI в. она уже выросла в мощное военное и полностью суверен­ное политическое общество, готовое померяться силами с турецким султаном и державшее в страхе его степных вассалов. С христианской же Москвою Донские Казаки установили отношения вза­имной поддержки. Такое положение удовлетворяло на­селение Донской Земля, Мос­ковским же царям было не по душе. Им приходилось с ним мириться, но в их гла­зах Донские Казаки остава­лись только «своевольными людьми», не пожелавшими остаться под высокой рукой христианского государя. Сто лет до своего исхода на Дон казачьи станицы, выполняли пограничную сторожевую службу; они стали в Моско­вии значительным фактором не только военным или эко­номическим, но и социаль­ным. Теперь массовый уход Казаков нарушал привычный строй в стране, но задержать их силою не всегда было возможно. Они возвраща­лись домой на свою истори­ческую землю и становились там желанными членами воз­рождающегося народа. Поэ­тому то и установилось, как закон, правило «с Дону вы­дачи нет!»

 Ряд причин заставлял московское правительство считаться даже с таким не­приятным обстоятельством. Приходилось поневоле при­мириться с существованием этих самостоятельных союз­ников - «федератов», приз­нать их права и обычаи, льститьих самолюбию, называя Великим Войском, принимать их послов с че­стию наравне с другими ино­странцами и даже высылать им более или менее регуляр­но дары - «жалование». А за такие блага военная рес­публика препятствовала Татарам нападать на южные окраины Московии.

Договорные союзные отношения нарушил царь Борис Годунов, а по его почину и сами Казаки. Они приняли деятельное участие в его низложении, поддер­живали двух самозванных царевичей и, наконец, ока­зали существенное давление на Земский Собор при вы­борах царя Михаила Федоровича. По существу все это было участием в интервен­ции, вооруженное вмеша­тельство в дела соседнего государства, ослабленного Междуцарствием и Смутой, служение собственным казачьим интересам.

Царь Михаил Федоро­вич продолжал ту же поли­тику лояльности по отноше­нию к донской республике, но однажды сделал неудач­ную попытку принудить ее к покорности при помощи духовно-религиозных влия­ний Русской Церкви: на Дон пошли упреки патриарха Фи­ларета, его угрозы отлучить Казаков от Церкви за непо­слушание. В ответ на это, через два-три десятилетия, на Дону возникло стремле­ние освободиться от духовного давления Москвы, пу­тем обособления в старооб­рядчество, религиозные фор­мы упраздненные патриар­хом Никоном. Большинство Казаков не приняло его цер­ковные реформы. Протест против них частично проя­вился в движении Разина. «Раскольниками» на Дону стали не только рядовые массы, но и Войсковые ата­маны, как выборные, Саму­ил Лаврентьев и Илья Зерщиков, так и назначенный Даниил Ефремов При этом «Распространение раскола среди представителей каза­чьей верхушки отражало ее стремление к сохранению старых церковных и поли­тических порядков на Дону» (А. П. Пронштейн. Земля Донская в XVIII в. Ростов н/Д. 1961). Из тех же источников пошло и восстание Разина. Но так же как участие Казаков в Смуте, последнее было вме­шательством во внутренние дела Московии, а потому носило оттенки социальные и не нашло поддержки во влиятельных общественных кругах Великого Войска Донского. Во всяком случае. Дон был ослаблен разногласиями, позволил сторонникам Мос­квы схватить и выдать Ра­зина, не считаясь с древним обыкновением убежища, а в 1671 г., скрепя сердце, при­нужден был подчиниться требованиям царя и сложил ему присягу. После этого Донская Земля еще сохраняла значительные автономные права, но уже не могла вести суверенную внешнюю политику и непосредственно сноситься с Поляками, Нем­цами и Турками. Однако это ограничение часто нарушалось атаманами. Так, само­стоятельные дипломатические сношения с Азовом и Крымом возобновлялись не­однократно до 1715 г.

К началу восемнадца­того века казачье Подонье было окружено московской оборонительной линией от Астрахани до Бахмута; за­нимая Азов и построив Та­ганрог, Россия замкнула пол­ное окружение. Мало счи­тавшийся со средствами и деятельный, император Петр I постановил закончить П. Д. В 1708 г., он преодолел отчаянное сопротивление Казаков под атаманом Булавиным, принудил их сложить оружие, зверски расправился с участниками восстания, отменял право выбирать ата­манов и решать дела всенародным собранием Кругов и в 1721 г. передал управление казачьими делами из Посольского Приказа в Военную Коллегию. Окроенные со всех сторон и потерявшие миллион гектаров, земли Каза­чьего Присуда вошли в расширившиеся границы Российской империи. Дон был завоеван, но полностью не покорился. Было еще участие в восстании Е. И Пу гачева (1773-74), была попытка вооруженного восстания в гг. 1792-94:, было пассивное сопротивление атаманов С. Ефремова, А. К. Денисова, А. В. Иловайского, было громкое дело Грузиновых и т. д. Не помогло дружное наступление на казачью ду­шу всех военных, гражданских и научных кругов России. Им всем сообща удалось внести в казачьи понятия много ложных представле­ний, но искоренить у Казаков память об особенных исторических правах, иско­ренить сознание обособленности, не удалось. Поэтому после революции 1917 г. воз­родились Круги, провозгла­шена независимость, которая два года оборонялась в кро­вавой борьбе от новой рус­ской власти Советов. В 1920 г. Дон был снова завоеван, но в какой мере покорен, пока неизвестно.

ПОКОХАТЬСЯ - полю­бить друг друга.

ПОКРОВ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ - издревле укоренившаяся в душах Ка­заков надежда на опеку и покровительство Матери Бо­га Живого. День Покрова 1/14 октября всегда празд­новался в станицах дома и в эмиграции особенно тор­жественно, с молебнами о живущих, с панихидами по отшедшим в иной мир, с общественными собраниями, спортивными состязаниями и общими трапезами. Исторически такая традиция приурочивалась к чуду поражения Турок под Азовом, когда у изнемогавшего от долгой и неравной борьбы казачьего гарнизона не оставалось никаких надежд и когда видение «жены пре­красной в багряной ризе» вдохновило на новые подвиги. К первому октября 1641 г. свершилось действительное чудо: город освободился от осады. Но корня особенного почитания Богородицы несомненно много древнее, глубже и душевнее. Божия Матерь, это Высшее Начало. Матерински нежная, страдающая и понимающая страдание, вечная Женственность, обнадеживающая посредница между слабым человеком и Всемогущим Господом. Ее образ вызывал в массах военного казачьего народа те же чувства, которые почитание Пресвятой Девы у средневековых рыцарей, в частности у рыцарей В. княжества Литовского, ходивших в бой с пением гимна-молитвы «Бога Родица, Девица, Благословенная Мария». Обо всем этом. и свидетельствует апокриф о Богородице и слезах казачьих матерей, созданный Казаками когда то в старину (см. КАЗАЧКИ).

Осеннийпраздник, посвященныйП. П. Богородицы, отдавал должное памяти погибших в боях и усопших, а одновременно служил днем благодарения за Божие дары, за те жизненные блага, которые Казак-хозяин получил в истекшем году.

ПОКРОВСКИЙ Виктор Леонидович - русский офицер, ставший по прихотям судьбы в годы борьбы, за Казачью Идею командиром Кубанских Казаков. Во время Первой Мировой войны служил в 10-м Малороссийском гренадерском полку, а также в качестве летчика-наблюдателя в военной авиации. После октябрьского переворота 1917 г., одним из первых скрылся к Казакам на Кубань. Здесь проявил инициативу в формировании партизан и заслужил внимание Кубанского атамана. В январе 1918 г., после боя под Энемом, атаман Филимонов произвел его из капитанов в полковники и поручил ему командование Правительст­венным отрядом. Через два месяца он получил чин ге­нерал-майора, а, потом в Добрармии, откомандирован дивизией и поставлен во главе кубанского корпуса. Отли­чался жестокостью и в си­стему борьбы ввел, не свой­ственные Казакам, террори­стические способы; там где стоял штаб Покровского все­гда было много расстрелян­ных и повешенных без суда, по одному подозрению в симпатиях к большевикам. Последний его «подвиг» в должности командующего тыловым районом - разгром Кубанской Краевой Рады и казнь священника Алексея Кулабухова. Всеми этими действиями П. хорошо по­служил казачьим врагам и способствовал проигрышу борьбы. Эмигрировав в Болгарию, он убит там местным коммунистом.

ПОКУПНЫЕ КРЕСТЬЯ­НЕ - так назывались крепо­стные крестьяне, купленные богатыми Казаками в Россия и «выведенные» на Дон. Са­мый ранний случай такой покупки известен по акту 1754 г. Но по русским законам до 1775 г. Казаки и их старшины не имели права покупать крестьян и владеть ими. Донские старшины, получили это право только после того, как стали считаться русскими дворянами. От этого времени постыдный торг людьми начался на ярмарках в ст. Урюпинскоя, куда помещики центральных губерний России «везли на продажу своих крестьян, ча­сто в оковах, и сбывали, их семьями и даже поодиночке».

В 1782 г. из 26.579 кре­стьян, живших на Дону, 1106 человек были покупными; в 1796 г. из общего числа 54.628 - их было уже 5.995 чело­век, в большинстве дворо­вых слуг.

«Покупка крестьян с переводом на земли Войска Донского официально была запрещена постановлением Государственного Совета от1 февраля 1816 г. на том ос­новании, что «никто неимееттам собственной земли своей, и земли в Войске Дон­ском принадлежат Войску без разделения на частные собственности». Но этот за­прет часто нарушался (А. П. Пронштейн. Земля Донская в XVIII веке. Ростов н/Д. 1961).

ПОЛАТИ - чердак.

ПОЛИКОВАТЬ - торже­ствовать, радоваться.

ПОЛИПОНЫ - прозвище старообрядцев у православ­ных.

ПОЛК - в древности это слово имело у Славян зна­чение тождественное поня­тию «народ»; позднее оно обозначало народное опол­чение, собранное для какого либо военного предприятия; встретив противника воору­женные толпы «исполчались», располагались в порядке бо­евой готовности; при этом передовые, фронтовые и фланговые отряды считались отдельными полками. В рус­ских летописях боевые от­ряды наших предков. Черных Клобуков, тоже называются полками; их полковая военно-административная организация была принята после и у Запорожских Казаков Гетманщины, где полковое начальство объединяло в сво­их руках и военную, и судебную, и гражданскую власть. Здесь полк равнялся повету (уезду) с центральным полковым поветовым г городом и с сотенными городками и селами. В Сичи полки состояли из нескольких куреней под командой полковника.

Время появления полковой организации у Донских Ка­заков трудно определить из-за ограниченности данных по этому вопросу. Можно предполагать, что в городках военной единицей была ста­ница, а в Главной войске формировались пятисотен­ные полки с полковыми го­ловами. Пятисотенными они были на Дону еще и в на­чале XIX в. Казачий полк позднейшей формации состоял из шести сотен с соответствующим обозом, об­щим числом несколько боль­ше тысячи человек при 25 штаб и обер-офицеров. К началу Первой Мировой войны в штаты казачьих полков введены конно-пулеметные команды. Та же организа­ция оставалась без изменений на независимом Дону в гг. 1918-19, где и пешие ба­тальоны были сведены в пластунские полки.

ПОЛКИ ГВАРДЕЙСКИЕ - 1) Лейб-гв. Сводно-казачий сформирован в конце XIX века из призывной молодежи части казачьих Войск, пропорционально их численности; Уральцы, Opeнбургцы и Сибиряки по 1 сотне. Астраханцы, Семиреки. Забайкальцы, Амурцы, Уссурийцы и Енисейцы по одному взводу. 2) Лейб-гв. Атаманский разрешен формированием в 1775 г. и до средины XIX в. находился при атаманах в Новочеркасске. Полк действительной службы комплектовался из Донских Казаков, красивых блондинов. Последняя фор­ма: «вправленные в сапоги серосиние шаровары без лам­пас, мундир василькового цвета и такой же верх фу­ражки или папахи. Имел наг­рады: за войны с Наполео­ном - Георгиевское знамя и белый бунчук с георгиевским крестом, на древках серебря­ные орлы; знак на головные уборы: «3а Варшаву 25 и 26 августа 1851 г.». Стоянка в Петербурге, почетный шеф - наследник цесаревич. 3) Лейб-гв. Казачий выделен в 1798 г. из Лейб-гв. Гусаро-казачьего полка; полк дей­ствительной службы комплектовался из Донских Ка­заков, красивых брюнетов. Последняя форма: заправлен­ные в сапоги серосиние ша­ровары без лампас, алые мун­диры и такой же верх фу­ражки или папахи. Награжден Георгиевским штандар­том и серебряными трубами за отличия в войнах с На­полеоном. Стоянка в г. Петербурге, почетный шеф ~ государь император.

Кроме этих П. Г. су­ществовал еще Собственный конвой императора из Ку­банцев и Терцев, (по 2 сот­ни) и номерная 6-я Донская гв. батарея. На гвардейском положении считался также Варшавский Кубанский ди­визион.

ПОЛКОВНИКОВ Георгий (дон.)  рожд. ок. 1881 г., пол­ковник. Будучи артиллерийским офицером, во время Японской войны пошел до­бровольцем в 19 конный полк, но там оказались ка­кие то непорядки. Вместе с другими добровольцами-артиллеристами Н. Голубовым и Н. Каменевым, он заявил претензию во время инспекторского смотра на незакон­ные действия командира пол­ка. Претензия была признана правильной, однако всех трех жалобщиков перевели в 26 Дон. каз. полк.

Вернувшись с японско­го фронта, П. поступил в Военную Академию, успеш­но ее окончил и на фронт Первой Мировой войны вы­ступил офицером генераль­ного штаба. В боях оказался смелым и распорядительным начальником, заслужил ор­ден св. Георгия я Золотое оружие. После  революции 1917 г. стал сторонником Временного правительства. По­гиб на посту последнего ко­мандующего Петроградским военным округом, отбиваясь в гостинице «Астория» от большевиков со своим шта­бом и кучкой юнкеров, в дни Октябрьского переворота.

ПОЛОВЦЫ русское название союза тюркских кочевых племен, занявших Дон и Черноморские степи ок. 1054 г.; сами себя они называли Кыпчаками и под этим именем известны на Востоке; в Европе знали их, как Куманов.

С их приходом в Черноморье, Томаторкань поте­ряла свою степную область и сохранялась, как неболь­шое независимое княжество, только в Кубанском Приазовье. Чернигов и Рязань возвратились под власть русских князей; часть прежнего населения степи Черные Кло­буки разместились в днепров­ской лесостепи. Им и приходилось в дальнейшем при­нимать первые удары П-цев, направленные на Русь.

Со временем половец­кие князья перероднились с Рюриковичами; П. стали принимать деятельное участие в их частных делах и распрях. При первом нашествии Мон­голов в 1223 г., Русь и П. сообща потерпели поражение в битве на р. Калке, а к 1240 т. были окончательно поко­рены Бату-ханом. В его цар­стве многочисленные племе­на П-цев составили корен­ное население степей, бла­годаря чему владения Золо­той Орды сохраняли преж­нее название Дешт и Кыпчак. 40 тыс. кибиток П-цев перекочевали в Транснльванию, где они после смешались с Венграми.

Ценные сведения о по­ловецком языке сохранились в так называемом «Алфави­те» при рукописе «Кодекс Куманикус», составленной Генуэзцами и немецкими миссионерами в XIII в. «Алфавит» вспоминает и Каза­ков в сочетании «Хасал Косак». причем оно переводит­ся там, как «Казаки охраны», а это полностью отвечает той роли, которую выполняли Казаки в генуэзских ко­лониях Крыма и Приазовья.

В царстве Золотой Ор­ды П. перемешались с дру­гими тюркскими и монгольскими подданными ханов и в позднейшей истории появ­ляются под общим именем - Татары.

ПОЛОЖЕНИЕ О ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ ДОН­СКИХ КАЗАКОВ - из­данное русским правительст­вом 25 февраля 1802г. уста­навливало население Земли Донских Казаков в 320 тыс. человек муж. пола, обязан­ных выставить 2 гвардейских -шестисотенных полка, 80 армейских - пятисотенных и 2 артиллерийские роты, всего 45 тыс. офицеров и рядовых. В 1858 г. число армейских полков понижено до 64. В 1874 г. октября 31 издано новое Положение, которым определялся комплект в 2 гвардейских полка, 1 гв. ба­тарею, 60 конных армейских полков, 15 конных батарей и 8 местных команд. Во всех случаях на основах иррегулярного формирования, т. е. с собственным конем, снаря­жением, холодным оружием и обмундированием.

ПОЛОЖЕНИЯ О КАЗА­ЧЬИХ ВОЙСКАХ - утвер­ждены русским правительством в порядке законода­тельном для:

Войска Донского - 29 сент. 1802 г. и 31 октября 1874 г.

Войска Черноморского - 13 ноября 1802 г.

Войска Оренбургского - 3 мая 1803 г.

Войска Уральского - 26 декабря 1803 г.

Войска Сибирского - 19 августа 1808 г.

Войска Кавказского Линейного - 14 февраля 1845 г.

Впоследствии они из­менялись и дополнялись.

ПОЛОЗИТЬ - ползать.

ПОЛОНЕННИК (некр.) - военнопленный.

ПОЛОНКА - свободное ото льда место на замерзшей по­верхности реки или озера.

ПОЛОСЬМИННИКОВЫ (дон.) - ст. Березовской 1) Гавриил Ильич и Григо­рий Гаврилович в 1930 г. раскулачены и высланы в спец-поселок Островки Арх. губ.; умерли там от непосильной работы и истощения в 1932 г.; 2) Даниил Иванович и Соломонида в 1930 г., как раскулаченные, высланы в спецпоселок Островки Арханг. губ. и умерли там от тяжелой работы и неперено­симых условий жизни; 3) Ми­хаил Емельянович выслан в спецпоселок ОстровкиАрханг. губ., а оттуда в 1933 г отправлен в архангельскую тюрьму и пропал бесследно; 4) Семен Гаврилович в 1930 г. арестован ОГПУ и сослан неизвестно куда.

ПОЛЬСКИЙ КОТЕЛ - ко­тел для варки пищи в степи на полевых работах.

ПОЛЫННОЕ ВИНО  особый сорт донского вина; бе­лое, очень сухое типа шампанского и с небольшим привкусом полынной горечи.

ПОЛТАВСКИЕ КАЗАКИ - остатки Запорожцев в Полтавской и Черниговской губерниях; до 1917 г. полу­чали паспорта с отметкой «полтавский казак».

ПОЛТАВСКАЯ -1) стани­ца на Кубани; городского типа многолюдное и богатое поселение Черноморских Казаков, почти полностью унич­тоженное советской властью во время сплошной коллек­тивизации и голода 1932 г., 2) станица Уссурийского каз. Войска.

ПОЛТОРАЦКАЯ Мариан­на Артемьевна - профессор филологического отделения Ростовского Педагогического института; в тридцатых годах н. столетия занималась подробным изучением гово­ров народной речи Донских Казаков, участвовала в экс­педициях по изучению язы­ка, фольклора и быта Некрасовцев. После Второй Мировой войны находится в эмиграции; ее солидный труд о Казаках-Некрасовцах опубликован в педагогическом журнале «В помощь преподавателю русского язы­ка в Америке», тетради 31 и 32 (восьмой том). Сан-Франциско, шт. Калифорния.

ПОЛУБОТОК Павел Ле­онтьевич - запорожский полковник и Наказной атаман восточной стороны Днепра (1722 г.); отстаивал права казачьего самоуправления и за это, по приказанию Петpa l заточен в Петропавлов­скую крепость, где и умер в 1724 г.

ПОЛУШКА Яков (куб.) - рожд. 1883 г., ст. Незамаевской. Во время Первой Ми­ровой войны из пластунско­го батальона попал в плен к Австрийцам и умер в лагере военнопленных 10 сентября 1917 г.; погребен на кладби­ще г. Сомбора, обл. Бачка (Югославия).

ПОЛЧАНИН, ПОЛЧОК - сослуживец по полку.

ПОЛЯКОВ Алексей Гав­рилович (дон.) - рожд. 1873 г.; член Русской Государст­венной Думы второго созы­ва; окончил Учительскую семинарию, станичный ата­ман, чиновник Войскового правления.

ПОЛЯКОВ Павел Серге­евич (дон.) - родился 20 де­кабря 1902 г. на отцовском хуторе у юрта ст. Остров­ской, а принадлежал к роду ст. Березовской; выдающий­ся казачий поэт. Учился в реальном училище г. Камышина, но шестнадцати лет оставил его и пошел в ряды, защитников Дона. С отсту­пающими частями Донской армии в составе 13-го полка вместе с отцом перешел границу Грузии. Похоронив мать, в Поти, переехал в Крым и там зачислен в кон­вой ген. Врангеля. При эвакуации Крыма попал в Тур­цию и Югославию, где по­ступил в кадетский корпус. Окончив его, прослушал курс философского факультета в Белградском университете и служил чиновником югославского Министерства Народ­ного просвещения.

Начиная с юных лет, творческая энергия П-ва шла по двум параллельным путям - художественному и обще­ственному. Он рано начал слагатьстихи и со рвением посвящаться литературе; уже в. корпусе редактировал уче­нические журналы (Донец, Наука и жизнь). В универ­ситете началась его общест­венно-политическая деятель­ность, в качестве выборного атамана казачьей студенче­ской станицы. Наряду с этим, в казачьих эмигрантских из­даниях все чаще стали появ­ляться его стихи и полные юмора фельетоны. Когда зародилось Вольно-казачье Движение, он от первых дней состоял его деятельным участником и вскоре был избран атаманом Казачьего нац. округа в Югославии. П. горячо ратовал за распро­странение идей Движения и потому враги казачьего сепаратизма, влиятельные в Югославии, преследовали его безжалостно. Поэтому при­шлось перетерпеть клеветни­чески доносы, аресты, зак­лючение в белградской тюрь­ме, запрещение принимать участие в какой либо поли­тической работе.

Несмотря на это, во время Второй Мировой вой­ны, при его участии Казаки-националисты сформировали свою воинскую часть, всту­пившую в ряды противников СССР. В дальнейшем П. был назначен на пост первого помощника Руководителя казачьего нац. Движения, редактировал газету «Каза­чий Вестник», а после раз­грома государств «оси» ос­тался в Мюнхене и от имени Верховного каз. представи­тельства защищал в Герма­нии интересы того же Дви­жения

Он сотрудничает также в межнациональных анти­коммунистических организа­циях, печатает статьи на ак­туальные казачьи темы в журналах: Der Europaische Osten, Das Neues Abendland, Geopolitik, National und Soldaten Zeitung, и др.; одно время состоял членом редак­ции журнала Problems of the Peoples of the USSR и бес­сменно редактирует журнал «Казакия».

В литературе, как и в политике, П. остается тем же упорным бойцом за ка­зачьи идеалы, поэтом граж­данином, певцом казачьей скорби, бардом возрождения родного народа:

«Лира - только Свободе и Воле,

Песня - только к восстанию зов,

Вера - только лишь в Дикое Поле,

Кровь - одной лишь Стране Казаков».

И эти слова всю жизнь претворяются им в дело.

Необычайное и плододосное дарование создало ему славу первоклассного поэта. И если бы его темы касались глубоких общечеловеческих проблем, он бы выдвинулся в ряд корифеев мировой поэзии. Но поэт П. живет только казачьими ра­достями и бедами, его гложет только казачья скорбь, его духовный голод могут утолить только соки родной земли и к ней, к родной почве, тянутся с чужбины не отсохшие живые корешки его души. Звучным, красоч­ным словом гремит протест против судьбы истерзанного, угнетенного, изнывающего по концлагерям, рассеянного по свету трудолюбивого на­рода, виновного только в том, что превыше всего в жизни ценит свой вольный край:

«Дон!..

что благовест пасхальный,

Дон!..

что грохот канонады,

Ты в душе моей оставил

След божественной услады.

Дон! - тебя кохали деды

В мира дни и в дни разлуки

И всесветные победы

На алтарь твой клали внуки.

В бой, твоей радея славе,

Шли сыны беспрекословно

И ложились трупом в поле

В годы страха - поголовно.

Кто ж тебя, борясь, оставил

И в изгнаньи жил страдая,

Всяк тебя пред миром славил,

На земле считаем раем».

По характеру творчества поэт П. может считаться полностью национальным и народным художником сло­ва. Его чувства, печали, боли, протесты это -- чувства, пе­чали, боли и протесты каждого Казака, жившего в нашу трагическую эпоху. Вос­петы они красочным языком. сохраняющим чисто казачий колорит.

Кроме десятков стихо­творений, опубликованных в газетах и журналах, изданы три книги его произведений. В них вошли также и поэ­мы: «Олень», «Три брата», «Дядя Янош», «Семен-от­рок», «В память юных лет», «Иван и Феня», «Галина Булавина», «Степан», «Горо­док Ветютнев». Немцы, Вен­гры, Поляки читают некогорые его произведения в пе­реводах на свои языки.

Неудачно сложившаяся. семейная жизнь поэта П.; послужила причиной многих духовных невзгод. Ему при­шлось самому без жены вос­питать дочь Наташу. Про­живая в Германии, он зара­батывает на жизнь физиче­ским трудом.

ПОЛЯКОВЫ (дон.) - ста­рый казачий род, возросший в ст. Березовской. В памяти хранится Яков Поляков, сподвижник фельдмаршала Суворова. За боевые заслу­ги он  получил от императ­рицы Екатерины Второй крупное поместье на р. Ольховке при северных гранях Донской казачьей земли. К началу нашего века, во владении его пра-правнука войскового старшины Алексея Полякова состояло еще около тысячи десятин прихуторе  Разуваеве Островской станицы. Его дети Андрей, Гавриил и Аристарх, казачьи офицеры, также как и все остальные члены семьи, погибли во время борьбы за Дон или при соввласти. Сын Валентин находился в эмиграции и убит в Белграде титовскими партизанами. В эмиграции находился и другой сын Сергей Алексеевич, - отец нашего выдающегося поэта, войсковой старшина и инвалид. Он умер в Германии в 1958 г.

ПОМИНКИ - между XV и XVII вв. так назывались подарки крымским ханам в деньгах и мехах, регулярно посылавшиесяиз Москвы, для снисканияих дружбы.

ПОМОЛЧИ! ЧЕСТНАЯ СТАНИЦА АТАМАН ТРУХМЕНКУ ГНЁТ - на казачьих Кругах так есаулы призывали выслушать атамана. Народные собрания на майданах, обычно, очень шумные, подчинялись поряд­ку, установленными обычаями. Если атаман хотел высказать свое мнение, то молча поднимал вверх папаху сло­женную вдвое; тогда есаулы шли в толпу и обращали внимание присутствующих на этот знак. Наступала тишина и граждане выслушива­ли своего выборного вождя.

ПОНОМАРЕВ Андрей Ни­колаевич (дон.) - род. 15 марта 1897 г., ст. Новочер­касской; участник Казачьего нац. Движения. Во время Первой Мировой войны ушел добровольцем из ше­стого класса гимназии на Турецкий фронт; после уча­ствовал в борьбе за Дон, а от 1920 г. пребывал в Юго­славии, эмигрантом; в 1941г. поступил снова в казачий полк противников СССР, ранен в боях и потерял пра­вую ногу. Умер 27-го сен­тября 1954 г. в Мюнхене (Германия).

ПОНОМАРЕВ Николай Степанович (дон.) - рожд. 1886 г., ст. Луганской. Учил­ся в Донском кадетском кор­пусе и в Михайловском ар­тиллерийском училище; по­сле производства в чин хо­рунжего, служил в 1-й Дон. каз. батарее, а во время Пер­вой Мировой войны - штаб­ным офицером 1-го Кав. корпуса; участвовал в борьбе за Дон; от 1920 г. эмигрант; умер в Париже 25 октября 1949 г.

ПОНТ ЭВКСИНСКИЙ - древнее греческое название Черного коря в русской транскрипции; «эвксинус» по гречески значит «гостеприимный.

ПОНЯВКИН П. И. - пред­седатель Уссурийского Вой­скового Круга шестого созыва в 1919г., губернский секретарь.

ПООБТЕРХАТЬСЯ - пооб­носиться, обветшать.

ПОПКО И. Д. - генерал лейтенант и казачий писатель, потомок Запорожского - Казака; числился по Терско­му Войску, принимал уча­стие в войне при покоре­нии Кавказа и в Крымской кампании (1854-55); опубли­ковал несколько статей на темы о казачьем прошлом;

из них более известны: «История Черноморья» и «Гребенские Казаки».

ПОПОВ Алексей Г. - в на­чале XIX ст. директор учи­лищ в Войске Донском и историк Дона. В 1812 г., по желанию атамана Платова составил и издал в гг. 1814-16, посвященную ему же книгу «История о Донском Войске». В ней он вел каза­чий род от Амазонок, утверждал, что на персидском языке «Козак значит Ски­фа» и высказывал предполо­жение, что Земля Донская раньше называлась «Козакией».

Сам П., очевидно, был не Казаком, а русским обра­зованным чиновником. Его современники, историки Ка­заки В. Д. Сухоруков и др. по твердой традиции писали наше имя «Казак», а не «Козак», как у него. Возможно, что егоже перу принадлежали очерки: А. Попов, Управление в Войске Донском и его атаманы с 1757 г. Они появились на страницах Донских Войско­вых Ведомостей в 1854 г. Неизвестно, был ли тогда еще жив П.

ПОПОВ Вячеслав Семено­вич (дон.) - рожд. ок. 1850 г., ст. Усть-Медведицкой. Возвратившись с Турецкой компании в чине сотника, от 1878 г. служил на разных должностях: военным при­ставом, начальником местной команды, станичным атама­ном и вышел в полную от­ставку войсковым старшиной после сорока лет службы. Умер ок. 1920 г. Его станич­ник, казачий бытописатель И. Е. Тапилин, писал о нем: «Войсковой старшина По­пов принадлежал к числу тех наших казачьих офицеров, которые «вышли в люди» из недр казачьего народа. Та­кие люди не кичились ни своими чинами, ни происхо­ждением, ни образованием. Для них понятие Казак зна­чило нечто родственное, братское и равное между всеми своими. Их можно было встретить по многим станицам. Они не отрыва­лись от казачьего быта, а наоборот поддерживали его, считая, что это так и долж­но быть в казачьем укладе жизни».

ПОПОВ Константин Ва­сильевич (дон.) - рожд. 1897 г., ст. Михайловской; худож­ник-декоратор. Среднее об­разование получил в Новочеркасске и принят в Московскую Школу живописи, ваяния и зодчества. По ре­волюции оставил Москву и в 1918 г. возвратился в Новочеркасск. Здесь вступил в ряды защитников Дона, прошел все боевые пути и эва­куирован на Лемнос с Ата­манским военным училищем. Попав в Болгарию, поступил в Академию Художеств и через два года получил от нее командировку в Рим; тут продолжал совершенст­воваться в искусстве, а на жизнь зарабатывал расписы­вая декорации в театре «Констанца». От 1926 г. находил­ся во Франции; встретил там своего б. профессора К. А. Коровина, при его помощи смог оставить завод Ситроэна и возвратиться к работе по специальности. Он писал декорации к постановкам балета Анны Павловой, Ве­ры Немчиновой, Войцеховского, для парижской груп­пы Московского Художест­венного театра, для русской оперы - Церетелли, для хора Агренева-Славянского и др.

В 1936 г. П. получил приглашение на крупную ра­боту в Аргентине. Здесь он выполнил роспись стен и по­толка в театре «Бабилония», общей площади 5 тыс. кв. метров живописи, а также панно во «Дворце танца», где среди различных националь­ных танцев запечатлен и наш «казак».

П умер там же в Ар­гентине 55 лет отроду.

ПОПОВ Н. Л. - первый после революции 1917 г. Ус­сурийский выборный Вой­сковой атаман, по чину - войсковой старшина; сложил полномочия в январе 1918 г.

ПОПОВ Петр Харитонович (дон.) - род. 10 января 1868 г., ст. Мигулинской; генерал от кавалерии. Дон­ской Походный атаман, в эмиграции - Донской атаман.

Родился в семье чинов­ника и исследователя дон­ских древностей, Харитона Ивановича П.; в детстве ча­сто проживал у своей бабуш­ки в ст. Мигулинской; курс Новочеркасской гимназии закончил с золотой медалью, а Новочеркасское юнкерское училище вахмистром с пере­именованием, по правилам того времени, в звание под­хорунжего. Через полгода получил чин хорунжего и в скором времени уволен на льготу. Со льготы команди­рован на службу в 8-й Дон. каз. полк, где числился, как числился, как хорунжий По­пов первый. В 1897 г. про­изведен в чин сотника, в следующем году принят в Академию Генерального штаба. Окончив курс в ней, с чином капитана генштаба, назначен адъютантом штаба 1-й Гренадерской дивизии; между 1902 и 1904 гг. со­стоял преподавателем такти­ки и администрации в мос­ковском Александровском военном училище, а одно­временно отбыл ценз командования эскадроном в Сум­ском гусарском полку. Затем, с производством в чин под­полковника, назначен на должность штаб-офицера для поручений при штабе Московского военного округа, 15 апреля 1908 г. произведен в чин полковника и в 1-м Дон. каз. полку отбыл ценз командования полком, не­обходимый для генштабистов. В 1910 г. принял от полковника Гуславского Но­вочеркасское казачье учили­ще. На этом посту заслужил чин генерал-майора (1913 г.) и провел 8 лет блестящей военно-педагогической дея­тельности.

В мирные годы под его руководством приобрели строевое обучение и военное образование сотни кадровых офицеров; во время Первой Мировой войны, при удвоен­ных штатах школы, так же успешно шла ускоренная подготовка казачьей молоде­жи к производству в чин прапорщика и к боевой службе на фронтах;Сам ген. П. преподавал топографию, а так же психологию вве­денную в программу по его инициативе.

В первые дня после февральской революции 1917 г. Донской военно-революционный комитет потребо­вал было удаления генерала П. с поста начальника учи­лища, но до этого не допу­стили его воспитанники-юн­кера.

Продолжая командо­вать военным училищем, он начал принимать участие и в общественно-политической жизни Дона; деятельно спо­собствовал созыву первого Съезда Донских Казаков. Позднее Мигулинская станица избрала его своим пред­ставителем на первый Войсковой Круг. Часть делегатов этого возрожденного на­родного собрания выдвинула его кандидатом на пост Донского атамана и он по­лучил солидное число голо­сов, но большинство оказа­лось у генерала А. М. Кале­дина.

Когда стал назревать Октябрьский переворот, 5 сотни Новочеркасского ка­зачьего училища, во главе со своим начальником, остались сильной регулярной воин­ской частью, а училище по­служило центром формиро­вания и материальной базой для зарождающегося на Дону партизанского движения.

После трагической смер­ти атамана Каледина, ген. Попов был назначен на пост Походного атамана. 12 фев­раля .1918 г. он увел все пар­тизанские отряды и свое учи­лище в Степной поход. На следующий день в ст. Ольгинской он убеждал командование Добрармии, что Ка­зани в своей массе останутся безучастными зрителями только до окончания весен­него сева, после чего непре­менно восстанут, что поэтому нет смысла уходить на юг в неизвестность. Походный атаман предлагал остаться всем в донских степях и действовать сообща. Но это мудрое предложение не отвечало планам русского генералитета и оно было отвергнуто, после некоторого колебания. Со своей стороны ген. П. отказался идти с Добрармией на Кавказ.

Донские партизаны ос­тались в одиночестве. Они ушли в Сальские степи и ни на один день не покидали родной земли. Окруженные со всех сторон большевика­ми, отражая их нападения, они с верой ожидал в общеказачьего сполоха, предсказанного им Походным. За атаманом шли люди, верив­шие, как и он сам, что они покидают станицы не надолго, что для утомленных и дезориентированных фрон­товиков они - лишь времен­ная смена, заменившая их в поле с тем, чтобы дать им передохнуть и разобраться в уготовленных для Казаков перспективах. Они верили, что у станичников нет и не можетбыть других чаяний кроме тех, которые уже вызвали восстание, начатое пар­тизанами. Значение Степного похода, наравне смудростью и доблестью его участников, измеряется доверием партизан своему предводителю, верой в его глубокую прозорливость, а также верой в свой народ и его здравый смысл.

История показала, что в Степном походе ген. П. решал задачи момента пра­вильнее чем генералы Добрармии, которым пришлось все же возвратиться на вольный Дон и снова начинать борьбу с его берегов.

Прошло пять-шесть недель после оставления Новочеркасска и в степи к партизанам стали доходить слу­хи о том, что Казаки взя­лись за оружие. Предведения Походного атамана сбы­вались. Скоро начали при­бывать гонцы от восставших станиц, с просьбами о под­креплениях. Посланные к ним на помощь группы послужили также моральной опорой для колеблющихся. Степной отряд рассасывался по станичным дружинам. Волевая частичка, оторван­ная было от народных масс, постепенно в них возвраща­лась.

Сам Походный атаман П., во главе юнкеров, Семидетовцев, Яковлевцев и Кал­мыков, присоединив по пути остатки кадровых полков 2-го и 9-го, двинулся от ст. Нижне-Курмоярской к Новочеркасску. Тут же он про­извел первоначальную орга­низацию разросшихся каза­чьих сил, распределив их по группам: Ермаковско-Калитвенской, Нижне-Чирской, Задонской, Южной и Северной. Под его руководством 25 апреля Казаки окончательно закрепили за собой, отобранный от красных, Новочеркасск. Круг спасения Дона, собравшийся вслед за этим, произвел Походного атамана в чин генерал-лей­тенанта, а многие станицы наделили его званием своего почетного гражданина.

Лишенный всяких че­столюбивых амбиций, генерал П. отказался выставить свою кандидатуру в Донские атаманы и при выборах поддержал ген. П. Н. Краснова, но во время его атаманства оставался вне дел управления Доном и даже иногда подвергался обидным напад­кам, На Войсковом Круге он был теперь представите­лем ст. Новочеркасской и председателем Военной комиссии.

При атамане А. П. Богаевском ген. П. вновь приз­ван на высший пост, некогорое время от 12 февраля 1919 г. состоял премьером Донской республики (председа­телем Совета Управляющих отделами). Но из за расхо­ждений с Донским атаманом в. кардинальных вопросах: по конфликту Кубань-Деникин и по возглавлению Донармии, вышел в отставку. Войсковой Круг при этом произвел его в чин генерала от кавалерии и в воздаяние его заслуг перед родиной на­делил пожизненным титулом Походного атамана. В этот последний год борьбы за Дон ему пришлось также посредничать между Дон­ским правительством и ген. Деникиным, а в некоторых случаях защищать интересы Всевеликого Войска Донско­го при регулировании спор­ных вопросов с соседними государственными образова­ниями. Когда началось отступление к Новороссийску, он же регулировал движе­ние беженцев и заведывал эвакуацией за границу дон­ских учреждений и школ. 15 марта 1920 г. назначен представителем Донского атамана в Константинополе.

Оказавшись на чужбине, в качестве эмигранта По­ходный атаман П. проживал в Болгарии, Франции, США. Всю жизнь был скромным бессребреником, а потому оказался за границей без ка­питалов и без средств существования. Зарабатывал на жизнь тяжелым трудом; в Америке стал поваром. В 1938 г. зарубежные Донцы избрали его на освободившийся пост Донского атамана. Выборы прошли путем всенародного голосования, при руководящем участии президиума Донского Круга в его полном составе. Он возвратился в Европу и проживал в Чехии, где его а застала Вторая Мировая война. Вначале Германцы не

препятствовали ему продолжать работу по объединению Казаков, но после выступления США ген. П. был ограничен в правах, как гражданин враждебной страны, и даже несколько, месяцев провел в тюрьме. Победа западных союзников принесла ему ос­вобождение; в 1946 г. он снова был в Америке.

К этому времени ген. П. достиг уже весьма прек­лонного возраста, но уступая просьбам большинства Дон­цов и обладая титулом пожизненного Походного ата­мана, должен был по выбо­рам вторично принять пост Донского атамана. Его попытка создать при себе Зарубежное Донское прави­тельство, за недостатком средств, ощутительных ре­зультатов не дала. Он и сам проживал последние годы в американском доме для пре­старелых, но  несмотря на острую нужду никакой ма­териальной помощи от почитателей не принимал.

В своей многополезной трудовой жизни атаман П. иногда писал на темы о ка­зачьем прошлом. Изданыегокниги; «Герои Дона» (Новочеркасск, 1911г.) и «Донские Казаки и их заслуги перед отечеством» (Новочеркасск, 1912г.). Пребывая в Амери­ке, собирал и систематизи­ровал материалы для истории последних десятилетий. В результате этой работы были подготовлены к печати два труда: «Борьба за сво­боду Дона» и «Дон в изгнании». Но администрация старческого дома в Нью-Йор­ке видела в его рукописях и архивах только опасный горючий материал, а потому, воспользовавшись его вре­менным отсутствием, предала все уничтожению. Пред­полагалось, что этот варвар­ский акт был подсказан ка­кими- то темными силами, Во всяком случае, потеря ар­хива сильно потрясла преста­релого атамана. Вскоре последовал удар со внутренним кровоизлиянием и смерть на одинокой больничной койке 6-го октября I960 г. Умер холостяком. Погребен на ка­зачьем кладбище в Касвилл, шт. Нью Джерси.

ПОПОВ Сергей Василье­вич (куб.) - рожд. 1880 г., ст. Темижбекской; военный инженер, генерал-майор, на­чальник кубанского Военно-инженерного управления; в эмиграции на острове Лемносе - председатель Кубан­ской Рады. Умер 6 июня 1959 г. в г. Чачка (Югосла­вия).

ПОПОВ Харитон Ивано­вич (дон.) - род. ок. 1847 г., ст. Мигулинской; донской историк, редактор «Донской газеты», основатель и дирек­тор Донского музея в Новочеркасске, отец Донского Походного атамана. Из не­больших чиновников, прод­вигаясь по службе, был наз­начен на почетный пост со­ветника Войскового Правле­ния. Был женат на дочери священника ст. Мигулинской Александре Петровне. В 1867 г. на страницах газеты «Донские  Ведомости»   появилась его первая  работа:   «По поводу   статьи   «Малороссияне в   Войске   Донском»;   много трудов посвятил, основанному им же, Донскому музею, куда    собрал    исторические памятники,   грамоты   и    отписки,   археологические   на­ходки, оружие, знамена, боевые   трофеи,   станичные  архивы   и т. п.;   в 1886 г.  дополнил комментариями кни­гу   Е. Кательникова   «Исто­рические сведения о Верхне-Курмоярской    станице»;   он же точно   определил   по археологическим остаткам  ме­стонахождение   хазарской крепости    Саркела    (Белой Вежи),  указав ее у станицы Цымлянской.   Об   этом   его доклад   был   опубликован  в Трудах IX Археологического съезда,   том I,   1895 г.   Под его руководством   выполнен также рельефный план (ма­кет) остатков этой крепости. В   1903 г. он  редактировал второе исправленное издание книги Сухорукова «Истори­ческое описание Земли Вой­ска Донского»; ему же при­надлежит труд издания сборника: «Акты, относящиеся к истории   Войска   Донского». Опубликованы   также   его «Записки»,   «Краткий очерк Донского   Казачества»  (Но­вочеркасск, 1907) и «Донской атаман   Ермак Тимофеевич» (Новочеркасск, 1908).  Харитон   Иванович   П.   умер   в 1920 г.

ПОПСАВАТЬ - испортить.

ПОРЕЧЬЕ   или   ПОРЕШНЯ - особый вид донской выдры; живет около воды, в которой проводит много времени; между пальцами коротких ног имеет плава­тельные перепонки. В старину из ее черного блестящего меха делалась опушка на женских шубах, а такжеши­лись женские шапки с атласным верхом.

ПОРОЖКИ - ступеньки.

ПОРТУПЕЙ-ЮНКЕР - вказачьих военных училищах первая и вторая степени начальников из рядовых; млад­ший П. Ю. и старший П. Ю. по   положению   в строю со­ответствовали мл. и ст. пол­ковым урядником.

ПОРУХА — ошибка, вина:  «В  этом   нашей   порухи не  было».

ПОСАД - торговое и ремесленное поселение при стенах какой либо крепости, куда жители П-да скрывались в случае нападения неприятеля. На казачьей земле посадом   считался Азов,   хотя в его   границах   находились   и    прежняя  крепость и порт и  два предместья.

ПОСЛЯ - после.

ПОСОЛЬСКИЙ ПРИКАЗ - в Московском государстве  так называлось  Министерство иностранных дел. П. П. учрежден вначале царствования Михаила Федоровича (1613-1645), который передал в  его ведение дела сношений с независимым   Доном. В 1666   г.    подъячий    П.   П-а Г. Котошихин писал о Донских Казаках: «а как они к Москве приезжают и им честь бывает такова, как чужеземским нарочным людем».

Петр I в 1718 г. прео­бразовал П. П. в Иностран­ную Коллегию, а дела поко­ренных Казаков в 1721 г. передал Военной Коллегии.

ПОСПОЛИТЫЕ - происхо­дящие из простого народа; слово польского происхождения, принятое и Днепровских Казаков; название поль­ско-литовского государства «Речь Посполитая» означает то же самое, что и латинское «республика» - «общенарод­ное дело». В Гетманщине П-ми назывались обычно все нестаршинское и неслужилое в армии население; это были украинские и белорусские крестьяне, мещане и нечи­новные Казаки, которые по каким либо причинам были лишены чести служить с ору­жием. Считаясь П-ми, Ка­заки проживали в селениях отдельными группами и под­чинялись не общим старо­стам-войтам, а своим выбор­ным атаманам. Однако все податные и тягловые повинности они должны были выполнять наравне с другими неслужилыми людьми, дава­ли продукты на содержание полковой администрации, «гоняли» почту, выставляли подводы, призывались для исправления оборонных сооружений, дорог и греблей. Иногда старшины заставляли их работать и на себя, но это рассматривалось, как на­рушение казачьего обычного права.

Судя по сохранившим­ся материалам отдельных пе­реписей населения, Казаки составляли довольно значи­тельный процент городских жителей-мещан. Живя в городах и местечках Казаки-мещане занимались промыс­лами, торговлей, а иногда и подгорным земледелием.

ПОСТАЛЫ - мягкая обувь из сыромятной кожи, особый фасон чевяков; русские — поршни.

ПОСТАВ - посудный шкаф.

ПОСТАВАЛ - производитель войлока и валенок, вальщик шерсти.

ПОСУДА - запрещенный рыболовный снаряд; веревка ок. 50 мтр. длиною, снаб­женная поплавками и вися­щими, на ней большими стальными крючками, укрепляется поперек течения реки; проходящая мимо крупная рыба цепляется за крючья, но часто срывается с них и после пропадает от ран без пользы.

ПОСЫЛЫЦИК - посланец по какому либо обществен­ному делу.

ПОТАНИН Григорий Ни­колаевич (сиб.) - род. 22 сентября 1835 г. ст. Ямышевской на Иртыше; путешест­венник, этнограф и сибир­ский общественный деятель. Его отец, разорившись от судебных процессов, передал   своего  сына  на  содержание  богатому   брату;   о воспитании  маленького   П-на заботилась также семья генерала   Эллизена; в 1846 г. отец определил его в Войсковое казачье училище, через два года   переименованное   в   Сибирский   кадетский   корпус.  П. провел в нем шесть лет,   воспитавших   в  нем своеобразный  казачий патриотизм   и особое   пристрастие к интересам  Сибири.  В 1852 г.,   семнадцати лет, с производством   в   хорунжие, он был   выпущен   в   8-й   каз.   полк,    стоявший в Семипалатинске;   участвовал   в степных походах и боевых встречах с немирными  Киргизами, ездил   дипломатическим    курьером   в   китайскую   Кульджу,   но поссорившись с командиром полка,   неказаком   Мессарошем, должен был перевестись в Заильский   край.   Здесь в полку   на    Бийской   линии особенно привлекали патриархальные отношения между начальниками и солидными, хозяйственными    подчинен­ными,  отсутствие   строгой армейской субординации; не раз рядовой    обращался   и своему  командиру  на «ты», а офицер говорил старшему себя станичнику или родственнику   «вы».  Эти особен­ности   были   близки  духовному складу П-на и потому, при новом переводе на служ­бу в Омск, он через полгода покидал Алтай с большим сожалением.   А   кроме   того ему не улыбались перспекти­вы службы в большом горо­де на скудное жалование казачьего офицера.   Казаки по сравнению с Русскими полу­чали очень небольшое содер­жание:  хорунжий   имел   72 рубля  в год  без всяких добавлений,  а   подпоручик армейский - 250 рублей основ­ного жалованья и к ним еще квартирные, фуражные и т.п. П. был назначен в Контроль­ное  отделение  Войскового Правления. В    Омске   ему впервые пришлось встретить­ся с представителями  науки и он стал мечтать о поступлении в высшую школу. Но на пути   к  этому препятст­вием  стояла обязательная двадцатипятилетняя  казачья служба, без права увольнения в запас.  П.  придумал   себе какую-то   болезнь  и  таким образом   получил   отставку. С  трудом   он   добрался   до Петербурга   и поступил там в университет.  В  лишениях и бедности три года он слушал лекции на естественном отделении физико-математического факультета, причем, как и большинство студентов интересовался политикой, принимал участие в демонстративных выступлениях, был арестован  и некоторое время  содержался  в Петропавловской крепости.

Благодаря студенческим   волнениям,   в  1862  г.занятия в университете прекратились на неопределенное время. П. вернулся в Омск, увозя из столицы либеральные настроения своего вре­мени, желание обособить Сибирь от русских порядков, намерение жить в Си­бири и работать для Сибири. В 1863 г., он совершил свою первую экспедицию в Южный Алтай, сопровождая астронома Струве. На следующий год летом, снова со Струве, он посетил Тарбагатай и пограничье Монголии. Зимою же, обработав коллекцию собранных растений и закончив описание путешествий, переехал в Томень, где получил место преподавателя истории в гимназиях и секретаря губернского Статистического комитета. Здесь он вскоре был арестован и обвинен в деятельности, имевшей целью отделение Сибири от империи. На следствии П. не отрицал своей вины и утверждал, что в кружке сепаратистов глав­ным деятелем был, именно, он. Суд приговорил его к пяти годам каторжных работ с лишением всех прав состояния. Каторгу он дол­жен был отбывать в Свеаборге, далеко от родной Сиири. В 1871 г., после ше­стилетнего пребывания по тюрьмам и на каторге, П. был освобожден и сослан на поселение в г. Никольск, Во­логодской губ. В ссылке он пробыл новых три года, кое как перебиваясь случайными заработками. В 1874 г., по ходатайству Русского импе­раторского Географического общества, был амнистирован с правом проживания во всех городах, кроме столиц.

Незадолго перед этим П. женился на Александре Викторовне Лаврской и те­перь выехал в Нижний Нов­город, к ее родственникам. Вскоре пришло полное по­милование и восстановление в правах. От этого времени восстановились прежние связи с Географическим обществом и многие годы ушли на изучение Внутренней Азии, ее природы и быта населения. В гг. 1876-77 он вел экспедицию по Монго­лии; в 1879-80 гг. он вторично прошел Монголию и Урянхайский край; в 1884-86 гг. провел экспедицию через Пекин, восточные окраины Тибета и Централь­ную Монголию. Потом шесть лет проживал в Иркутске, приводил в порядок отчеты о своих путешествиях, а од­новременно выполнял обя­занности правителя дел Вос­точно-Сибирского отдела Географического общества и сотрудничал в газете «Вос­точное Обозрение». В 1892 г. он снова двинулся в Китай и на окраины Тибета. Это путешествие стало ро­ковым для его жены и неизменной спутницы во всех экспедициях; она умерла в дороге. Через шесть лет по­сле этого, уже будучи весь­ма пожилым человеком, П. снова двинулся в далекую дорогу по мало исследованной области Б. Хинган Он закончил путь у Чжилийского залива, в трехстах клм. от Пекина и возвратился на р. Аргунь по другой параллельной дороге.

Последние 20 лет жиз­ни П.  проживал  в Красноярске   и   Томске   и   больше всего   занимался  изучением и обработкой, собранных им, произведений восточного на­родного   творчества.   В  ре­зультате появились его очерки: «Восточные   мотивы   в средневековом эпосе», «Вос­точные параллели некоторым русским  сказкам»,  «Русская девица Дарига в киргизской сказке»,   «Греческий   эпос и ордынский фольклор», «Ставр Годинович и Гэсзр»; из исторических работ - «Ма­териалы по истории Сибири». Как  общественный  де­ятель П.   занимал в Сибири почетное место. В 1905 г. он принимал   участие   в   выра­ботке Положения о земских учреждениях   в Сибири, но всегда   считался   одним   из убежденных   сторонников сибирского «областничества» и,   действительно,   посвятил этому   вопросу  некоторые свои   статьи:   «Областнические    тенденции    Сибири», «Сибирская  проблема  в Государственной  Думе»  и др. При   его   содействии   в Сибири учрежден  ряд различ­ных научных обществ, основано несколько музеев, библиотек и т. п. С 1913 г. в «Сибирской Жизни» печатались его воспоминания, представляющие большой общественной исторический интерес. Русское Географическое общество издало его многотомные труды: «Очер­ки Северо-Западной Монго­лии» (1883) и «Тангутско-Тибетская окраина Китая и Центральная Монголия» (1893).

Умер  П. 30-го июня 1920 г. и погребен  на клад­бище женского монастыря в г. Томске.   Его рукописи и переписка хранятся в библиотеке Томского университета. Отдав всю жизнь   исследованиям   неведомых   зе­мель на пользу политическим и экономическим  интересам России,  будучи человеком безупречной честности и бескорыстья,  П. при царях ос­тавался в глазах властей по­литически неблагонадежным и был   лишен   возможности занимать  посты   достойные его знаний и энергии даже в научных учреждениях и организациях. Таким же неблагонадежным для  новой власти ушел он  из  жизни при Советах, по той причине,  что   в   прессе  выступал противником коммунистиче­ской идеологии и в 1919 г. подписал антисоветское воззвание. Но все же по мнению советского  биографа, как один из трех пионеров изучения Внутренней Азии,  «в отношении  этнографии Потанин сделал больше, чем Пржевальский и Певцов взятые вместе». «Потанин имел необходимые для путешественника по Внутренней Азии личные качества; закаленное трудами и лишениями здоровье, чрезвычайную непри­хотливость и выносливость, знакомство с местными языками, уменье обращаться с туземцами, хорошие позна­ния в области географии и естественных наук, отличное знакомство с литературой по географии Сибири и Внутренней Азии и, конечно, любовь к делу и полную самоотверженную преданность науке» (В. А. Обручев. Григорий Николаевич Потанин. М. -Л., 1947).

Решительный и смелый Казак П. никогда не путе­шествовал под охраной военного конвоя и тем легче он и его жена проникали в семейные и общественные интересы туземцев; он дал наиболее подробные сведения о быте, нравах, языках и верованиях народов Монголии, Сев. Китая и Тибета, так же как тюркских, фин­ских и монгольских племен Сибири и Приуралья. Он же оставил «по отзыву ботаников, наиболее полные и тща­тельно собранные гербарии».

Данные о личности, жизни и трудах П-на достаточно обширны, для того чтобы составить ясное представление об этом удиви­тельном Казаке и чтобы по его светлому образу понять характер других Сибирских Казаков, посвятивших себя неутомимому стремлению вперед, со страстным любо­пытством в познавании но­вых «землиц». Григорий Николаевич П., углубленный научным знанием, тип Казака-землепроходца, «открыва­теля новых земель» не с це­лью из присоединения к вла­дениям московского царя, не в помощь «колонизационным устремлениям русско­го народа», а для приобщения своих открытий к широ­кому кругу мировой науки.

ПОТАНИНА Александра Викторовна - род. 25 января 1843 г. в Нижнем Новгоро­де; жена предыдущего, пу­тешественница, писательница, художница. Отцом ее был священник, преподаватель Духовной семинарии Виктор Николаевич Лаврский. Она получила только домашнее образование, одно время состояла воспитательницей женского Епархиального учи­лища. Приехав к брату в г. Никольск, встретила там его приятеля, ссыльного Г. Н. Потанина. Через год, в 1874 г., она вышла за него замуж и стала его верной и дея­тельной помощницей; жила одними интересами с мужем, участвовала в путешествиях по горам и пустыням Азии, делала зарисовки предметов бытового обихода туземцев, записывала наблюдения, по­могала собирать и приводить в порядок коллекции расте­ний, а в годы отдыха опи­сывала жизнь азиатских на­родов в талантливых очер­ках и рассказах. В экспеди­ции на пути к Сычуани по­чувствовала себя больной, но все же не пожелала остаться для лечения в Пекине и расстаться с мужем. Разболелась в дороге и умерла, возвра­щаясь к Шанхаю, около го­рода Чунцынфу 19 сентября 1893 г. Тело ее перевезли в Кяхту и похоронили в Троицко-Севске. В 1895 г. изда­на книга ее дорожных очер­ков; «Из путешествий по Восточной Сибири, Монголии, Тибету, и Китаю»

ПОТАНИНЫ - древний род Сибирских Казаков. Около 1755 г. одна семья из этого рода переселилась на новооснованную «линию», проходившую вдоль горько-соле­ных озер и потому получив­шую прозвание Горькой; она тянулась от Омска до Звериноголовской станицы. Два брата П. обосновались в редуте Островном вблизи ста­ницы Пресновской. Из них Илья Андреевич, дослужив­шийся до чина сотника, по­пав на нетронутые алтайские просторы, скотоводством «и торговлей с Киргизами приобрел большое богатство. Его сын Николай Ильич в 1816 г. окончил Войсковое учи­лище в Омске, служил офи­цером казачьей артиллерии и не раз выполнял особые поручения командующего войсками Зап. Сибири. В «Военном Журнале» 1830 г. помещено исполненное им описание пути от Омска до Коканда, вместе с топогра­фической маршрутной съем­кой его же работы. Одно время он был начальником Барнаульского округа, но в результате столковения с на­чальством попал под суд, разжалован в рядовые и на­столько обеднел, что был не в состоянии дать достойное воспитание своему сыну Гри­горию, будущему знамени­тому путешественнику, ко­торый по этой причине рос в чужих домах.

ПОТЕКЛИНКА - впадаю­щий в реку поток вешней воды.

ПОТЁМКИН Григорий Александрович (1739-1791) - русский генерал-фельдмаршал, фаворит Екатерины II. Сын захудалого смоленского дворянина, П. пользовался благосклонностью императ­рицы, оказался способным политиком и администрато­ром, а потому сделал блестящую карьеру. После разгро­ма Запорожской Сичи он был назначен наместником Новороссии возникшей на казачьих и татарских землях, способствовал присоедине­нию к России Крыма-Таври­ды и положил начало русскому Черноморскому флоту. В награду за заслуги получил титул светлейшего князя Таврического. От 1784 г.— президент Военной Коллегии. Как генерал-губернатор Новороссийский, Азовский и Астраханский, а вместе с тем начальник всех иррегу­лярных войск, П. стал вер­шителем казачьих судеб. Он жестоко расправился с Яицкими и Волгскими Казаками, примкнувшими к восстанию Пугачева, разрушил Запо­рожскую Сич и уничтожил ее Низовую республику; зем­ли ее присоединил к Ново­российскому краю, а части Днепровских Казаков, под именем Черноморских, раз­решил занять Приазовье. На Дону он видел опо­ру русской власти в классе старшин. Поэтому настоял, чтобы за казачьими старши­ми начальниками были признаны дворянские права, на­равне с русскими штаб-офи­церами, а наиболее предан­ные из них, чтобы награж­дались поместьями во вновь приобретенной Новороссии. Благодаря этому будущий Донской атаман М. И. Пла­тов получил от него в Херсонской губ. 9 тыс. деся­тин, а его брат - 3 тыс. де­сятин.

П. считал, что крамоль­ный дух сепаратизма исчез­нет на Дону, если ограничить там власть атаманов, сделав их только военными начальниками. В других делах управления он решил поставить их под контроль коллегиального Гражданского правительства. Оно и учреждено указом императрицы от 15 февраля 1775 г. Тогда же установлены новые границы, существовавшей от 1708 г., Азовской губернии, которая теперь охватила ка­зачьи владения с трех сторон и отрезала от них некоторые северные станицы. При этом были проверены границы ка­зачьих владений на Дону и выполнена их карта. Екатерина II утвердила ее «навечно», как земли, «коих вла­дением Казаки Донские издревле пользовались».

Все перемены, как и напряженную царскую службу, Казакам приходилось переносить без прекословии. Поэтому П. не считал целе­сообразным уничтожать Войско Донское по примеру Сичевой республики; наоборот, признавал «совершенную пользу, происходящую от чинимой оным Войском, как заграничную, так и внутреннюю службу». Надо было только, свершив реформу управления, «нынешнее по­ложение его сохранить нав­сегда».

Казаки знали, что но­вовведения П-на лишают их большинства прежних прав, и поэтому, как величайшую милость, приняли приказ но­вого императора Павла I, не требовать на Дону выполне­ния «злоупотреблений и сде­ланных перемен князем По­темкиным».

У Запорожцев, кото­рые при П-не потеряли свою республику, он заслужил прозвище - «Грицько Нечёса».

ПОТНИК - войлочная под­стилка под седло; у Казаков П. состоял   из трех-четырех листов плотного  войлока и был покрыт кожей.

ПОТРОЩИТЬ - помять.

ПОТЫЛИЦА - затылок, загривок.

ПОЧЕТНЫЙ (некр.) - поч­тительный: «У меня сын почетный, завсегда слушается».

ПОЧУНЕТЬ - прийти в себя, опомниться, очнуться.

ПОЯРКОВО - станица на Амуре;  основана   в  1958 г.; при   соввласти   обращена   в село Дальневосточного края; населения ок. 3 тыс. душ.

ПРАВДАТЬ - прокормить, содержать;   напр.   «правдать общественного бугая».

ПРАВО   СЛОВО - верно, верное слово, честное слово.

ПРАЗДНИКИ - нерабочие дни, посвященные  памяти какого либо знаменательного события   в жизни религиоз­ной,   национальной  или го­сударственной.  Церковные П.  делятся по своей значи­мости и по роду богослуже­ния  на   великие,   средние и малые. К первым относятся: а)  П. св.   Пасхи,   день  Вос­кресения   Христова;   б) дванадесятые П. — числом двенадцать   в году: Рождество Христово, Сретение, Креще­ние или Богоявление,   Преображение,   Вход Господень в    Иерусалим,    Вознесение, Пятидесятница   (Троица), Воздвижение честного и животворящего креста,  Рождество Пресвятой Богородицы, Благовещение,  Успение  Пр. Богородицы;   в)  П.   в честь особо чтимых святых: Рождество Иоанна Предтечи, апостолов Петра и Павла; г) воскресные,  седьмые дни недели. Средними считаются П. в  честь  прославленных икон Богородицы, в честь ангелов и некоторых святых; малыми в церковном смысле признаются  П. престольные, храмовые,   гражданские, национальные,  полковые,  ор­денские  и т. п.  У Казаков день Покрова Пресвятой Богородицы  (1-е октября) почитается наравне с великими П-ками; в  эмиграции  установился обычай торжественно отмечать день возрождения казачьей независимости, одновременно  с   днем каза­чьей печати 10 декабря каж­дого года.

ПРАПОРЩИК - младший офицерский чин в русской армии; от 1884 г. в строевых частях был упразднен и ос­тавлен только, как «П. за­паса»; во время Первой Ми­ровой войны восстановлен снова; в казачьих краях упразднен в 1918 г., с объявлением независимости.

ПРАХ (некр.) - пыль.

ПРЕДАНИЕ - изустный рассказ о каком либо событии, хранящийся в народе из поколения в поколение; одна­жды записанное,  П. может служить существенным вкладом в отечественную историю.

ПРЕДБУДУЩИЙ - следующий, будущий: «предбуду­щее воскресенье».

ПРЕДВЕЩЕВАТЬ - пред­сказывать.

ПРЕДЛЕЖАТЬ - надле­жать.

ПРЕДМЕР (дон.) - пример, образец.

ПРЕДТЕЧА - предшествен­ник; по казачьи - Предотеча относилось к Иоанну Крылатому-Крестителю, который своим появлением предварял пришествие Иисуса Христа. Иоанн Крылатый особенно почитался у Казаков, как провозвестник торжества Христианской веры, как знамение основного христианского Таинства - Крещения. Его имени было посвящено много казачьих храмов, а среди них азовский, заложен­ный не позднее 637 г.

ПРЕСУЩЕСТВЛЕНИЕ - догмат Православной веры, согласно которому во время литургий хлеб и вино претворяются в истинное Тело и истинную кровь Христову; процесс П-ния называется Таинством Евхаристии.

ПРЕТВОРИТЬСЯ (некр.) - превратиться.

ПРИАЗОВЬЕ - области прилегающие к Азовскому морю, преимущественно с востока и юга; земли больше всего связанные с исто­рией наших предков. Древ­ним народам П. было известно, как Меотида (см.), населенная различными племе­нами, а в том числе скифо-славянами Северами и Торетами, вошедшими после в состав казачьей народности. В конце ст. эры П. принад­лежало Царству Боспорскому, а по Р. Хр.- Асам, потом Казарам, снова Асам-Аланам и, наконец, Томаторкани. В X в. П. называли Землей Касак (персидская география Гудуд ал Алэм). В то время оно составляло основную часть казачьей Томаторканской державы. Впоследствии отсюда вышли Казаки Азовские и Гребенские (Казаровцы), а также Пятигорские Черкасы славянской речи.

П. принадлежало Тата­рам Золотой орды от 1237 г. В 1475 г. берегами Азов­ского моря завладели Турки. После своего возвращения на Дон (ок. 1549 г.) Казаки почти два века вели борьбу с ними за П. и выход в мо­ре. В конце семнадцатого века в этой борьбе стала участвовать Россия, овладевшая Азовом (1696 г.). Но фактическими хозяевами берегов еще долгое время оставались Донские и Запорожские Казаки. Многие акты, свидетельствующие об этом, при­водит проф. А. П. Пронштейн в своей книге «Земля Донская в XVIII веке»; Войсковое правительство Дона распоряжалось землями и рыболовными угодьями от р. Кальмиус и на части юго-восточного побережья до Ейского лимана, а за Кальмиусом хозяевами были За­порожцы и Татары, т. к. Сичевой Низ до 1739 г. фор­мально состоял в границах Крымского ханства.

В 1746 г. русская ме­жевая комиссия, присланная по просьбе Донцов, постановила: «Быть между ними Запорожскими и Донскими Казаками помянутой речке Кальмиусу границей, а от вершины оной, прямою чертою даже до прежней 1714 г. Российской с Портою Отоманской границы учинить приличную межу и поста­вить грани». Такое положе­ние оставалось до 1775 г., когда Сичевая республика пала, а ее земли присоединены к Новороссийскому краю. Донская граница оста­лась на старом месте.

По договору в Кучук Кайнарджи (1774 г.) Россия получила во владение все П. От этого времени войсковые земельные фонды Донцов охватили северо-восточную часть Азовского моря до ре­ки Ея. Казаки не получили в свое полное распоряжение только небольшие «округи», выделенные для крепости св. Димитрия Ростовского и для Таганрогского градоначальства, подчиненные Екатеринославскому наместнику. С разрешения Войскового правительства, повсюду в П. стали возникать хутора казачьих старшин и состоятельных Казаков, привлекавших   для   обработки   земли «приписных   малороссиян»; там же  основана  ст.  Нова, николаевская, а для ст. Елизаветовской   назначен юрт в 100 тыс. десятин на север от р. Ея.  Рядом с ним выделе­ны  земли   под «офицерские участки». В 1792 г. вся юж­ная часть  П.   от Ей до Кубани, вместе с Таманью, пе­редана    в    вечное    владение Черноморскому Войску - Запорожцам, выселенным с Днепра. Таганрогское градо­начальство и небольшой Ро­стовский уезд указом от 19 мая 1887 г. изъяты из веде­ния   Екатеринославского гу­бернатора и присоединены к владениям Донского Войска. (А. П. Пронштейн. Земля Донская в XVIII веке Ростов н/Д 1961, стр. 26, 155, 159, 165, 180, 200).

ПРИБЕГ - прибежал, при­скакал на лошади.

ПРИБОР  НА   СЛУЖБУ - в Московском государстве пополнение войск путем приема  «охочих»  добровольцев из вольных   людей  и  Каза­ков. Казачьи городовые пол­ки комплектовались по П-ру.

ПРИВАДА - приманка;  в частности приманка для ры­бы,  которую   Казаки  ловят на удочки  «за хлеб  или  за червяка».

ПРИВИЛЕГИЯ - в Римской империи так назывался за­кон, касавшийся интересов частного лица вне общих законодательных установле­ний. По примеру Рима в В. княжестве Литовском и в Речи Посполитой «привилеем» назывался декрет в. князя и короля, предоставляв­ший особые социальные или имущественные права отдель­ной этнической группе, классу, общине или частно­му лицу. Напр., Запорож­ские Казаки, уйдя от Татар из Крыма, получили от Польско-литовского короля Сигизмунда I в 1506 г. право беспрепятственно расселить­ся вдоль рек Суды, Псиола и Врсклы, при чем король, по словам историка Ригельмана, «одарил их вольностими и разными преимущест­вами и на то привилегиею своею им подтвердил». П. это закон для каждого от­дельного случая.

В русском законода­тельстве понятие П. тракто­валось, как право собствен­ности изобретателя на сделанное им изобретение, но в бытовой речи оно имело значение какого то преиму­щественного состояния. Напр., остатки казачьих исторических прав на землю и особый общественный строй в глазах Русских представ­лялись как «казачьи приви­легии».

ПРИКАЗНЫЙ - звание младшего начальника из ря­довых бойцов, помощник урядника по поддержанию дисциплины и порядка во взводе, командир отделения; у Русских в старину так назывались низшие чиновники официальных учреждений -риказов.

ПРИКИДЫВАТЬСЯ - притворяться, выставлять себя в ложном виде.

ПРИКЛАД - в древне-сла­вянской речи понималось, как «пример»; то же значе­ние сохраняется у Некрасовцев и Черноморцев-Кубанцев с ударением на первом сло­ге; с ударением на последнем слоге, в настоящее время - деревянная часть ружья, которая прикладывается к плечу; у портных и сапожников - дополнение  к  основному материалу: подкладка, пуговки и т. п.

ПРИМУЧИВАТЬ  (некр.) - принуждать грубой силой.

ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЯ - пересе­ления покоренного народа или его части, по воле поко­рителей, на новое место. П. п. отличаются от всякого рода стихийных миграций, когда свободные народы уходят от завоевателей, с надеждой, при благоприятных обстоятельствах, снова возвратить­ся на родную землю.

Таким образом, отход Северов, Аланов-Танаитов и Готов на Дунай и дальше к западу, под давлением Гун-нов ок. 375 г., был миграцией. Но около того же вре­мени Удзы-Торки были изгнаны из Сев, Кавказа в Прикаспий и за Волгу и это было П. П. потому что оно совершилось пно воле завое­вателей Болгаров, пожелав­ших занять их тучные черноземы,  и   за  это   уступивших им пастбища похуже.

П. П-нием следует так­же считать увод в 737 г., по воле арабского полководца Мервана, к границам Грузии 20 тыс. семейств Сакалибов с Донца и Среднего Дона. Оно окончилось массовой попыткой этих переселенцев возвратиться на Дон и ги­белью их большинства. В конце XIV в., после татар­ских насилий, Донцам снова пришлось покинуть берега среднего Дона. Теперь они действовали, хоть и под дав­лением извне, но отчасти и по собственной воле; поэто­му их передвижение к гра­ницам Сев. Вост. Руси следует считать скорее миграцией, чем П. П-нием. Воз­вращение на Дон - тоже миграция.

Вообще, истории изве­стны многие переселения на­ших предков с родной зем­ли, но не всегда удается точ­но установить характер этих переселений. Зато, во время пребывания под властью Рос­сии и СССР, казачья груп­повые перемены местожи­тельства не могут считаться ничем иным, как П. П. Рус­ские власти считали Казаков военно-служилым народом и требовали от их семей точного выполнения приказов начальства. Поэтому им не­однократно приходилось ос­тавлять привычную среду своих станиц и, подчиняясь воле русских правителей, перебираться в неведомые края. При царях целью П. П-ний Казаков была оборона и усвоение для колони­зации пограничных прост­ранств на юге, а при соввласти их семьи переселяли в сиецпоселки НКВД для ко­лонизации и промышленного освоения негостеприимного севера. В обоих случаях, почти без надежды когда либо возвратиться на землю отцов.

П. П. начались вскоре после того, как Дон и Днепр попали в границы Русской империи. В 1724 г. 1.000 се­мей Донских Казаков выве­ли в Дагестан на реки Сулак и Аграхань. Они там в боль­шинстве погибли. В 1732 г. таким же образом 1057 се­мей переселены с Дона на Волгу. В 1776 г. часть этих семей попала на Азовско-Моздокскую Линию, а в сле­дующем году, так же при­нудительно, под Ставрополь прибыл вместе с семьями Хоперский полк. В 1826 г. он, побунтовавшись, должен был перейти ближе к горам и верховьям Кубани. Путем таких П. П-ний основаны:   Оренбургское, Амурское, Семиреченское, Уссурийское    и   Черномор­ское каз. Войска. Пополнялись казачьими семьями   и   Кавказские Линии,   иногда   с  протестами, возмущениями,   бунтами    и   всегда с горькой безнадежностью.

Весьма значительное сопротивление, вплоть до подготовки вооруженного восстания, в гг. 1792-94 вызвал приказ отрядить с Дона на Кубань три тысячи семейств. В эти годы волнения шли по всем донским станицам, но особенно упорными из них оказалось пять: Есауловская, Нижне и Верхне Чирские, Кобылянская и Пятиизбянская, под предво­дительством есаула Рубцова. Против них было выслано несколько регулярных полков (8.500 штыков и сабель), два донских карательных полка с ген. Мартыновым и три полка Чугуевских Каза­ков с ген. М. И. Платовым; в общей сложности 11 тыс. человек. Сопротивление 2-3 тысяч готовых к восстанию было сломлено, более шести тыс. Казаков, после истязания на станичных майданах, было сослано в Сибирь, но все же наряд на П. П. был сокращен до 1000 семей.

Жертвы П. П-ний при безжалостной соввласти измеряются сотнями тысяч казачьих душ.

ПРИНЧ (дон.) - рис; у Кабардинцев - прунж, у Тюрок - биринч,  у  Осетин и Ар­мян — бринч.

ПРИПИСНЫЕ КАЗАКИ - иногородние по народному постановлению принятые в замкнутую казачью среду. Если на казачьи земли приходили Казаки, из семей за­державшихся на Руси, в Литве или на Украине и они имели доказательства своего казачьего происхождения, то наши предки принимали их сразу и считали их при­родными, а не приписными. В XVI и XVII веках такого рода пришлые люди непре­рывно собирались на Дону, Тереке, Урале, Днепровском Низу и благодаря этому образовались довольно круп­ные политические общества, своеобразные чисто-казачьи речные республики. По общему постановлению иногда в них принимались и пришлые люди иного рода. Но русская история отмечает, что от средины XVII ст. об­ращение иногородних в П.-К. почти прекратилось. Едва ли их число было значительным и раньше. Вероятнее всего, что к этому времени сократился массовый прилив, пребывавших раньше на чужбине, природных Казаков, которых привыкли прирав­нивать к беглым крестьянам. Теперь землепашцы, работ­ный люд, старообрядцы приходили к Казакам еще в больших количествах, чем раньше, но акты с большей очевидностью стали указы­вать, что в П. К. попали лишь некоторые из них, в то время как другие остава­лись на положении своего рода иностранцев с ограни­ченными правами.

В результате неудачно­го восстания Булавина, рус­ские карательные войска основательно выкорчевали   всех пришлых   людей,   прихватив вместе с ними в многих   старожитных   Казаков,  В 1709 г. Дон был завоевав   и   присоединен    к   России.   Долгие   годы   появление   в   станицах новых людей контролировалось Военной Коллегией   при  помощи   «сыскных   начальств».  Но все же   прекратить приток людей со стороны не удавалось. Станичные и  хуторские скотоводы- земледельцы   нуждались в  рабочих, а сами Казаки   постоянно   пребывали   на службе в полках. Поэтому войсковые   власти   часто   разрешали,  особенно «малороссиянам»,    оставаться   на Дону.   По переписи  1783 г. их и собралось  там  26579 душ.  Когда военные нужды потребовали увеличения слу­жилого состава донских полков,   русское   правительство порекомендовало  пополнять их иногородними.   Атаманы делали  это очень неохотно. 15 сентября  1745 г. Даниил Ефремов   доносил   императ­рице Елизавете  Петровне, что истощенные постоянными   службами,    станичники разбегаются   из   полков,   а особенно   «из  приписных  к ним разных людей  в Каза­ки». Его сын Степан Ефре­мов особенно  следил за ка­зачьей  племенной чистотой. Распоряжением   по   Войску от 17 апреля  1755 г. атаман предписывал «чтобы Казаки, как  сами,  так дети их,   на беглых  и на протчих великороссийских женках и девках не женились, также бы и своих казачьих дочерей за великороссийских   людей   и сказочных замуж не отдавали  и  к такому  замужеству овдовевших казачьих жен не допускали».   «В дальнейшем на   протяжении   второй половины XVIII в. Войско еще несколько раз подтверждало это  распоряжение, угрожая не только «жестоким» наказанием  нарушителям,   но  и «неизбежным станичным ата­манам  штрафом».   Священ­никам   также   было   строго приказано,  чтобы  «соглашающих иттить   в замужество за малороссиян и великороссиян  казачьих  жен и доче­рей не венчали» (А. П. Пронштейн, Земля Донская в XVII веке, Ростов н/Д 1961, стр. 205).

Эту национальную зам­кнутость Донцов стал без стеснения нарушать презус Военной Коллегии князь Потемкин. Он особенно поощрял пополнение донских полков при помощи П. Казаков из «малороссиян», хлынувших на Дон после разгрома Сичи. Ввиду того, что  тогда было запрещено и самое название «Запорожские  Казаки»,  всех пришельцев из Днепра именовали «малоросиянами», и только иногда в актах выделяется отчетливо-казачье название «Днепровские Черкасы». Каждый из этих пришлых людей придя в станицу или на хутор к частному владельцу, должен был приписаться за ними, в качестве неполно­правного рабочего. Они на­зывались поэтому «припис­ными крестьянами» и «при­писными малороссиянами». Из них 4.453 души, в пос­ледней четверти XVIII в., по требованию Военной Коллегии стали П. Казаками.

Такое распоряжение Потемкина нарушило старые донские традиции и потому не удивительно, что в ответ на него последовали недовольные жалобы Войскового правительства. В одной из них по поводу П. Казаков говорится: «Хотя из них были и люди такие, кои давали надежду к службе, но все они, не имея к тому на­выка от молодых лет, и будучи на своих местах или земледельцы или люди в праздность погруженные, оказались бесполезными, тем еще более, что нередко происходят от них из полков побеги и другие постыдные по службе упущения, касаю­щиеся до нарекания Донских Казаков, которые и рожде­нием и воспитанием своим, получая свойственное предков их состояние, имеют особливые способности и Усердие к службе, чем Вой­ско сие приобрело славу».

Но набор П. Казаков все еще продолжался и Вой­сковой атаман Иловайский в 1790 г. вновь затребовал от станиц именные списки, «сколько из приписных во оных, а также и за частны­ми тех станиц владельцами, малороссиян окажется спо­собных к службе». Указ Павла Первого об отмене «злоупотреблений и сделанных перемен князем Потемкиным» был принят Донцами с большим удовле­творением. Станицы возвра­тились к старым способам приема П. Казаков. Правда, волею русского правительства, к казачьим Войскам присоединялись отдельные пле­менные группы степняков и горцев (Бурятов, Татар, Калмыков, Осетин и т. п.), но это не были П. К. в прямом значении. Их подчиняли Войсковым правлениям, они должны были нести военную службу вместе и наравне с Казаками, но до полной ассимиляции оставались в ка­зачьей среде иноплеменника­ми. А П. Казаками счита­лись только лица принятые в общество по станичным приговорам, если они сами об этом просили и если зарекомендовали себя, как заслуженные и достойные уважения граждане.

Тот же порядок сохра­нился в годы возрожденной независимости (1917-20), с той разницей, что теперь право казачьего гражданства давалось помимо станиц и постановлениями Народных Собраний (Кругов и Рад). Полноправными Казаками становились автоматическим все лица, бившиеся в наших  рядах за Казачью Идею. Закон предоставлял то же пра­во всем коренным иногородним, выразившим желание стать Казаками. Но этим правом воспользовались лишь немногие. (По актовым материалам, опубликованным в книге А. П. Пронштейн, Земля Доснкая в XVIII веке, Ростов н/Д, 1961).

ПРИПИСНЫЕ КРЕСТЬ­ЯНЕ - в XVIII в. особый тип поселян на Дону; по большей части Запорожские Казаки, ушедшие с Днепра и пожелавшие остаться на положении мирных земледельцев. С развитием сельского хозяйства, Донские Казаки были принуждены пользоваться посторонней рабочей силой. Частично это требо­вание покрывалось военнопленными: «ясырей» обращали в табунщиков, пастухов, чабанов и домашних слуг. Но для хозяйственного освоения широких степных просторов этих рабочих бы­ло мало. Поэтому работу «в Казаках» находили все пришлые люди, были ли это беглые помещичьи крестьяне из России или вольные Черкасы, уходившие от жестокостей и безнадежности польско-казачьих войн. Толпы таких Запорожцев с их семьями приходили на Верхний Донец, где большинство их оставалось Слободскими Казаками, поддаными мос­ковского царя. Частично же они продвигались на донские берега,  размещались в каза­чьих  поселениях  и обраща­лись к мирному труду. Среди них иногда находились и семьи украинских беженцев. Из этого   рода  людей составился класс П. К. Приписными они назывались по той   причине,  что   каждый из них, явившись на казачью землю, должен был  обяза­тельно приписаться к станице или   за частным  владель­цем   отдельного   хуторского хозяйства. Вначале это был своего рода  надзор за пове­дением   новых,   незнакомых людей,  а от  1763 г., когда для всех П. К-ян был введен «семигривенный» податной оклад, их опекуны (станицы и   частные  хозяева)   стали отвечать   за   исправное   по» ступление от них податей.

На Дону особенно много П. К-ян появилось после разгрома Запорожской Сичи. По переписи 1763 г. здесь проживало 18.876 душ, в 1782 г. их насчитывалось 25.473 души, а в 1795 г. уже - 50.633. Эти мирные поселяне не несли военных тягот, но должны были платить подати, а за пользование землей отдавать хозяевам условленную часть урожая. Владельцами же были: станичные общества, отдельные состоя­тельные Казаки, старшины, а часто и само Войско, ко­торое разрешало селиться в слободах на войсковых зем­лях. Все станичные и гражданские повинности П. К. несли наравне с Казаками, а взамен «казачьей службы» облагались «семигривенной» подушной податью. Как налогоплателыцики, да и как каждый станичник, они были несколько ограничены в пе­ременах местожительства, но по правам они приравнива­лись к свободным русским государственным крестьянам, отбывали рекрутчину наравне с ним, обладали правом собственности на дома, лич­ные посевы, скот, лошадей, могли подавать жалобы в суды, могли перечисляться в купеческое сословие, пользо­ваться наемным трудом. Ко­ренные хозяева Донской Зем­ли, Казаки, не желали де­литься с ними только неко­торыми правами: не позво­ляли по своей воле заклады­вать на войсковой земле хутора и рыболовецкие станы, строить мельницы При квартировании войск они выполняли постойную повинность, а также отбывали казенные работы при сооружении и ремонтах крепостей или в приазовских портах.

Хотя в некоторых случаях П. К-нам приходилось переносить обиды и несправедливости, жилось им на Дону много легче, чем под тяжелой рукой польских магнатов. Селиться П. К. предпочитали  в больших слободах, основанных донскими старшинами при окраинах казачьих владений, на зем­лях пожалованных им царя­ми, особенно в Азовской губернии. К этому принуж­дала их и круговая порука по выполнению всяких повинностей, введенная в 1787 г. От 1788 г. за порядком следили, назначали на работы и собирали «семигривенный оклад» слободские и хуторские атаманы, избран­ные ими из своих же «людей доброго состояния, одомовленных и зажиточных».

Станицы не старались удерживать за собой П. К-ян, так как не хотели нести ответственности за выполнение их повинностей, а в Казаки из них принимались только единицы. В то же время от­дельные хозяйства испытывали постоянный недостаток в рабочих руках. Профессор А. П. Пронштейн пишет, ос­новываясь на донских архив­ных материалах: «В погоне за крестьянами старшины и богатые Казаки обратили свои взоры и на тех, кто был записан за станицами и старались переписать их на свое имя, используя всякие средства, в том числе и «добровольное» согласие крестьян и станичников». «В итоге число крестьян записанных за станицами рез­ко сократилось. Если в 1763 г. их числилось 8.626, то в 1782 г; их уже было 7.456, а в 1795 г. только 3.864. В на­чале XIX в. старшины пере­писали на свое имя почти всех станичных  «малороссиян» (А. П. Пронштейн, Земля Донская в XVIII веке).  Раньше его проф.  Сватиков,  благодаря поверхностному изучению тех же  актов, объявил, что это «уменьшение произошло потому, что станицы охотно зачисляли  в   казаки станичных малороссиян», чего, как видим, фактически не было. По  ревизии  1811 г. П. К-ян   уже  за станицами не числилось,  а  зато  слобод к этому времени   возникло больше  сорока.  В  них проживали   донские   крестьяне, по происхождению часто Запорожские Казаки,   кото­рые теперь имели дело лишь с казачьими старшинами или с  Войсковым   правлением. Станичники же стали поль­зоваться  трудом  сезонных рабочих,  по наемным договорам «от Петрова до Пок­рова».

После Булавина и при­соединения Дона к России, крупные хозяева получили возможность приобретать крепостных крестьян от рус­ских помещиков. Эта купля-продажа получила особенное развитие после 1775 г., когда казачьи штаб-офицеры и ге­нералы были приравнены по положению с русскими дво­рянами и получили право легального владения крепостными. В 1782 г. таких «по­купных» крестьян на Дону было 1106 душ, а в 1796 г. - 3995 душ.

ПРИРОДА (дон.) - происхождение:  «Помни   свою природу» - не забывай своего происхождения.

ПРИСМЫКНУТЬ - затянуть узел, привязать.

ПРИСОВЕТОВАТЬ - подать совет, уговаривать.

ПРИСУГЛАСИТЬ - при­гласить.

ПРИСУД КАЗАЧИЙ - по понятиям наших предков, земля назначенная Богом (присужденная) в вечное казачье владение; степной бас­сейн Дона, Старое Поле. Русская история трактует П. К., как область подвласт­ную казачьему войсковому суду, территорию, на кото­рую распространялась власть казачьих Кругов.

ПРИСУХА - ворожея, кол­дунья.

ПРИСЯГА - всякое торже­ственное обещание перед крестом и евангелием, в частности обещание свидетель­ствовать беспристрастно и правдиво на суде или честно выполнять обязательства, принятые на себя, добро­вольно, по принуждению или по гражданскому долгу. Первая попытка русских царей принудить Каза­ков к присяге или «крестному целованию на службу московскому царю» относится к 1632 г. Она окончилась неудачно. Донские Казаки в войсковой отписке заявили категорически по этому по­воду, что на Дону «Крест­ного, государь,. целования, как зачался он казачьими головами, не повелося. При бывших государях, старые атаманы и казаки им, госу­дарям, неизменно служили не за крестным целованием». Донцы указывали также, что даже служилых Казаков, приходивших для гарнизонной службы в украинные города, «и тех бывшие госу­дари ко кресту приводить никогда не указывали. А с нами того крестного целования не обновится, чего, ис­кони веков не было».

Но через 22 года после этого, по Переяславскому договору «на службу царю» должны были присягнуть Казаки Днепровские; на До­ну более благоприятная для Москвы обстановка сложи­лась к 1671 году. Россия только что спра­вилась с грозными волнения­ми крестьян, вспыхнувшими по почину Степана Разина и его сподвижников Донцов; должны были смириться и донские противники Моск­вы. Среди Казаков верх брали ее сторонники.

24 августа 1671 г. с большим отрядом райтаров и драгун в Черкасск прибыли стольник Григорий Касагов и дьяк Богданов. Касагов объявил собравшимся Каза­кам «царскую милость», пе­редал «жалованье», большее чем когда либо, и потребо­вал от имени царя присяги «на верность службы» и «в отвращение подобных на До­ну возмущений».

Четыре дня Казаки не соглашались и протестовали, но после недавнего разгрома разинского движения воля Круга была надломлена и верх взяла партия сторонников послушания Москве. Решено было присягу принять. По «Историческому описанию Земли Войска Дон­ского» (изд. 1867 г.) «Прися­га произведена была на площади, близь соборной церк­ви, в присутствии стольника Касагова и дьяка Богданова и все присутствующие Ка­заки вписывались в книгу, присланную из Посольского Приказа; другая книга остав­лена была ими в Войске, для вписывания в оную имен тех Казаков, кои впредь придут служить в Войско и всем тем, кои родятся на Дону и достигнут совершенного воз­раста».

Главные статьи присяги заключались в том, что Ка­заки и их старшины обеща­лись укрощать все «открыв­шиеся на Дону возмущения и тайные заговоры», главных заговорщиков присылать в Москву, «а их последовате­лей по войсковому праву казнить смертию», «к злоу­мышленникам не приставать и даже не помышлять о том, с Калмыками дальнейших сношений не иметь, кроме увещаний служить государю с Казаками вместе; скопом и заговором ни на кого не приходить, никого не гра­бить и не убивать и во всех делах ни на кого  ложно не   показывать.   На здравие государя   и   всей   его царской   фамилии не посягать и кроме его величества  государя,  царя и великого князя Алексея Михайловича и всея России самодержца, другого государя, польского, литовского,   немецкого   и  из других   земель царей и королей или принцев иноземских и российских, на царство всероссийское никого не призывать   и не желать,  а ежели услышат   или   узнают   скоп  или   заговор   или   другой   какой   умысел, возникший у Россиян или у иноземцев, и с такими злоумышленниками, не   щадя жизни своей, биться»;   Текст  присяги   носил   характер исключительно служилый иотражал лишь страх русских  властей  перед повторением Смутного времени  и перед участием Казаков в новых  восстаниях.  Но приняв ее Казаки  отказались и формально от нарушенного уже  выдачей  Разина, права   давать  приют  всякого рода пришельцам,   в  гордом  сознании, что «С Дона выдачи нет!». Присяга ограничивала также внешние сношения, но еще во многом оставляла Донцам права   автономного бытия. К тому же, приняло ее не все население Дона, а только те, кто нес очередную службу в Главной Войске и участвовал в Войсковых Кругах тех  дней.   П. стала обязательной для каждого Казака только в последующие годы. Откладывалось и вы­полнение взятых на себя обязательств: беглых стали выдавать только после жестоких насилий 1708 года, а непосредственные сношения с Польшей, Калмыками, Азовом и Крымом Дон прекратил только в начале XVIII в.

Для Казаков-мужчин, достигших двадцатилетнего возраста, был установлен особый вид П-ги, которой не подлегал никто из осталь­ного населения России. По приказу станичных атаманов в начале каждого года собиралась очередная молодежь, которая после молебна при» сягала у алтарей станичных соборов на верность дина­стии.

Во дни возрожденной независимости (гг. 1918-20) Донской Войсковой Круг установил текст присяги для гражданских и военных слу­жащих: «Обещаюсь честью Донского Казака перед Всемогу­щим Богом, перед святым его евангелием и честным крестом, чтобы помнить Пре­стол Иоанна Предтечи и христианскую веру, и свою атаманскую и молодецкую славу не потерять, но быть верным и неизменно преданным Всевеликому Войску Донскому, своему отечеству. Обещаюсь служить ему до последней капли крови, всеми силами способствуя славе в процветанию Войска Донского. Обязуюсь пови­новаться Большому Войско­вому Кругу и избранному им Донскому атаману. Возложенный на меня долг службы буду выполнять с полным напряжением сил, имея в помыслах только пользу Войска Донского и не щадя жизни ради благаотечества.

Обещаюсь повиноваться всем  поставленным надо мной начальникам, чиня им полное   послушание  во всех случаях, когда этого требует мой долг Донского Казака. Обещаюсь   быть   честным, добросовестным, храб­рым и не нарушать своего обещания   из   за   корысти, родства,   дружбы   или   вра­жды.

В заключение данного мною обещания осеняю себя крестным знамением, целую святое евангелие и честный крест и нижеподписуюсь».

ПРИТВОРЫ - оконные ставни.

ПРИТУГИ - рыболовный снаряд, удочка.

ПРИТЫН - барьер, упот­реблявшийся при  скачках с препятствием.

ПРИЧАЩЕНИЕ - в Пра­вославной Церкви часть дог­матического учения о Евха­ристии, по которому верую­щие, вкушая Освященные Дары, хлеб и вино, под их видом причащаются Тела и Крови Христовой, во остав­ление грехов и в жизнь вечную. П. совершается по завету Иисуса Христа: «Сие творите в .мое воспоми­нание».

ПРОБА - передняя часть судна.

ПРОГНОИ (куб.) - глубо­кие места в болотистых плавнях, покрывающих дель­ту реки Кубани.

ПРОГОН (некр.) - дорога.

ПРОЕЗЖИЙ ЛИСТ (некр,) - пропускное свидетельство для продвижения по стране.

ПРОЗВИШША - родовое имя, фамилия.

ПРОКУДНЫЙ - зловред­ный.

ПРОПАСТИШША (дон.) - множество.

ПРОСКУРА Иван Прокофьевич (куб.) - рожд. 1874 г., ст. Брюховецкой; участник Первой Мировой войны и борьбы за Казачью Идею; после 1920 г. - эмигрант в Югославии; умер в доме для престарелых 1 сентября 1934 г. в гор. Вел. Кикинда.

ПРОСКУРИН П. Д. (куб.) - род. 5 февраля 1869 г., ст. Нефтяной; генерал-майор и дежурный генерал штаба Кубанского каз. Войска; от 1920 г. состоял эмигрантом и проживал в Югославии; был председателем правления од­ного из отделов в Союзе Первопоходников; умер 30 апреля 1934 г. и погребен в г. Суботица.

ПРОСЛЕДОК - колея, уг­лубленный след проехавших подвод.

ПРОСТРАННО  (некр.) - привольно, в достатке: жить пространно - не чувствовать ни в чем недостатка.

ПРОСФОРА - греческое сло­во, значит «приношение»; в церковном обряде - хлебец из лучшей пшеничной муки для Таинства Причащения с выпуклой надписью на верхней поверхности IС-ХР-НИ­КА (Иисус Христос Побеждает); во время Богослуже­ния (Литургии) употребляет­ся пять П., а кроме них ос­вящаются все поданные ве­рующими - во здравие живущим и за упокоение усоп­ших.

ПРОТЕСТЫ С. В БОЛ­ДЫРЕВА - Составитель и издатель Казачьих Истори­ческих календарей, донской полковник и кавалер ордена св. Георгия, всегда резонно возмущался тем, что Казаков лишают права называть­ся народностью. Но ввиду того, что при его жизни ро­довые корни нашего народа едва только намечались в научно-исторической литерату­ре, ему пришлось ограни­читься протестами, обосно­ванными мнением некоторых старинных русских и ино­странных авторитетов, отри­цавших официальную версию о происхождении Казаков от беглых русских или ук­раинских крестьян и холопов. В своем календаре на 1956 г. С. В. Болдырев по­местил статью: «Кто мы Ка­заки?» В ней он писал: «На этот вопрос одни скажут: «Казаки - это народ», другие ответят в духе учебников российской истории после 1835 г. - «это со­словие», третьи - «Казаки - лучшая в мире конница», регулярные кавалеристы уточнят при этом, что Ка­заки - «четвертые полчки наших дивизий». Некоторые считают, что Казаки это род оружия, военная община, эт­ническая группа и т. д., а ениссейский губернатор Сте­панов, называет нас «посо­бием» в своей книге «Опи­сание», изд. 1835 г.

Кроме того, эти ответы зависят от времени и обста­новки. Так например, во вре­мя войны - «Казаки - это сверхгерои», а война окончи­лась - «Казаки это грубые и необразованные люди». По­сле революции 1905 г., смотря кого спрашиваете; «Ка­заки это оплот трона и по­рядка», ответят монархисты, социалисты же скажут: «Это черносотенцы, царские оп­ричники, жандармы» и пр. Во время гражданской вой­ны большевики говорили: «Казаки это белобандиты и враги народной власти», а сейчас в эмиграции, если Ка­заки не занимаются своей политикой, — «Казаки это русские люди», для некото­рых даже «лучшие русские люди». Когда же Казаки занимаются своей обществен­но-политической работой, то сейчас же попадают в «са­мостийники». Если при этом они издают свои газеты и журналы, где пишут о старинной казачьей самобытно­сти и самостоятельности былой и будущей, то эти тот час же попадают в «казакийцы». Такие выводы происхо­дят оттого, что все эти лю­ди никогда не интересова­лись и не хотят интересоваться подлинной казачьей историей.

Разберем вкратце эти положения. Предположим, что Ка­заки это род оружия, конница.

Многие говорят: «В Рос­сии были: пехота, конница, артиллерия..., ну, были и Казаки». На это мы можем от­ветить, что у Казаков, ведь, кроме конных полков, была и своя казачья пехота - пла­стуны, вначале у Кубанцев и Забайкальцев, а в Великую войну 1914-18 гг. и у Дон­цов. А кроме этого, у Донцов, Кубанцев, Терцев, Оренбургцев, Уральцев и Забай­кальцев была и своя артил­лерия. Это уже получается - три рода оружия.

Кто читал казачью ис­торию, тот знает, что в ста­рину Казаки имели и свою лодочную гребную флотилию. Еще атаман Ермак в Ливонскую войну у Ивана Грозного состоял в «судовой рати». В 1696 г. донская фло­тилия у Азова дала царю Петру первую морскую победу. Поэтому адмирал Кедров, морской писатель Терещенко и др. признавали Казаков первыми учителями Русских в морском деле. Получается, уже четыре рода оружия, а кто читал историю, тот знает, что при взя­тии Казани (1552 г) и под Азовом в 1637 г. у Казаков были подрывные команды.

Это далекая старина. А вот вспомним граждан­скую войну 1917-20 гг. У Казаков тогда были не только своя пехота, конница, артил­лерия, инженерные части, бронемашины и поезда, но и небольшая воздушная фло­тилия. О, геройстве донских летчиков Богатырева, Бара­нова, Попова и др., мы сами читали в газетах того времени. При атамане Краснове сформирована также донская флотилия, во главе с адмиралами Герасимовым и Коненовым. Из вышеизложен­ного мы видим, что в воен­ном значении понятие «Ка­заки» нельзя относить к од­ному лишь роду оружия. Ведь, здесь идет речь о це­лой армии и флоте. А кто их имеет? — Народ!

Были ли Казаки сословием?

Не говоря о Русских и Украинцах, подлинной казачьей историей мало интере­суются и некоторые Казаки, для которых достаточно ав­торитетны выводы учебни­ков Иловайского, Платонова и др. российских историков, считающих Казаков сосло­вием. Но всем известно, что сословия в России регламен­тированы по образцам За­падной Европы только Пет­ром I и Екатериной II. До этого в Московском царстве, действительно, существовало деление на различные соци­альные слои, как бояре, дворяне, посадские, холопы, черносошные, кабальные и др., но это не сословия в нашем понимании. А ведь Казаки исторически существовали уже несколько веков и до регламентов Петра I; Кем же они тогда считались?

Мы отлично знаем, что Казаки принимали участие в Куликовской битве (1380 г.), а Карамзин, «отец российской истории», берет и еще раньше, говоря: «Казаки, во всяком случае, древнее Батыева нашествия» (1237г.). А российский историограф Татищев сообщает, что Ка­заки существовали еще во времена Хазарской империи. К какому же сословию они тогда принадлежали? К ка­кому сословию принадлежали известные истории Казаки-атаманы Сары Азман, Сусар, Мелих, Ермак, Семен Дежнев и др.?

Вообще, о сословиях: можно ли считаться сразу в нескольких? Всем известно, что в каждом сословном государстве его гражданин можёт принадлежать только к одному сословию. Напрю, русский крестьянин принадлежал к крестьянскому сосло­вию; но вот он разбогател на земле, бросил свое хозяйство, купил лавку, получил права на торговлю и «гиль­дию». Теперь он уже купец, а не крестьянин. Затем сын его закончил духовную семинарию и, став священни­ком, перечислен из купече­ского в духовное сословие; родной брат этого, как сын купца, мог из военного училища получить офицерский чин и после служебного повышения зачислялся в дво­рянское сословие, а из ку­печеского исключался, т. к. одновременно нельзя было состоять в двух сословиях, разных по правам.

Как же обстояло дело с этим сословным вопросом у Казаков? У Казаков в свободных обществах никогда не было сословных делений. Они были равны между со­бою, как граждане своей ка­зачьей земли. Какое бы по­ложение каждый из них не занимал, он оставался рав­ным между равными. Но российское правительство, желая разбить казачий народный монолит, основан­ный на полном их равенстве, а также в целях полнейшей русификации и общеимперской нивелировки, стало вводить сословные разграничения. Так при Екатерине II учреждается дворянство, при Александре I выделяются «торговые Казаки» и т. д. Если считать Казаков сосло­вием, то получается единст­венное в мире двусословные положения: каждый Казак, состоя в своем казачьем со­словия, одновременно будто бы состоит в сословии дво­рянском, духовном, купече­ском и т.п. Абсурдность та­кого положения поняли да­же в Советской России а там, после декретов, уничто­жающих все сословные различия, после ряда лет мсти­тельных гонений на Казаков, в конце концов их бытие возрождено формально, но уже в качестве «полунацменов», а не сословия.

Какие ответы можно найти на следующие вопросы:

1)                       Где и в каком государстве было так, чтобы «сословие», «род оружия» имел свою определенную терри­торию? А вот в иностранных атласах на французских, итальянских, немецких картах XVII века неоднократно встречаются надписи «Стра­на Донских Казаков», «Ка­зачья Страна», «Казачья тер­ритория». Также в россий­ских учебных атласах Линберга, Ильина и др., по ко­торым мы сами учились в школах, находим в бассейне реки Дона надпись «Донские Казаки», на Урале - «Уральские Казаки» и т. п. А в ат­ласах старших изданий, на месте нынешней Области Войска Донского, читаем «Земля Донских Казаков». Так официально называлась эта территория со времен императрицы Екатерины II до 1870 г. А в эпоху царя Петра I на карте 1696 г. ген. Я. Брюсе надписал: «Юрты Донских Казаков», а еще раньше, в Книге Большого Чертежа времен царя Федо­ра Алексеевича на том месте значатся «Владения Донских Казаков». Это ли «сословие»? «род оружия»? «община»? Даже любопытно было бы увидеть карту России с обоз­начением по родам оружия или сословиям. Напр. «Земля калужских дворян» или «Земля пензенских мещан».

2)                       Где и когда сословия вели самостоятельные войны, совершали походы сухопут­ные и морские? А сколько битв записано в казачьей истории еще до покорения их Россией! А сколько раз их гребные флотилии громили берега Крыма, Персии и могущественной Турции, уже в то время когда на Москве еще не было флота. Это ли «сословие», «общи­на», «этническая группа»?

3)                       Какое сословие име­ет свою гражданскую и военную историю? А ведь Ка­заки имеют!

4)                       Какое сословие име­ет свою народную одежду, свою особую прическу, свои особые песни и танцы, свой особый стиль построек - «ку­реней» и если не собственный язык, то во всяком случае особые казачьи говоры, в ко­торых обнаруживаются мно­гие слова тюркские и горские.

5)                       Когда и где сословия имели свою постоянную армию,  со всеми  родами ору­жия?

6)                       Когда и где сословие, род оружия, община, этни­ческая группа и пр. имели свою территорию, свои за­коны, парламенты (Круги и Рады), автокефальную Цер­ковь (в допетровское время), вели свою политику? А вот о Казаках, в совершенно официальном издании «Столетие Военного министерст­ва», читаем: «До последней четверти XVII в. Донские Казаки были совершенно независимыми от Москвы и. в отношении московского и других своих соседей вели свою политику».

7)                       Наконец, где, когда и в каком государстве было так, чтобы сословие, род оружия и т. д. сами становились государством?.. А вот Дон, Кубань и др. Войска в 1918 г. возродили, как это было в старину, свои каза­чьи республики и в них пар­ламенты (Круги-Рады), свои конституции, гербы, флаги и другие атрибуты государст­венной независимости. Дон к тому же имел свой госу­дарственный банк, выпускавший «донские» денежные знаки, и Донской Сенат.

Осуществить все это мог только народ, а не со­словие!

ПРОТОИЕРЕЙ - старший священник.

ПРОТОПОП - прежнее название для протоиерея, теперь устаревшее и вышедшее из употребления.

ПРОТОПОПОВ Иван Иванович (дон.) - род. ок. 1889 г. на Среднем Дону; ученый агроном с аттестатом Петровско Разумовского Сель­скохозяйственного институ­та; офицер и участник борь­бы за Дон в гг. 1918-20. Оставленный в Новороссийске, пристал к 4-й конной дивизии, сформированной из пленных Казаков в армии Буденного; на Польском фронте руководил заговором по переходе дивизии на сторону Поляков, а выполнив переход, принял участие в формировании казачьей бри­гады есаула Сальникова и с нею, в качестве начальника штаба, помогал Полякам в их борьбе с русской Красной армией; от декабря 1920 г. оставался в эмиграции и ра­ботал землемером. Умер в 1943 г. и погребен на клад­бище города Тарнов (Польша).

ПРОТОПРЕСВИТЕР - почетное звание протоиерея; П. армии и флота - началь­ник всего военного духовен­ства.

ПРОХУДИТЬ - истрепать, продырявить одежду.

ПРОЩЕНОЕ   ВОСКРЕ­СЕНЬЕ - последний день Масляницы.

ПРУТСКИЙ МИР - заключен Петром I после неудач­ной войны с Турцией в 1711 г. По мирному договору все земли Запорожской Сичи оставались в формальном владении султана, Россия от­давала ему же обратно Азов с окружностями, должна бы­ла уйти из Таганрога, срыв его укрепления, отказывалась от вод Азовского моря и по­теряла право иметь в нем свой флот. Теперь сухопут­ная граница России прохо­дила от Тясьмина и Днепра, «минуя Леонтьевы буераки», на курган Саур-Могила, даль­ше к реке Миус, затем по р. Тузлов к Каменному Броду, а от него по Темернику выходила на левый берег Дона и опускалась на юг к вер­ховьям р. Ея.

ПРЯ (некр.) - спор.

ПРЯЖКА - поясной ремень.

ПРЯМИТЬ - верно служить; это слово встречается в отписках Донских Казаков московским царям.

ПРЯСЛО - часть плетня.

ПСАЛМЫ - религиозные песнопения из книг Ветхого Завета; их составление относят к 1500-1150 гг. до Р. Хр.

ПСАЛОМЩИК - светское лицо, прислуживающее священнику во время богослу­жения; иногда вне алтаря, частично замещает дьякона.

ПСАЛТИРЬ - собрание псалмов; книга содержит псалмы царя Давида, Моисея, Левитов, Асафа и др. псал­мопевцев.

ПСИОЛ - левый приток Днепра; длина ок. 650 клм.; в старину назывался Псио, что по Кабардински и адыгейски значит «река», «вода». С рекою П. связана многовековая история Черных Кло­буков и их потомков Днепровских Казаков или Чер­касов;

ПСОТИТЬ - портить.

ПТА  (некр.)  -   птица; мн. ч. - птахи.

ПУГАЧЕВ Емельян Ива­нович (дон.) - рожд. 1736 г., ст. Зимовейской (Потемкинской); предводитель восста­ния начатого Казаками, Кайсаками, Башкирами и русскими «работными людьми».

Призванный на воен­ную службу, Д. зачислен в полк отправленный на фронт Семилетней войны; отбыв очередь, вернулся домой на «льготу» в 1762 г. и женился на Софье Дмитриевне Не­дюжиной, ст. Есауловской. От 1769 г. снова в рядах 2-й армии, но в феврале 1771 г. отпущен по болезни. Лето пробыл в станице, а осенью назначен в новую очередь под Бахмут на охрану границы. По слабости здоровья, воспользовался правом на­нять за себя другого Казака (Бирюкова, ст. Глазуновской) и возвратился к семье. Однако, окрепнув ушел от нее и скитался то на Куме-реке, то за Кубанью, между Некрасовцами и Горцами, то в Польше. В актах сохранился «пашпорт», выданный ему на польско-русском пограничном пункте, где он объявил себя возвращающимся «раскольником»:

«По Указу Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Благочестивейший Екатерины Алекссеевны,   Самодержицы   Всероссийския и прочия, и прочия,  и  прочия.  Объявитель сего, вышедший   из Польши и явившийся собою при Добрянском форпосте, веры рас­кольничьей Емельян Иванов сын Пугачев, по желанию ево для житья   определен в Ка­занскую   губернию,   в  Синбирскую   провинцию к реке Иргизу, которому по тракту , чинить  свободный  пропуск,   обид,   налог   и притеснения   не чинить и давать квартиры   по указам.

А   по   прибытии  ему  явиться  с сим пашпортом в   Казанской  губерния в Синбирскоq   провинциальной  канцелярии, тако ж следуючи и в протчих провинциаль­ных и городовых канцеляри­ях являться. Праздно ж оно­му нигде не жить и никому не держать, кроме законной ево нужды.

Оной же Пугачев при Добрянском форпосте указ­ной карантин выдержал, в котором находился здоров,  и от опасной болезни - явил­ся несумнителен.

А приметами оной — волосы на голове темнорусые, ус и борода — черные с сединою, от золотухи на левом виску — шрам, росту — двух аршин четырех вершков с половиною, от роду 40 лет. При оном, кроме обыкновенного одеяния и обуви, никаких вещей не имеется.

В верность чево дан сей от Главнаго Добрянского форпостного правления за подписанием руки и с при­ложением печати алой.

В благополучном месте, 1772 году августа 12 дня.

Майор Мезников

Пограничный лекарь

Андрей Томашевский

При исправлении пись­менных дел каптенармус

Никифор Баранов.»

На   обороте   помечены этапы   путешествия:   Новгород Северский, Глухов, Валуйки и Тараблянсная застава на Дону.

Когда пришел в свою станицу, то сразу был арес­тован за безвестную отлучку, а вероятно, и за бунтарские речи. Станичный атаман Тро­фим Фомин направил его под конвоем в ст. Нижне-Чирскую к сыскному старшине Михаиле Макарову. Но П. по пути бежал и пребывал в Моздоке. Когда через три месяца вернулся к семье, снова попал под арест и отправ­лен в Черкасск. Он и тут ушел от конвоя за Волгу.

На Дону в эти годы стояла тревожная пора; Ка­заки изнывали в непосиль­ных «служах» страдали от принудительных переселений на разные «линии». Посетив­ший в то время Дон и Вол­гу, академик и путешествен­ник С. Г. Гмелин писал: «Ес­ли хочешь бедную тварь в свете себе представить, то должно на память привести донского казака, на линии стоящего. Само собой явст­вует, что из отчизны своей посылаются казаки самые бедные и неспособные, кои не в состоянии были ни просьбою, ни деньгами от сей тяжести освободиться. Здесь поступают с ними так, как едва ль прилежный хо­зяин поступает со своим ско­том. При величайшей бедно­сти, в которой казак едва сухим хлебом голод свой утолить в состоянии бывает, должен в худой одежде сно­сить тяжести жары и жесто­кость стужи, или с своими товарищами укрываться в темную конуру, в которой непривыкшему ни одной ми­нуты пробыть невозможно, потому что воздух, который они в оной в себя принима­ют, есть нежилого свойства. А для оной или двух своих лошадей, в коих состоит все его стяжание, не имеет он такого корма, который для понесения таких трудов, коим лошади сих казаков подвержены, требуется. Нако­нец, по прошествии сего не­сносного времени, возвраща­ется он с своими измученными лошадьми, если только удалось и свою и их спасти жизнь, в свое отечество бед­нее прежнего» (по книге А. П. Пронштейн. Земля Донская в XVIII веке, Ростов н/Д. 1961, стр. 304).

К такому положению Казаки не могли относиться безучастно. Назревало воз­мущение. Атаман С. Ефремов иего сторонники почтя не скрывали свои «бунтар­ские» настроения и лелеяли в душе мечту о создании казачьего государства, союзного Кавказу. Народные массы готовы были поддержать любого предводителя, суля­щего им освобождение от тяжкой принудительной слу­жбы и возврата к старым временам вольной воли. Су­ществующим положением была довольна только часть старшин, враждебных атама­ну и осыпанных милостями императрицы и ее фаворита кн. Потемкина. К этой группе принадлежали и старшие начальники, строевых частей, крепко державшие в своих руках дисциплинированных служивых.

П. явился отчетливым выразителем народных чаяний, из которых самым главным было, хотя бы и ценою крови, добыть себе возмож­ность заняться свободным трудом и создать благополу­чие и благосостояние обед­невших семей. Не в пример атаману С. Ефремову, же­лавшему избавиться от русской опеки, П. хотел паложить казачью опеку на всю Россию, выступив защитни­ком интересов всего ее угнетённого населения и оказачив ее общественный строй. Если бы восстание началось на Дону, он был готов стать во главе Донцов. Но русские правители и их донские сторонники предупреждали такую    возможность    всеми   мерами; кругом полно было  регулярных войск, часть старшин следила за настроения­ми населения   и  доносила о  них кому следует. Благодаря  этому    и   удалось   во   время   арестовать, атамана Ефремова,   благодаря   этому   П. не  мог   рассчитывать   на открытую поддержку своих людей  - Донцов. Он ушел к Яицким   Казакам,   потому   что  знал, что они уже готовы к   вооруженному выступлению.  Здесь народный гнев приобрел  полный   накал постоянными    ограничениями   каза­чьих прав   и недавними жестокими расправами русского генерала Черепова. Возмуще­ние подогревалось еще фанатичесной   преданностью   го­нимой старой вере.

На Яике П. стал истин­ным выполнителем  воли уг­нетенных   Казаков.  Но по совету   ближайших сотруд­ников, он окружил себя необходимой для успеха дым­кой романтической  таинст­венности:  выступал под ли­чиной императора Петра III, свергнутого и убитого в дворцовом перевороте.   Еще недавно  Казаки сложили этому царю присягу, а при­сяга в глазах народа не была пустой формальностью и П. этим пользовался.   «Спасшегося чудом императора» под­держали   не   одни   Яицкие Казаки,  в  его рядах оказа­лись  десятки  тысяч  Кайсаков, Башкиров, Калмыков и русских крестьян. Началась война с фронтом от Камы до Нижней Волги.

Два года (1773-74) правительственные войска толь­ко  оборонялись. В тылу у них начались восстания кре­стьян, которым манифесты П-ва обещали освобождение от помещиков. При каждой встрече  с  полками царицы, к   нему  переходили  сотни Донцов,   Волжские Казаки все целиком перешли на его сторону. Кроме  мелких го­родков и  укреплений, пов­станцы временами   владели Казанью,  Пензой, Сарато­вом, Камышином,   неоднократно громили русские полки. Крестьяне казнили своих помещиков  или  приходя толпами  к П-ву,  прихватывали их с собой на расправу. Но воинские  части создан­ные из крестьян разбегались по домам при первой встре­че  с  регулярными  полками. Одно время  образова­лось  своего   рода  царство с казачьим социальным строем, с Кругами, атаманами и есау­лами во всех городах и селах. В июне 1774 г. от имени императора Петра вышел манифест, обращенный к населе­нию  Среднего   и   Нижнего Поволжья. Он объявлял полную   свободу   всех крепостных,  с передачей   им в безвозмездное   владение  поме­щичьих   и   казенных земель и вводил в стране строй казачьего народоправства.  Засланные  повсюду   агенты уверяли народ, что этот манифест исходит от истинно­го царя Петра Федоровича. В этом же году подоб­ные послания распространя­лись и по Дону. В них П., как царь Петр III, обещал Донцам освободить их от нависшей над ними угрозы со стороны «тех проклятого рода дворян, которые, не насытясь Россиею, но и при­родных Казаков хотели раз­делить в крестьянство и ис­требить казачий род». Он скорбел также о преследова­ниях старообрядцев и объя­влял свободу исповедывания веры.

Однако, миф о царе Петре не мог сохраниться при встрече П-ва со знако­мыми Донцами. А когда тайна развеялась, пало и оба­яние личности предводителя, начались сомнения, стали ду­мать о нарушении присяги, началось дезертирство, военные неудачи, измены.

Вместе с тем не дрема­ло и русское правительство. 21 июня 1774 г. издан указ о всемилостивейшем проще­нии всех казачьих прегрешений, о прекращении на До­ну следственных дел по обвинениям участников недавних казачьих возмущений, об освобождении всех Казаков из тюрем (также и заключенных по делу атамана Ефремова). Дом П-ва, проданный его женою в станицу Есауловскую, привезен на прежнее место, сожжен палачами, пепел развеян по ветру, а двор посыпан солью. Жена и дети арестованы и вывезены с Дона.

Летом 1774 г. Россия окончила войну с Турцией и освободившиеся войска перебросила на Волгу. Среди них было 14 донских полков под командой генералов А. И. Иловайского, М. И. Платова, Амвросия Луковкина и др. верных, царице начальников. Всех их вел популярный генерал Суворов. Они усердно преследовали Пугачевцев, разбитых под Царицыном и скрывшихся за Волгу. Между повстанца­ми ширилось разложение и измена. А. И. Иловайский получил П-ва на Яйке из рук его бывших сообщников. В деревянной клетке, закованного в тяжелые цепи, его повезли в Москву. Там Донской Казак Емельян П., пытавшийся освободить народы России от произвола и угнетения, в январе 1775 г. был предан мучительной и позорной казни.

Русский историк С. Ф. Платонов заканчивает описание «Пугачевщины» так: «Восстание, поднятое Казаками, постепенно затихло и в нем вольное казачество спело свою последнюю песню. С тех пор, под действием го­сударственных порядков, оно потеряло окончательно свой давний оппозиционный склад и превратилось в по­граничную милицию, послушную правительственно­му руководству. В роли та­кой милиция оно продолжало существовать не только на р. Яик (с тех пор переи­менованном в р. Урал), но и на рр. Тереке и Кубань. П. по внешности - смуглый брюнет ниже-среднего роста, волосы и черную бо­роду носил «по казацки», веру исповедывал православную, крестился тремя пер­стами, бывал у исповеди и приобщался у станичного священника о. Федора Ти­хонова, но иногда выдавал себя за старообрядца. Жена свидетельствовала: «Речь и разговоры муж ее имел по обыкновению казацкому, а иностранных языков ника­ких не знал». 21 сентября 1773 г. был написан его пор­трет красками поверх пор­трета Екатерины Второй, в Илецком городке. Это -про­стое несколько изможденное лицо с темно-русой окладистой бородой и черными выразительными глазами».

Дети П-ва: Трофим (род. в 1763 г.) и Христина (род. в 1769 г.), сосланные в Кексгольм, умерли там вместе с матерью; дочь Аграфена (род. в 1766 г.) скончалась в предместье Гельсингфорса 5 апреля 1833 г.; судя по за­писи от 17 января 1833 г. в дневнике поэта А. С. Пуш­кина, там же, в конце дека­бря 1832 г., умерла и одна из сестер П-ва. Его брат Дементий, сестра Ульяна (замужем за Федором Григорьевичем Брыкалиным) и Федосья (замужем за Симоном Никитичем Прусаком), так же как брат жены Иван Недюжин и ее сестры Анна Пилюгина и Василиса Махичева, все сосланы в Сибирь. Фамилия Пугачева была запрещена, а для семей это­го рода были придуманы новые - часто оскорбитель­ного и унижающего значения: Дураковы, Остолоповы, Объедовы и т.д. Объедовы как то попали на Кавказскую Линию, зачислились в Ку­банское Войско и там при­няли старую фамилию Пу­гачевых. Из боковой ветки, носившей одно время фами­лию Сарычевых, выделилась семья, переписавшаяся в Ени­сейское Войско с фамилией Даниловых.

Последний из рода Дураковых, Петр Александро­вич, еще мальчиком попал в эмиграцию вместе с отцом казачьим офицером в 1920 г. Он учился в Донском кадетском корпусе, а потом в Бри­танской школе для русских детей, основанной в Буюк Дере на Босфоре. Оттуда его исключили с группой других кадет за демонстрации про­тив Англичан, расформировавших Донской корпус. По­сле он попал во Францию, где окончил Казачьи Поли­технические курсы и от 1928 г. служил добровольцем во флоте. В команде крейсера «Сюффрен» объехал полсвета и за меткую стрельбу из орудий награжден золотой звездой. Во время Второй Мировой   войны  состоял  в отряде ген. Леклерка, заслужил два креста и медаль за Африку. В последний день войны был около Тулона и сгорел в танке, которым командовал.

ПУЗАНОВ Николай Федорович (дон.) - род. 8 мая 1895   г.,  ст. Калитвенской; военный топограф - в чине поручика.  Учился  в Новочеркасском   Землемерном   и   в Военно топографическом училищах;   после   производства   в  офицерский   чин некоторое время служил в Топографическом  отделении русского Ген. штаба и в авиации; в декабре 1917 г. прибыл в   ст. Каменскую   и  во время борьбы за Дон состоял  офицером   Топографического   отдела   Войскового штаба;    от    ноября   1920   г. пребывает  в эмиграции. За границей    один    год был  преподавателем   в Атаманском   военном   училище, а  затем  из   Болгарии  переехал во Францию. Здесь, работая  физически,   в  1926 г. окончил школу специалистов по общественным работам с дипломом инженера; на правительственной   службе  выполнял различные поручения во   Франции,   Алжире,   Марокко,   Судане   и   Сенегале. От 1934 г., как частный землемер-топограф, работал при  постройке железнодорожных и шоссейных путей, электри­ческих станций, мелеоративных сооружений и т. п. На­гражден французским орденом. Благополучно здравствует во Франции.

ПУХАЛЬСКИЙ Николай Васильевич (куб.) - рож д. 1897г., ст. Славенской, есаул. Во время Первой Мировой войны добровольно поступил в полк вольноопределяющимся и заслужил Георгиевский крест; откомандирован в военную школу, по окон­чании которой произведен в чин прапорщика. Участвовал в Корниловском и Втором Кубанском походах, до кон­ца боролся за Казачью Идею. После эвакуации за границу умер в 1921 г. в Константинополе.

ПУХЛЯКОВ Владимир Константинович (дон.) - род. в 1911 г. Попав с от­цом полковником в эмигра­цию, от 1931 г. состоял на французской военной служ­бе, как вахмистр 11 Кирасирского полка; за отличия в боях с Германией награж­ден военным орденом. От 1941 г. находился в плену на принудительных работах по постройке немецкого «Атлантического вала» и состоял во французской «организации сопротивления». Выполняя опасное поручение был схва­чен агентами Гестапо и в феврале 1945 г. казнен. Дек­ретом президента Франции от 31 марта 1947 г. посмерт­но награжден «Медалью сопротивления».

ПУШКИ - общее название для артиллерийских орудий. В Европе П. появились почти одновременно с изобретением пороха (1330 г.). Уже в 1342 г. ими была воору­жена мавританская крепость в Испании - Алжедирас. В 1399 г. история вспоминает П. Литовского князя Витовта; он пользовался ими при битве с Татарами на реке Ворскла. Дальше на востоке они появляются несколько позднее в виде малокалибер­ных «затинных пищалей» и сеящих картечь «тюфяков». В 1475 г. Москва основала «пушечную избу», где кова­лись стволы и для тяжелых пушек, «большого наряда». В 1500 г. там же появилисьмастерские пушечно-литейные.

Казаки стали обладателями собственной артилле­рии вскоре после того, как расстались с Татарами и Москвой, и возвратились на свои прежние юрты вдоль Дона и Днепра.

Вначале они добывали П. от Турок с боя в их при­морских укреплениях, а нес­колько позднее получили возможность приобретать их у кавказских мастеров, в Москве и на Западе.

К концу XVI в. на До­ну и в Запорожье сущест­вовала стройная организация подрывного и пушкарского дела, самостоятельно добывалась превосходная селитра, вырабатывался порох, картечь и каменные ядра. При взятии Азова в 1637 г. и при обороне его от Турок в 1641 г. Донцы пользовались мно­гочисленной и хорошо снаб­женной артиллерией - «войсковым нарядом». Так же и казачья армия Богдана Хмельницкого имела в своем распоряжении солидную ар­тиллерию, которой командо­вал «войсковой обозный».

В 1738 г., уже под рус­ской властью, некоторым донским станицам пришлось перенести опустошительное нападение Татар и тогда из Петербурга, для усиления обороноспособности Дона Казакам были присланы 67 пушек. Они были распределены по укрепленным го­родкам.

Указом императора Павла I от 20 октября 1797 г. казачьи полевые П. на Дону были сведены в две конные роты по 12 орудий в каждой. Первым органи­затором и начальником этих артиллерийских соединений стал премьер-майор Аким Акимович Карпов. В 1813 г. образована третья рота и учреждена запасная полуро­та. Они были снабжены гладкоствольными, шестифунто­выми (по весу снаряда) медными пушками образца 1805 г. Позднее введены «едино­роги», бившие гранатами и картечью, а также П. образ­ца 1815 г.; от 1854 г. - двенадцатифунтовые облегченные.

Все они заряжались с дула, поджигались фитиля­ми и били прямой наводкой по видимым целям.

От 1867 г. введены но­вые П. образца 1863 г., по прежнему медные, но уже нарезные и с замками в ка­зенной (задней) части ство­ла, с ударными приспособле­ниями. Следующими были - стальные нарезные образца 1877 г., а от 1899 г. их заменили П. образца 1895 г, В 1900 г. появляются скорострельные П., заряжавшиеся с казенной части готовыми гранатными, шрапнельными и картечными патронами. Еще более совершенный об­разец 1902 г. был введен в казачью артиллерию от 1907 г. Это было трехдюймовое скорострельное орудие со щитом, компрессором и прицельной панорамой. С нею казачьи батареи вышли на фронт Первой Мировой войны. (По материалам войск, стар­шины В. М. Нефедова и есаула Е. Е. Ковалева) полк. М. К. Бугураев.

ПУШКАРИ-АРТИЛЛЕРИСТЫ - Казаки пользова­лись огнестрельным оружи­ем с незапамятных времен, а пищали и пушки, «малый и великий наряд», хотя и не выковывали у себя, но име­ли их достаточно, отобрав от Турок или приобретая в Дагестане, Вел. княжестве Литовском, на Москве.

Первые примитивные пушки почти всегда стреляли прямой наводкой с от­крытых позиций; обхожде­нию с ними Казаки знакомились практически. Так и появились среди них П. А., затинщики, наводчики, бом­бардиры хорошо ознаком­ленные с тактикой боевого применения пушек, со свойствами пороха, с траектори­ей ядер и картечи.

Исключительно практи­ческую подготовку проходили казачьи П. А. и долгое время после покорения Казаков Россией, когда находились при ее армиях. Прежней оставалась и строевая организация казачьей артил­лерии.

Наконец, в 1797 г., указом императора Павла I от 20 октября, казачья полевая артиллерия сведена в отдель­ные роты. Первыми у Каза­ков были сформированы две Донские конно-артиллерийские роты, по 12 легких пушек в каждой.

Эти казачьи роты на­ходились на особом поло­жении в Русской армии, но наравне с ее регулярными частями принимали участие во всех воинах, которые Рос­сия вела за последние два столетия. Важнейшие из них: Война со Шведами и Прутский поход (1707-1721); вой­на с Персией (1722-23); вой­на с Турцией (1736-1739); участие в Семилетней войне (1757-1761); новая Турецкая война (1768-1774); Русско-польская война (1794); Итальянский поход Суворова (1799); Наполеоновские войны (1805-1814); война с Персией (1826-28); война с Тур­цией (1828-29); Восточная война (1853-55); Кавказские войны (1804-1863); Турецкая компания (1877-78); война с Японией (1904) и наконец Первая Мировая война (1914-17).

За этот период времени в казачьей артиллерии сделан ряд нововведений и проведено несколько пере­формирований.

4 августа 1818 г. для казачьих артиллерийских рот установлена общая ну­мерация. Донские - считались 1-й, 2-й, 3-й; Кавказские - 4-й и 5-й; Черноморская - 6-й, Сибирские - 7-й и 8-й; Астраханская - 9-й; Орен­бургские - 10-й и 11-й.

12 февраля 1828 г. во всех этих ротах отменены общероссийские наименования чинов и званий, а вве­дены привычные казачьи.

6 апреля 1830 г. из отборных Казаков П. А-тов сформирована восьмиорудийная Лейб-гв. казачья конно-артиллерийская рота с правами Молодой гвардии.

В 1834 г. 8 апреля нонно-арт. роты поделены на отдельные батареи. Из четырех донских рот выделены 9 армейских батарей и одна гвардейская, при четырех резервных. Для каждого Вой­ска введена отдельная нумерация батарей.

Одновременно с этим казачья молодежь получила возможность обучаться артиллерийскому делу в «Классе Донских урядников», ос­нованном при Гвардейской Артиллерийской школе. Закончив образование, эти урядники или чиновники, равные по положению с бу­дущими офицерами, выхо­дили на службу в казачьи батареи, где готовили новые кадры обученных П. А-тов.

От 1856 г. казачьи конно-арт. батареи уравнены по штатам с русскими регуляр­ными.

От 1863 г. Казаки по­лучили право обучаться в Михайловском артиллерий­ском училище.

В 1872 г, 4 июня утвер­ждено Положение о Дон­ской Артиллерийской школе.

В 1874 г. учреждено Управление Донской артил­лерии, причем Донцы долж­ны были выставлять 15 армейских батарей и по одной гвардейской и резервной, а в следующем году по новым штатам мирного времени: одна батарея гвардейская, семь - первоочередных армейских, 14 - льготных, одна - резервная.

В 1878 г. 17 апреля Донская гв. батарея причислена  к Старой, гвардии.

Изменялось также вооружение и штаты отдельных батарей.

При  этом  все  казачьи батареи до конца оставались иррегулярными формациями Русской армии. Командиры и рядовые служили на основании особых Положений. В отличие от русских батарейцев, все Казаки имели собственное снаряжение от коня с седлом и сбруей до холодного оружия и обмундирования. Кони под орудийные уносы и под обозы приобретались за средства казачьих войсковых фондов. От казны же получались только орудия, зарядные ящики, винтовки и револьверы для рядовых.

Еще больше батарей имели казачьи армии во время борьбы за Казачью Идею и независимость. Восставая в 1918 г. против соввласти, Казаки отбирали от красной гвардии орудия и таким образом приобретали новые батареи. Временами Дон имел в своей армии до 70 батарей, легких мортирных, тяжелых и броневых. Из них - 13 батарей Молодой армии.

За время царской слу­жбы многие офицеры, рядо­вые и целые батареи заслу­жили за отличие в боях по­четные награды. Десятки штаб и обер-офицеров име­ли ордена св. Георгия Побе­доносца и Золотое оружие, а Георгиевскими крестами и медалями были награждены сотни рядовых П. А-тов.

С другой стороны, многие казачьи артиллеристы отдали кровь и жизнь в борьбе за интересы Россий­ской империи.

Полк. М. К. Вугураев.

Литература: Войск, ст. В. М. Нефедов и есаул Е. Е. Ковалев, Материалы к истории Донской артилле­рии. Париж; Казачьи Войска по 1 апреля 1912 г. Справочная книга Императорской Главквартиры под ред. В. К. Шенка; Донцы XIX века. Новочеркасск 1907; Краткое расписание сухопутных войск к январю 1914г.; Военная Энциклопедия, изд. Сытина 1912 г.; Вся Россия, Адрес-календарь Российской импе­рии, т. II, изд. Суворина 1897 г.; П. Г. Чеботарев, Краткий очерк истории 6-й Лейб-гв. Донской батареи (1830-1905), СПБ. 1905.

ПУЩАЙ - пусть будет.

ПЫРКОВ Петр Родионо­вич (дон.) - рожд. 1862 г., член Русской Государственной Думы третьего созыва; мировой судья и председатель Съезда мировых судей с высшим математическим образованием; предводитель дворянства Второго Донско­го округа.

ПЫРНУТЬ - уколоть, ударить острием.

ПЯТИГОРСК - до 1920 г. административный центр Пятигорского отдела у Тер­ских Казаков; расположен около горы Машук на р. Подкумок, 1700 фут. выше уровня моря; курорт с сер­ными источниками при ровном и теплом климате; ок. 40 тыс. жит., преимущест­венно Казаков; 6 лечебниц, 4 библиотеки, 2 средн. шко­лы, 8 - низших.

ПЯТИГОРСКИЕ ЧЕРКАСЫ - часть народа извест­ного по русским летописям, как Касоги, Косаги, Касаги . и Казягь; проживали у верховьев Кубани севернее Пяти Гор (Бештау), иначе говоря, на юго-восточной ок­раине Земли Касак, указан­ной в персидской географин X в. Гудуд ал Алэм. Рус­ские и Поляки понимали под именем П. Ч. не только Адыгейцев и Кабардинцев, но и Казаков, горцев каза­чьей речи. Австрийский по­сол в Москву С. Герберштейн писал о них в 1527 г.: «Рус­ские утверждают, что это христиане, что они живут независимо по своим зако­нам, а церковную службу выполняют по греческому об­ряду на славянском языке, которым они и пользуются главным образом в жизни». Несколько раньше Герберштейна, польский монах Мат­вей из Мехова указывает около Пятигор Черкасов «русских по языку». В. Н. Татищев в «Истории Российской» (т. I, глава 35) при­водит утверждения других польских авторов XVI в.,: что храбрые люди Пятигоры -имели тот же язык, что и русские: «Оттуду кимбри вышли, где ныне черкесы и петигоры обитают, и храбрые суть люди. Язык с на­ми имеют един». Татищев писал тогда когда Кавказ еще не зависел от России.

Из числа П. Ч. татарский баскак Ахмат в 1282 г. принял к себе на службу отряд Казаков, которые после построили город Черкасы на Днепре. Они там бы­ли и при Татарах, а после считались Запорожцами. Описание этого события изъято из рукописи перво­начальной Лаврентьевской летописи и в издании 1962 г. сообщается: «3десь в лето­писи не достает нескольких листов». Но этот пробел остался в памяти благодаря старинным историкам Болтину и Татищеву, которые, вероятно, эти листы еще в своем распоряжении имели. В Ермолинской летописи, изданной в 1910 г. под годом 1445 сказано: «тое же весны царь Махмет и сын его Мамутяк послали в Черкасы по люди и приде к ним две тысячи Казаков». Здесь речь, несомненно, идет о стране - Черкасской, пото­му что в ином случае по правилам древнего слога было бы: «послали в город в Черкасы».

По свидетельству польских хроник, в средине XVI в. армия В. княжества Ли­товского, пополнилась Пяти­горским гвардейским полком. Именно тогда Кавказская Черкасия была окончательно занята Турками; на Дон и Днепр в связи с этим долж­на была придти новая волна переселенцев, принесшая с собою и Черкасов-мореходов, известных историкам с древних времен. Во всяком слу­чае, далекие морские похо­ды Казаков на Крым и Турцию начались только во вто­рой половине XVI в. Другие же П. Ч. ушли от Бештау глубже в горы, проживали между Кабардинцами и там назывались Казаровцами (Ригельман). Несколько позд­нее они были принуждены уйти и из гор на Терек и Нижнюю Волгу, где их ука­зывает в 1702 г. карта де Лила, как Гребенских Каза­ков. Из них же, по-видимому, состоял позднее Горский каз. полк (после Горско-Моздокский) и Кизляро-Гребенской каз. полк, оба Терско­го Войска.

ПЯТИГОРСКИЙ ОТДЕЛ до 1920 г. административный округ в  Земле Терских Ка­заков  с  центром в г. Пятигорске; располагался на север от Кавказского горного хребта и Бештау; 5.600 кв. клм., ок. 130 тыс. жителей Терских Казаков, Горцев и при­езжих Русских.

ПЯТНАДЦАТЫЙ ДОН­СКОЙ КАЗ. ПОЛК - ир­регулярный конный полк, до 1920 г. постоянная воин­ская часть действительной службы; за Турецкую кам­панию 1877-78 гг. награжден Георгиевским знаменем; вечным почетным шефом полка считался генерал Краснов.

ПЯТЫЙ ДОНСКОЙ КАЗ. ПОЛК - 1920 г. постоянная воинская часть действительной службы; сформирован на кадрах прежнего №19 полка; в Русской ар­мии принадлежал к иррегулярной коннице, а в незави­симой Донской республике от 1918 г. переведен на положение регулярной части в Молодой армии. Имел Георгиевское знамя за 1812 год; почетный шеф - Войсковой атаман Власов.

 

Картинная галерея

Обо мне

Евгений Фёдорович Качура родился 6 ноября 1957 года в хуторе Вислый Семикаракорского района. До 1973 года учился в восьмилетке хутора Мало-Мечётного и два года — в Висловской средней школе. Читать дальше...

Контакты

E-mail: kef1957@yandex.ru
Skype: live:kef1957
Youtube канал