Перейти к основному содержанию

Календарь краеведческих дат

ЛАБА — левый приток Ку­бани; образуется от слияния воедино горных речек Б. Лабы и М. Лабы, а слившись в районе ст. Зассовской, впа­дает в Кубань, около ст. Усть-Лабинской; общая дли­на от истоков 270 клм.

ЛАБИНСКИЙ ОТДЕЛ — до 1920 г. административный район Кубанского края с центром в гор. Армавире; 6.400 кв. клм., свыше 400 тыс. жителей Казаков, Горцев, Армян, Русских и Украин­цев. Казачьи станицы Л. от­дела: Ахметовская, Барсуковская, Бесскорбная, Бес­страшная, Владимирская, Во­знесенская с хутором Ереминским, Григориполисская, Засеовская, Каладжинская, Каменнобродская, Константиновсная, Курганская, Лабинская, Михайловская, Ни­колаевская, Новоалександ­ровская, Новомарьевская с хутором Русским, Новотро­ицкая с поселком Мокробалковским, Отважная, Петро­павловская, Расшеватская, Родниковская, Рождествен­ская с хутором Изобильным, Сенгилеевская, Темижбекская, Темиргоевская, Убеженская с хутором Горькореченским, Упорная, Урупская, Чамлыкская и хутора: Гущинский, Кармалинский, Фельдмаршальский и Царицынский.

ЛАВА КАЗАЧЬЯ — особый вид рассыпного строя кон­ницы, принятого у Казаков при полевой войне; во время атаки главная масса идет разомкнуто с интервалами в несколько шагов, оставив для защиты флангов небольшие «уступы» и стараясь охва­тить строй противника; в случае неудачи все бросают­ся назад врассыпную и со­бираются где либо за при­крытием, в пункте заранее указанном командиром; здесь опять формируются в лаву для новой атаки.

ЛАВРОВ Александр Ива­нович (енис.) — рожд. ок. 1890 г" ст. Соленоозерной; есаул, участник Первой Ми­ровой войны и борьбы с большевиками в рядах ка­зачьих частей на Колчаковском фронте в Сибири. После 1922 г. ушел в эмигра­цию и умер в Лос Анжелесе (шт. Калифорния) 4 октября 1955 г.

ЛАДАНКА — мешочек со щепоткой родной земли, ла­даном из приходской церк­ви или иной святыней; в да­леких походах Казаки на шее вместе с крестом носили и Л-ку.

ЛАДАННОЕ — сорт донско­го вина из особого «ладан­ного винограда».

ЛАЗОРИК — род тюльпана, дикорастущего на целинных землях.

ЛАЙЦА (некр.) — сквернослов, ругатель.

ЛАМАТЬ — вытягивать из воды якорь или сеть с рыбой.

ЛАМПАС — цветная полоса тонкого сукна, шириной в три пальца, нашитая на внеш-ний шов синих казачьих ша­ровар. Л. введен в казачью форму во время императрицы Екатеринн II для Донцов и Сибирцев — красного цвета, для Уральцев — малинового, для Оренбургцев — темно голубого, для Астраханцев, Семиреков. Забайкальцев, Амурцев, Уссурийцев — желтого; Терцы и Кубанцы вместо лампаса нашивали серебряный галун.

О происхождении Л-са на Дону в шутку рассказывали, что царица прислала Казакам много синего сукна и мало красного. Когда поделили всем поровну, то оказалось, что красного каждому хватило только на лампасы. Но в основе Л-са лежит обычай первобытных степных кочевников покры­вать несовершенный внешний шов дополнительной полоской цветной кожи, иногда украшенной каким либо затейливым узором.

Красний лампас вместе с казачьим палашом, в качестве особой награды, введен в форму Нижегородского драгунского полка русской регулярной кавалерии. У казаков же Л. стал народной отличительной эмблемой, они охотно носили шарова­ри с лампасами и в домашнем быту.

ЛАНЕЙ — см. слово ЛОН ИС.

ЛАНТУХ — толстое покрывало, вытканное из конопля­ных ниток; по размеру иног­да достаточное для того что-бы накрыть нагруженный воз.

ЛАНЦКОРОНСКИЙ Предслав — польский рыцарь знатного рода, шляхтич гер­ба «Задора» и зять князя Острожского. В рыцарском искусстве практиковался за-границей и отбыл паломничество в Святую землю; вер­нувшись домой в начале XVI в., получил от в. князя Литовского привилей на старо­ство Хмельницкое в верхнем течении Ю. Буга. Там в степях оказалось много Казаков; одни из них проживали там уже века, а другие толь­ко недавно пришли сюда, покинув крымских ханов. Совместно с Казаками Л. организовал несколько воен­ных предприятий против Ту­рок; в 1516 г. подходил с ними под Белгород (Аккерман), а в 1528 г. атаковал Турок под Очаковом. Много лет бнл влиятельннм ходатаем по казачьим делам пе­ред королем Польским и в. кн. Литовском; благодаря его стараниям за Казаками приз­нано право на добавочные земли по рр. Рось и Сула и установилась традиция непосредственных и регулярных сношений между Каза­ками и польско-литовскими монархами через близких к трону лиц. Эта традиция по­сле вылилась в институт ка­зачьих гетманов, подчиненных непосредственно королю. Л. умер в 1531 г.

ЛАПТЕВ Иннокентий Пав­лович (сиб.) — рожд. 1869 г., податной инспектор с выс­шим образованием; член Русской Государственной Думы первого созыва.

ЛАСКИРЬ — небольшая довольно широкая рыба, по русски — плотва.

ЛАСО (черн.) — лакомо, изобильно.

ЛАСТУШКА — зверек сем. куньи; небольшой, но смелый хищник, летом рыжий с белым брюшком, а зимой белый; по руссьи — ласка.

ЛАСЫЙ — любящий вкусные вещи, чревоугодник.

ЛАХУДРА — женщина неопрятная физически и ду­ховно.

ЛАЯТЬ (некр.) — бранить, поносить.

ЛЕБЕДЕВ Федот Афанасьевич (дон.) — ст. Березовской; в 1929 г. бнл арестован и сослан на сплав леса; там один из конвоиров ударил его шестом по спине и повредил какой- то нерв; после зтого Л. ослеп на один глаз, был освобожден и отпущен в станицу, но вскоре выслан вместе с семьей в спецпоселок «Островки» Архангельской губ.

ЛЕБЕДЕВ 2-ой Михаил Григорьевич (астр.) — рожд. 1874 г.; образование — низшая ремесленная школа; член Рус­ской Государственной Думы третьего созыва.

ЛЕВАДА — низина при конце казачьих дворових участков за садами и огородами, поросшая деревьями и кустами.

ЛЕВЧЕНКО Петр (куб.) — род. 29 июня 1897 г.; после борьбы за Казачью Идею оказался в Австрии, избежал выдачи Сталину и остался в Клагенфурте, где умер в марте 1965 г.

ЛЕДИНКА — льдинка.

ЛЕЖЕНЬ — дикая птица длиною в 20-25 см., красно-бурая с серыми и черными пятнами; иначе — лесной ку­лик, слонка или вальдшнеп. Охота на Л. вечерней зарей требует от охотника быстрой ориентации и меткого глаза; птицу бьют в лет ранней весной во время «тяги», когда она быстро пролетает над стрелком с характерным криком в полумраке сумерок.

ЛЕЙХТЕНБЕРГСКИЙ Николай Николаевич — род. ок. 1875 г.; принадлежал к русской ветви германских герцогов; во время службы офицером Лейб-гв. Атаманского полка приписан к одной из донских станиц; талантливый музыкант. В 1918 г. по поручению Донского атамана П. Н. Краснова возглавлял миссию к кайзеру ВильгельМу Второму, бнлим принят и получил согласие Германского императора на снабжение Всевеликого Войска Донского оружием, необходимым в борьбе Казаков с большевиками. От 1920 г. герцог-Ка-зак состоял в змиграции, участвовал в создании Донского хора имени Платова и некоторое времяим управлял. Умер в 1949 г. и погребен на родовом кладбище в дер. Энддорф (30 клм. на юг от г. Вассербурга в Германии).

ЛЕНЧИК — деревянвая ос­нова казачье-горского седла; см. слово АРЧАК.

ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич (1815-1841) — русский позт. Происходил из древнего шотландского рода (известен его предок XI ст. — бард Лермонт); один из Лєрмонтов около 1620 г. переселился в Польшу, откуда его внуки переехали в Мос­кву; Л. был гвардейским офицером и служил в столице, но опубликовал «крамольное» стихотворение на смерть Пушкина и в наказание за зто был переведен в один из армейских полков Кавказской Линии; здесь иногда посвящал своє творчество кавказским и казачьим темам. Будучи выдающимся прозаиком и обладая могучим позтическим дарованием Л. отличался неуживчивым характером, благодаря чему и погиб во цвете лет, убитий на дузли Мартыновым, оскорбленным казачьим офицером.

ЛЕСНИКОВ Александр Григорьевич (дон.) — рожд. 1888 г., ст. Константиновской; полковник. Служил в казачьих частях и участвовал в борьбе за Дон. Будучи в змиграции, заявлял себя сторонником идеи казачьего национального возрождения и печатался в казачьей прессе. Умер во Франпии в 1962 г. и похоронен на кладбище г. Туркуан.

ЛЕСТНО — славно, приятно.

ЛЕСТОВКИ (некр.) — кожаные четки.

ЛЕТОПИСЬ — описание исторических событий в хронологическом порядке; то же что на Западе «хроника». В русских летописях заключается основной материал для истории древней Руси; в них таюке встречаются сведения о казачьих предках, которые называются там Касагами, Казягами, Черными Клобу­ками, Черкасами, Бродниками и др. именами.

ЛЕТОСЬ — в этом году.

ЛЖЕДИМИТРИЙ — 1) Л. 1-й назнвал себя сыном Ива­на Грозного, но очевидно та-ковым не был; у Русских считался беглым монахом Григорием Отрепьевым, зта версия совершенво несостоятельная, так как Л. І — образованный человек со светскими манерами; по всем вероятиям, происходил из какой либо боковой ветви литовского правящего рода Гедиминовичей, постоянно оспаривавшего у Рюриковичей право на владенье всей Русью. Перед своим выступлением Л. І проживал неко­торое время в Сичи среди Запорожцев. В 1604 г. он заявил себя претендентом на московский трон и при поддержке польско-литовского рыцарства и Казаков двинулся на Москву против царя Бориса Годунова. Борьба продолжалась десять месяцев. Царь Борис умер, как говорили, приняв яд; в июне 1605 г. Л. торжественно въехал в Москву, после чего женился на знатной польской красавице Марине Мнишек, дочери Сандомирского воеводы и короновался вместе с нею в кремлевском соборе. Он царствовал 11 месяцев; правление его ознаменовалось борьбою с боярским са-мовластием и устраненим бояр от дел правления государством; в связи с зтим он даровал некоторне льготы холопам и мелким служилим людям. Л. І пал жертвой боярского заговора, организованного другим претенден­том Василием Шуйским, князем из рода Рюрика; убит в своем кремлевском дворце. 2) Л. II, по русским понятиям — Тушинский вор; выдавал себя за спасенного друзьями Лжедимитрия І; его поддержали Казаки и часть Русских, царица Мари­на признала его своим истинным мужем. После долгой борьбы, уже близкий к торжеству, убит на охоте по личным счетам татарским князем Урусовым в 1610 г. Его трехлетнего сына вместе с матерью увез казачий отряд Донского атамана Заруцкого на Урал, где их скрывали больше двух лет. После избрания на русский трон царя Михайла Федоровича, сильний отряд окружил Заруцкого. Марина и «воренок» попали в руки Рус­ских, повесивших ребенка за ребро на стене Кремля; б. царица церез год умерла в московском заключении (1614 г.).

ЛИЕНЦ — небольшой город в Австрии; расположен в глубокой альпийской долине на низменном левом берегу горной речки. Дравы.

Летом 1945 г. жители Лиенца бали свидетелями очередной казачьей трагедии, передачи наших воинов и беженцев в руки Сталина и его заплечннх дел мастеров.

После октябрьского переворота к 1920 году большевитское правительство России покорило Казаков, отказавшихся признать его власть, но оно не смирило их свободолюбивого духа. Об зтом знали и Ленин, и Троцкий, и Сталий. Поэтому при всех неудачах гнев московских правителей в первую очередь падал на Каза­ков. Казачьи суверенные республики были ликвидированы, началось внедрение советского строя при помощи кровавого террора, с провокационными доносами, бессудными расстрелами, орга­низованным голодом, ссылками в концлагеря, с выселением старых и малых на далекий север. Все зти меры имели основной целью или смирить непокорных, или уничтожитьих физически.

Разгромленные и обессиленные Казаки двадцать лет ожидали помощи со сто­роны и готовы били стать в ряды любого противника СССР. И вот в 1942 г. ока­залось, что никакое насилие не смогло убить дух противодействия коммунизму даже в тех, кто считался замиренным и покорным. Германцев, наступающих на Кавкаказ, с радостью встретили почти все Казаки. Они тут же приступили к формированию своих воинских частей, выступивших в рядах противников СССР. В Германской армии появились казачьи полки и батальоны, со временем выросшие в дивизии и корпуса. Они разделили с нею успехи и поражения. Когда через год началось общее отступление с Восточного фронта, рядом с германскими и казачьими полками двинулись на запад также десятки тысяч гражданских беженцев, считавших, что скитания на чужбине будут все же легче, чем пребывание на Казачьей ро-дине под игом коммунистической тирании.

В решающие моменты последних дней войны, в то время когда Русская антисоветская Власовская армия пошла навстречу советским полкам и помогла им, высту­пив в Праге против союзных Немцев, казачьи части и беженцы всеми силами проби­вались на запад. Их вел походный атаман Т. И. Доманов и немецкие командири корпусов.

Ко времени капитуляции Германии часть из них расположились на левом бе­регу Дравы между городами Лиенц и Обердраубург в английской зоне. Здесь остановился Казачий Стан с беженцами и несколькими пол­ками, а также Казачий 15-й конный корпус генерала фон Панвица и до шести тыс. Северокавказцев, таких же про­тивников СССР. Всего 45-50 тыс. бойцов и беженцев. Вместе с Казаками находился престареднй генерал и писатель П. Н. Краснов. Он не занимал здесь никакого официального положення, но желая использовать свой авто­ритет, мировую известность и прежнее знакомство с командующим фельдмаршалом Александером, написал ему письмо, обращая его внимание на особое положение Казаков, которых союзники не должны считать ни врагами, ни колаборантами, ни пленниками. Ответа на зто письмо не пришло.

Никтоиз населения казачьих стоянок еще не знал, чтоих судьба. уже решена Ялтинским договором Сталина с президентом США Ф. Д. Рузвельтом и с главой Английского правительетва В. Черчиллем.

Вскоре, после обоснования на новых местах, в штаб Казачьего Стана, будто бы для связи, прибыл английский майор Дзвис. Но, по словам одногоиз во­енных английских мемуаристов, ему была дана основ­ная задача, убедить Казаков безропотно подчиниться всем британским распоряжениям, из которых главным было выполнение приказа: «любым способом репатриировать в СССР всех Казаков и их семьи, не останавливаясь, в случае необходимости, перед применением силы».

Вместе с тем, поведенне Англичан вызывало только смутное беспокойство. Май­ор Дэвис наружно сохранял неизменную приветливость и заверял словом английского офицера, что Казаков не ждет никакое зло, что они все будут как то устроены под опекой ангдийской короны. Один из британских генералов, посетив казачье военное училище, выражал полное удовольствие его по­рядком, шутил, приказал увеличить паек, высказал свое мнение о будущем России. Работали неустанно и советские тайные агенты, успокаивая и уговаривая Ка­заков не расходиться, а дер­жаться всем вместе.

Беспокойство вызвало распоряжение всем рядовым сдать оружие. Оно последовало 20-го мая и приказ был выполнен беспрекословно.

После этого отношения Англичан резко изменились. Походный атамав Доманов жаловался томуже генералу, что английские солдати самовольно разбирают казачьих лошадей, но получил в ответ: «Здесь нет казачьих лошадей. Они принадлежат английскому королю вместе с пленными Казаками». До этого времени термин «пленный» — к Казакам не применялся.

Ген. П. Н. Краснов, извещенный об этом, снова обратился с посланием к фельдмаршалу Александеру, но вместо ответа пришел приказ сдать оружие и офицерам. Они отнесли его приемщикам к 12 часам дня 27 мая, а на следующяй день майор Дэвис передал приказ британского командования собраться всем офицерам и чиновникам для поездки в Шпиталь, на совещание с командующим армией.

Походный сразу собрал атаманов и командиров частей. Он передалим распоря­жение Англичан, а на тревожные вопросы мрачно ответил; «нас ожидает мало-хорошего, наверное — проволока».

После зтого к нему в гостиницу явился тот же ге­нерал, подтвердил приказ, выразил своє удовольствие по поводу образцового порядка в частях и добавил: «пригласите с собой и ста­рика Краснова. Не забудьте передать ему мою просьбу. Я вас очень прошу об зтом».

В час дня 28 мая 1915 г. грузовики со своим обреченным грузом двинулись в путь. Впереди в легкових автомобилях ехали генерали П. Н. Краснов, Т. И. Доманов, А. Г. Шкуро н др. Ма­шины гнали со скоростью сто клм. в час. По дорогеихокружили сильным англий-ским конвоем с танкетками, пушками и пулеметами. Так их довезли до Шпиталя, где всех посадили под стражу.

В лагере под Лиенцем осталось около 30 тыс. бойцов и беженцев, лишенных руководства и оружия. По­шли зловещие слухи о том, что офицеры посажены за проволоку и будут виданы советским победителям. Рассказывали, что некоторым офицерам удалось бежать по пути и скрыться в горах, что за речкою Рааб уже идут расстрелы, что та же участь ждет всех противников СССР. Станицы объьявяли голодовку протеста. Прихо­дили обильнне транспорты продуктов, но никто не шел их принимать. Их сваливали в кучи перед бараками, над которыми уже реяли Черные флаги и плакати с надписями: «Лучше смерть от голода, чем возвращение в Советский Союз». Слухи оправ­дались 31-го мая, когда май­ор Дзвис, уже без стеснения приказал всем Казахам го­товиться к репатриации. Но население лагеря Пеггец и беженских стоянок вокруг Лиенца решило сопротивляться этому распоряжению всеми силами. С семи часов утра 1-го июня Казачьи семьи собрались на равнине за лагерной оградой вокруг полевого алтаря, где 22 священнослужителя нача­ли траурное богослужение. Но зто не смутило непосредственних виполнителей статьи Ялтинского договора. Английские солдаты бросились на толпу; стреляя, действуя штыками, прикладами и дубинками, они разорвали заградительную цепь безоружных казачьих юнкеров. Избивая всех без разбора, бойцов и беженцев, стариков и женщин, втаптывая в зем­лю детей, они стали отделять от толпы отдельные группы людей хватать их и насильно бросать в поданые грузовики. Их везли на станцию и пересаживали в советские ж. д. составы. Но Казаки продолжали сопро-тивляться даже в этой не­равной и безнадежной борьбе, отбивались голыми ру­ками. ложились на землю, прорывались через цепь Англичан, чтобы скрыться от них в горах. По полю не­слись вопли избиваемых; в припадке отчаяния мужчины и женщины с детьми броса-лись в Драву и гибли в ее стремительних водах, многие кончали жизнь повесившись на сучьях в ближайшем лесу.

В самий разгар борьбы, среди стрельбы, ударов, криков, стонов и причитаний, от аналоя двинулись часть священнослужителей в облачении. Впереди, подняв крест, шел священник Черкашин, провозглашая: «Расступись нечистая сила! Да воскреснет Бог и да расточатся врази его!» За ним шествовали о. Ардальон Тухольников, о. Шумакон, о. Василий Григорьев, о. Николай Масыч и протодьякон Шишкин.

Увидев зто шествие, солдати перестали стрелять, избивать и хватать свои жертвы. Такой заминкой воспользовались многие уже схваченные и ускользнули назад в толпу, которая между тем повалила лагерное проволочное ограждение, и хлынула назад в бараки. Отсюда Казачье Епархиальное управление выслало делегацию к майору Дзвису. Де­легаты шли через опустевшую площадь, где лежали трупы убитих, чтобы зая­вить Англичанину, что никто добровольно не двинется с места и все протестуют против насильственной выдачи. Говорили, что майор и сам был обескуражен всем увиденным и бормотал сквозь зубы: «проклятая политика!» но оставался непреклонным. Олл райт! — ответил он делегации, — я преклоняюсь пе­ред вашим мужеством и стойкостью, но я — солдат, я получил приказ и должен его выполнить. Сейчас вы можете разойтись по своим местам, а завтра с утра каждый должен приготовиться к выезду. Солдат я отвожу.

После того как охрана была снята, казачьи семьи стали разбегаться, кто куда смог. Конные и пешие стали уходить в горы или назад в Италию. Части из них пришла мысль укрыться у соседей, в бараках народов не подлежавших насильствен­ной выдаче. Многих приняли к себе сочувствующие им Поляки.

Сколько жизней погибло при избиении незозможно учесть. Их насчитивают десятками. Неизвестно так-же, сколько укрылось от выдачи.

На утро 2-го июня началась погрузка обезволенных террором людей. Четире дня десятки поездов с тысячами павших духом, измученных, искалеченннх по­боями Казаков, двинулись на восток в неизвестное, но грозное будущее. Их возвращали на Родину для но­вых мучений и гибели в застенках и лагеряхСССР. Не менее жестоко проводилась репатриация обезоруженных бойцов в казачьих полках. И там Англичане пускали в ход автоматы, штыки и ду­бинки, кроваво расправляясь с противниками безжалостной сталинской тирании, нарушавшей все божеские и человеческие права, все международные традиции.

Кто был действительным инициатором зтого мероприятия, остается неизвестным. Акты и приказы по выдаче Казаков хранятся в секретних архивах и не публикуются. Американский автор Петер Дж. Гухслей (Восток пришел на Запад) думает, что все зто совершилось волею верховного командования западных союзников и помимо Ялтинского договора. Под действием, каких то непонятных сил, Сталину простили его недавние соглашения с Гитлером, его неприкрытую агрессию, его постоянную угрозу западному капиталистическому миру. В жертву зтому свирепому советскому Молоху принисли десятки тысяч людей, изведавших все тяготы и безнадежность сталинского коммунистического строя, ставших его неприми­римыми противниками, потенциальными доброжелателями Запада.

По подсказу зтих таинственных темних сил, би­ла нарушена даже старая английская политическая традиция поддержки горских народов Кавказа, вих вековой борьбе с Россией: одновременно с Казаками Стали­ну были выдани шесть ты­сяч Северокавказцев, расположившихся лагерем рядом с Казаками вблизи г. Делах.

Исполнителями зтого жестокого поручения в райо­не Лиенца был назначен 8-й Аргильский Сутерландский батальон под командой подполковника Малькольма. Он входил в состав 78-й Британской дивизии, армии фельдмаршала Александера.

Из захваченных в Лиенце офицеров, по пути в Шпиталь, благополучно бежало 17 человек, убито при попытке к бегству — 15, покончило самоубийством — 6, в том числе журналист Тарусский, ген. Силкин, пол­ковники Михайлов и Харламов. Освобождены в Шпитале, кроме трех агентов советской разведки: один офицер говоривший по английски, один священник, два чиновника, 12 человек медицинского персонала, из них два профессора, Тихомиров и Вербицкий. Частям Особого назначения при Советской армии передано 2148 офицеров, из числа которих 1856 били Казаками, лицами наиболее образованными, лучшими волевыми и интеллектуальными силами народности. От Лиенца до Шпиталя их охраняли 465 конвоиров, вооруженных 125 пулеметами и 21 пушкой и в танкетках.

Казаки, Казачки и их дети, погибшие во время страшной «Гирольской обедни», погребены на казачьем кладбище под Лиенцем. Ежегодно ко дню 1-го июня к их могилам собираются многочисленные паломники.

ЛИКОВАТЬСЯ (некр.) — целовагься.

ЛИМАН — слово греческого происхождения, широкое устье реки; в произношении Казаков слово Л. претворилось в «ильмень», как стали называть болотистие озера около большой реки.

ЛИНЕЙЦЫ -часть Кубанских Казаков, проживающих в отделах Кавказском, Ба-талпашинском, Лабинском, в части Екатеринодарского и Майкопском. В отличие от Кубанских Черноморцев, занявших свои юрты в Приазовье организованным Войском с атаманом во главе, Л. переселялись на Сев. Кавказ по частям и в разное время, а их полки подчинялись ко­мандирам Отдельного Кавказского корпуса.

В 1777 г., после того как был утвержден проект Азовско-Моздокской Линии, для кордонной службы на ней и для сооружения вдоль нее укреплений, из под Новохоперска в район Ставро­поля перевели пятисотенный Хоперский полк. Он расположился здесь четырмя станицами: Северской, Ставропольской, Московской и Донской. Рядом с ним в Пятигорье разместили полк Волгцев, которых перевели сюда в наказание за участие в восстании Пугачева. Вместе с Казаками пришли их семьи. Это и были первие Л., а в следующие годы число каза­чьих поселений здесь еще умножилось. Они должны были стать пионерами в колонизации края, послужить застрельщиками при дальнейшем движении вглубь Кавказа и охранять мирный труд землевладельцев, число которых на тылах Линии увеличивалось с каждым годом, в лице государственных и помещичьих крестьян.

В дальнейшем Линия пополнялась Казаками Донскими, Слободскими, Донецкими, Терскими, Днепровскими, Казаками-однодворцами и городовыми, прихо­дившими на Кавказ из России, так же как и Черноморцы, с прежними названиями станиц: Тверская, Калужская, Пензенская, Рязанская, Тульская, Костромская и т. п. В них изредка вли­вали «разных выходцев» и отставных солдат, но вообще, «из прибывающих в область иногородних зачисляется в казачье сословие только са­мая незначительпая часть» (Л. Я. Апостолов, Кратний исторический очерк Кубанской области).

Три-четыре десятка лет жители станиц оставались на месте, привикали кнему, но с продвижением Русских на юг перемещалась и Линия, а с нею ближе к горам должны были переселяться и Л.

Переселения редко происходили по доброй воле, приказы о них не раз вызывали возмущения и открытое неповиновение. Так например, Донские Казаки. уже покоренные, но еще не весьма послушные, в 1792 г, отказались выполнить наряд для переселення на Линию трех тысяч семейств. После двух лет уговоров, для ликвидации сопротивления на­ряду и вооруженного восстания пяти станиц (Есауловской, Кобылянской, Н. Чирской, В. Чирской и Пятиизбянской), русские власти двинули на Дон карательный отряд в 12 полков. В результате, главный виновник и руководитель сопротивления, есаул Рябцов умер после 251 удара кнутом, 48 старшин и 298 рядовых станичников выпороли плетьми, заковали в кандалы и во множестве сослали в Сибирь, 5034 человек, виноватых в пассивном сопротивлении, наказаны основательной поркой. Русские полки оставались в станицях два года. Но несмотря на это, в 1794 г. вла­стям удалось выслать на Ли­нию только тысячу семейств, из которых на долю непокорных пяти станиц пришлось 644. Всех их вели на Кавказ под конвоем. За первыми тремя партиями, которые вышли одна за другой, двигались два зскадрона дра­гун с двумя пушками при секунд-майоре Давидове, а с последней партией шел батальон Воронежского мушкетерского полка с одним зскадроном драгун. Независимо от зтого, одновременно с партиями по параллельному пути маршировали два батальона пехоты, один Казанского мушкетерского пол­ка, а другой из полка расквартированного в Черкасске.

После прихода на Ку­бань, к Донцам присоедились 125 семей Казаков с Вол­ги и таким образом сформировали территориальный Кубанский каз. полк, разместившийся в станицах: Кавказской, Григорополисской, Прочнокопской, Темнолесской, Темижбекской и Воровсколесской.

Вторичное псреселение б. Хоперцевиз под Ставро­поля в верховья Кубани то-же не прошло гладко. По свидетельству лондонской газеты А. Герцена «Колокол» (номер от 1-го июля 1861 г.), наместник Кавказа кн. Барятинский не хотел применять принуждения и его заместитель ген. Евдокимов заверял делегацию Хоперцев «честным словом, что он отнюдь не намерен переселять их помимо их собственного согласия и чтобы они успокоились. Они возвратились домой и успокоились. Но чуть только Барятинский выехал, Евдокимов тотчас приказал переселение; Казаки отказались; Евдокимов командировал целый отряд с артиллерией для усмирения неповиновения. Казаки поневоле пошли за конвоем на передовую линию, но при зтом (Александровская станица) бросили жен, детей, имущсство и отправились только с оружием». «Свидетели рассказмвают сцены, как вели за конвоем целый полк седых усачей, снискавших общее уважение своей незапятнанной военной сла-вой, и как расставались с ними жены и дети, ими покинутые».

На новых местах Хоперцы основали станицы: Баталпашинскую, Бекешевскую, Беломечетскую, Невинномысскую и Суворовскую.

Некоторые ретивые на­чальники прибегали и к иным средствам принужде­ния: «Из казачьего Терского полка, по предписанию на­чальства, было официально приказано только тех пере­селять на Кубань, кто сам пожелает, а Правительство желало, чтобы непременно переселялись Казаки; почему полковой командир подполковник Абазин призывал некоторых Казаков и приказывал, чтобы они непре­менно переселялись; но зная, что их не приказано приневоливать, они отказивались. Абазин просверлил стену, вкладывал казацкие бороды и потом просверденное загвоздивал». Но за такие способы убеждения Абазин попал под суд (там же помер от 1-го августа 1861 г.).

В 1832 г. три полка Л-цев, Хоперский й Кубан­ский со своими станицами, а также Кавказский со станицами Ладожской, Тифлисской, Воронежской, Казанской и Усть-Лабинской сведены в Кавказское Линейное Войско, которое от 1845 г. руководствовалось новым положением и продолжало подчиняться командиру отдельного Кавказского корпуса, хотя и получило своего Наказного атамана.

В 1841 г. сформирован Лабинский полк из станиц: Лабинской, Чамлыкской, Вознесенской и Урупской с некоторым количеством отставных солдат Кавказской армии. В 1858 г. образована Урупская бригада при укреплении Майкоп, куда вошли станицы: Спокойная, Подгорная, Удобная, Передовая, Исправная и Сторожевая. Они составили Новую Линию, протянувшуюся теперь по реке Лабе. Как и на Старой Линии, Л. селились здесь в небольших по площади станицах, окруженных турлучным плетнем, рвом и зарослями колючего терновника. Жили они в постоянной боевой готовности, выставляя «залоги» на про межуточных между станицами батареях, постах, бикетах, висылая разъезды. На НовойЛинии жизнь местних станичников складывалась особенно тревожно. Они были окружены врагами со всех сторон и не имели отдыха от нападений ни днем ии ночью, т. к. Горцы упорно бились за свои земли и не хотели отдать их без сопротивления.

В 1860 г. большая часть Линейного Войска вошла в состав новообразованного Кубанского каз. Войска, но Казаки и здесь сохранили своє прежнее наименование Л-цев, распространившееся к тому же и на все другие станицы, расположенные в Кубанской области в стороне от юртов Казаков Черноморских, независимо от их состава. В Терском Войске, с которым слились Волгцы и Пятигорцы, они перестали называться Л-цами.

ЛИНИЯ КАВКАЗСКАЯ — весною 1777 г. новороссийский, азовский и астраханский генерал-губернатор Г. А. Потемкин представил императрице Екатерине докладную записку, в которой предлагал сомкнуть все русские форпосты на Сев. Кавказе от устьев Дона до Терека в новую укрепленную Линию. Пересекая степи от Азова до Моздока, она прикрыла бы от набегов горских племен тучные земли Предкавказья и таким образом дала бы возможность использоватьих богатство. Обеспеченная безопасность судила возможность широкого развития скотоводства, коневодства, хлебопашества, виноградорства, шелководства, а вместе с тем открыла бы «способ войти в тамошние горы и жилище осетинское и со временем пользоваться их рудами и минералами».

Проект Потемкина был утвержден императрицею 24 апреля 1777 г. и после зтого сразу же стал приводиться в исполнение, путем пересе­ления на Азовско-Моздокскую Линию Хоперских и Волгских Казаков. Било возведено десять укрепленных пунктов, «крепостцы» с турлучной оградой, окруженной земляным валом и глубоким рвом. Между ними сооружена полоса редутов, батарей и наблюдательных постов — бекетов. При укреплениях размещались казачьи станицы и слободы населенные отставными солдатами Кавказской армии. Через 15 лет правый фланг Линии перешел под охрану Запорожцев, переселившихся сюда и из-вестных под именем Черноморцев. Но Линия от зтого несократилась, по мере приближения к горам она все больше растягивалась. Поэтому ее казачий состав непрерывно пополнялся новыми контингентами Донских и Днепровских Казаков, полностью к зтому времени покоренных, хотя и не весьма послушных.

В 1832 г. из зтих казачьих переселенцев, исключая Черноморцев, образовано особое Кавказское Линейное Войско, со своим Наказным атаманом, но подчиненное по прежнему командиру Отдельного Кавказского кор­пуса. Оно существовало 26 лет и руководствовалось Положением, утвержденньгм в 1845 г. Наказными атаманами за зто время были гене­ралы: Верзилян Петр Семе­нович (1832-1837) Кавказский Казак, Донской Казак Николаев Степан Степано­вич (1837-1848), приписной Кавказский Казак Круковский Феликс Антонович (1848-1852), грузинский князь Зристов Георгий Ро­манович (1852-1855) и потомок татарских мурз Рудзевич Николай Александрович (1855-1860). В сороковых годах за Кубанью была устроена Новая Линия, причем ее станицы возникли на землях отобраных у Горцев.

После 1860 г. Кавказские Линии были упразднены. Большая часть линейных станиц, вместе с Чорномор­цями образовали одно Кубанское казачье Войско, а Волгцы и Пятигорцы отошли к Терскому назачьему Войску. Некоторые станицы из Ставрополья переименованы в слободы, их население причислено к крестьянскому сословию.

ЛИРА ДОНСКАЯ — народ­ный музыкальний инструмент; также «рыле» или «гу­док». Состоит из полого ку­зова, плоский овал которого суживается в довольно длинную и такую же полую внутри шейку, накрытою декой вместе с кузовом; шейка за­копчена «коником», головкой, в которой горизонталь­но помещены "закрутки«иликолки. От средины овальной деки до коника на шейке помещен гриф, а по его бокам укреплени бортики «щечки», которые создают род коритца; от оснований овала через широкую подставку (кобылку) вдоль деки и внутри корытца натянуты четыре струны.

Звук производится трением о струны вращающегося валика — «колесца», которое играет роль смычка. Колесцо помещено внутри ку­зова между началом корыт­ца и кобылкой; оно возвышается над декой, касаясь струн, и вращается при помощи небольшой рукоятки, укрепленной в оснований кузова. Для чередования звуков служат «шашки». Это металлические стержни, снабженние в средине двумя заостренными толкачиками. Они ходят в круглих прорезях щечек, наглухо соединены с крайней струной и в одном конце имеют род клавиша. Шашек обычно 12-16 штук.

Все струни жильние. В месте касания колесца, для смягчения звука, они обмотаны шерстяными нитками. Колесцо посыпается порош­ком канифоли.

Когда «рылешник» вращает ручку и нажимает на клавиши, их толкачики упираются остриями в две струны, которые звучат в унисон и дают основную мело­дию. Третья струна, «басок» или «гудок», настроена квинтой ниже двух первых и издает непрерывно один тон. Четвертая, как натянутая тетива, отводит шашки в исходное положение, «отбивает» их.

По словам донского фольклориста А. М. Листо­падова, последовательные тона струн лиры меняясь под клавишами, «начиная с квинты по отношению к баску, идут последовательно по сту­пеням диатонической гаммы в древне-греческом строе гиподормийского или ионийского лада и доходят в некоторых инструментах до двух октав, причем вводные тоны „ми“ и „ля“ звучат не так, как мы их слышим на фортепиано, а немного ни­же». «В игре на нашей лире участвуют обыкновенно двое. Сам „рылешник“, он же песенник, подложив под себя ремень или шнурок, подвязанный с левой стороны к инструменту, чтобы крепче держался на коленях, правой рукой вертит ручку „крючек“, приводящую во вращение колесцо, а левой, нажимая от себя шашки, подыгрывает свои песни». Другой участник придерживает го­ловку коника и вторит певцу или «подголашивает».

ЛИСЕВИЦКИЙ Сергей Васильевич (куб.) — рожд. 1886 г., ст. Платнировской; полковник, участник Первой Мировой воины и борьбы за Казачью Идею. От 1920 г. змигрант в Болгарин; умер от туберкулеза в Шипке Казанлыкской 9 октября 1934г.

ЛИСИЧКИН Никига Ва­сильевич (тер.) — рожд. 1864 г., стан. атаман с низшим образованием; член Русской Государственной Думы тре­тьего созыва.

ЛИСТОПАДОВ Александр Михайлович (дон.) — рожд. 1875 г., ст. Екатериненской; донской фольклорист, собрал, систематизировал и комментировал слова и мелодии донских казачьих песен; пять томов их изданы Музгизом и вышли в свет под названием «Песни Донских Казаков» в гг. 1949-55, снабженные нотами и комментариями. Помещенные в них 1200 произведений народного творчества Л. делит на исторические песни — былины, бытовые — веснянки, карагодные и свадебные, военные и советские. Первые он встречал на Дону повсюду, вес­нянки — только в Хоперском окриге и на севере Усть-Медведицкого, а карагодные — преимущественно по р. Донцу и вокруг его устья. Пятый том посвящен старинным свадебным песням.

Несмотря на советские ограничения по отношению к Казакам, ему удалось за­ручиться поддержкой краеведческих учреждений и организовать экспедиции по сбору произведений казачьего фольклера.

В однойиз книг он пишет: «Большинство записанных зкспедицией песен носит в себе характерные признаки древнего сложения. Даже песни более позднего происхождения, исторические послепетровских времен, протяжные военно-бытовые того же периода, творцами которых являются по преимуществу сами же Казаки, слагались как бы по одному типу, выработанному глубокой стариной и передаваемому непосредственно и в чистом виде из поколения в поколение». В качестве примера приводится песня «Всколыхнулся, взволновался православный Тихий Дон», которую сочинил Ф. Анисимов на несколько измененный мотив старой песни «Уж вы братцы, мои братцы, атаманы-молодцы». В новых советских — напевы тоже ос­тались прежние. Они сложены много раньше и записаны Л-вым задолго до революции. В словах много ста­рого, внесены только некоторые изменения или заменены имена, соответственно требованиям времени. Умер Л. в 1949 г.

ЛИТВА — княжество, существовавшее в бассейне Нижнего Немана от VII в.; в XIV в. Л. расширилась на весь Днепр, кроме его Низа, под властью династии Гедиминовичей и с населением из собственно Литвинов (Жемойди), Белорусов и Украинцев. От этого времени Л. называлась Вел. княжеством Литовским. В 1382 г. В. кн. Литовское объединилось с Польшей под властью одного короля, а в результа­те «Люблинской Унии» (1569 г.) стало неразрывной частью Речи Посполитой. В 1795 г. Л. присоединена к России. После революции 1917 г. она возродилась в сокращенных границах с на­селением почти исключительно из коренных Литвинов.

Близкое сожительство с Литвой у Днепровских Казаков началось вскоре после завоевания Крыма Турками (1492 г.). Казаки ушли тогда от Крымского хана из своего Запорожского юрта и на­шли поддержку у польско-литовского монарха Сигизмунда 1-го; в 1506 г. король признал за ними право на древние землиих предков Черных Клобуков или Черкасов Они обосновались вдоль рек Рось и Сула, но и пребывая в областях фор­мально присоединенных к В. кн. Литовскому, Запорожские Казаки оставались здесь хозяевами при минимальной зависимости от короны. Отношения изменились после Люблинской Унии, когда на землю Запорожских Казаков, протянувшуюся полосою от Белой Церкви до Конотопа, стали претендовать польско-литовские магнаты. Они на­чали усиленно заселять ее своими польскими, украинскими и белорусскими «поддаными», не считаясь с интересами и правами коренного казачьего населения. Грубое нарушсние узаконенных территориальных прав Верховных Запорожцев и связанная с этим попытка уравнять вольный народ с магнатскими поддаными выз­вали упорное сопротивление всех Днепровских Казаков. Начались польско-казачьи войны, пагубные для обоих сторон и длившиеся десятилетиями до 1654 г., когда Казаки, доведенные до отчаяния, приняли протекторат московского царя по Переяславскому договору.

В русских актах XVII-XVIII вв. «литвой» називались все выходцы из В. ки. Литовского, независимо от их национальности.

ЛИТВИНЕНКО Роман Васильевич (куб.) — рожд. 1894 г.. ст. Раевской на Тамани; после Первой Мировой войны и борьбы за Казачий Присуд, эмигрировал в Югославию; умер в Белграде 1-го декабря 1934 г.

ЛИХО (некр.) — зло, бедствие.

ЛИХОВАЖЕНКО Василий (куб.) — коренной жи­тель г. Екатеринодара; род. в 1876 г.; во время Первой Мировой войны призваниз запаса в 206 пех. полк; умер в австрийском плену 14 ноября 1918 г. и погребен в братскоймогиле на нладбище г. Сомбора, области бач­ка (Югославия).

ЛИХОРАДКИН Козьма Ефимович (дон.) — ст. Березовской; в 1929 г. сослан со всей семьей в область Коми на дальнем севере.

ЛИЧМАН — помощник пас­туха-чабана, ведущий счет овцам.

ЛИЧНОСТЬ — лицо, физиономия.

ЛОБОДА Григорий — один из запорожских атаманов; в гг. 1594-95 водил отряды про­тив Турок и Поляков вместе с украинскими повстанцами Наливайки, которыми и убит во время одной из ссор их с Казаками.

ЛОБОВ Андрей Авксентьевич (дон.) — рожд ок. 1870 г., ст. Митякинской; донской миллионср, углепромышленник и пионер злектрификации Донецкого бассейна. Родился в небогатой казачьей семье, окончил станичную школу и потеряв отца, четырнадцати лет отроду определился канцеляристом станичного правления. Через три года перевелся на ту же должность канцелярского служащего в управление Сулинского металлургического завода. Одновременно продолжал учиться, пользуясь услугами студентов из числа заводских практикантов и скоро занял место помощника бухгалтера.

Послечетырехлетнего пребывания на военной службе, возвратилсяиз полка в звании урядника в принят на место кассирав том жезаводском управлении, апо­том назначен бухгалтером.

В критический для фирмы момент, когда предприятию грозило банкротст­во, Л. предложил владельцу Д. Пастухову свой план реорганизации, прянял от него управление заводом и ликвидировал кризис. За зту понощь Л, получил от владельца крупную денежную награду и пять лет состоял помощником уяравляющего отделением Волжско-Камского банка в Ростове на Дону. С зтого поста перешел на место главноуправляющего шахтами Н. Карнеева с правом на 25% чистой прибыли. Успешное руководство и годы повышенного спроса на уголь сделало его обладателем крупного напитала, который дал ему возможность начать зксплуатацию залежей антрацита на свой риск.

Постепенно расширяя деятельность, Л. основал в 1908 г. акционерное общество «Ясиновские рудники», а одновременно приобрел для себя лично другие угленосные земли. Так что в 1912 г. налинии Дебальцево-Зверево Екатериненской ж. д. появилась станция «Лобовские шахты». В 1915 г. Л. организовал второе общество по зксплуатации донецких недр «Андреевскую Антрацитно-угольную кампанию».

Со всем зтим Л-ва непрерывно занимал вопрос более целесообразного использования угольной мелочи — штыба, частиц угля размером от песчинки до 1/4 дюйма. В некоторых случаях при сортировке угля отходило штыба до 30%, а покупатели платили за него цену в 12-13 раз меньшую, чем за крупний антрацит. Вместе с тем, опыты, начатые в 1913 г., показали, что штыб при сжигании дает полезного тепла почти 70 процентов того, которое выделяется при сжигании крупногоантрацита и Л. решил, при помоши специальных механических установок, превртить эти угольные отходы в злектрическую энергию. Его проект «Электрическая Компания Донецкого бассейна» нашел поддержку в финансовых кругах, а к 1916 г. был одобрен и русской властью.

Летом того же года на­чалась техническая разработка планов и подготовка денежных фондов для их осуществления. Проект начал проводиться в жизнь причем, наступившая в октябре 1917 г. смена русской власти собрала все главные действующие силы этого предприятия в столице Казачьей державы — Новочеркасске. Тут при содействии Донского правительства дело обещало развиться в грандиозную злектрификацию всего Южного Дона.

Летом 1918 года Л. принял деятельное участие в ос­нований Совета Сьездов донских горнопромышленников; он был избран членом его правлення и много потрудился при создании «Дон­ского Горно-промышленного общества внутренней и вывозной торговли» и «Юго-Восточного Промышленного банка», зкономической базы и своего рода Государственного банка, только что созданного, Юго-Восточного Союза, политического обьединения Дона с Северным Кавказом. Банк возглавили Н. Е. ІІарамонов и его заместитель Л., которнй вместе с сыном приобрел контрольннй пакет (50 проц.) акций зтого начинания.

После гибели Донской Казачьей республикя прекратили свое существование и все предприятия, созданные Лобовым или при его участии. Он потерял и все свои капиталы. Но большевитская революция отобрала от этого донского урядника, самородка донской зкономики, вышедшегоиз народной гущи, не только его благоприобретенное состояние, но и славу пионера донецкой злектрификации: проект Лобовского знергетического цент­ра на Донце продолжен и расширен новой русской властью в качестве одногоиздостижений «Ленинской злектрификации».

В 1920 г. Андрей Авксентьевич Л. с небольшими остатками прежних капиталов змигрировал заграницу, где вскоре и умер.

ЛОБОВ Петр Андреевич (дон.) — рожд. 1890 г., ст. Митякинской; сын предыдущего Специальное зкономическое образование получил в Англии и после этого стал помощником своего отца во всех его смелых и широко-задуманных начинаниях. Все отцовские проекты выполнялись по его теоретическим разработкам и при его деятельном участии. Он состоял членом правлення «Донского Горно-промышленного обще­ства», был одним из директоров «Электрической Кампании Донецкого бассейна», а также одним из директоров «Юго-Восточного Промышленного банка».

Выехав за границу в 1920 г., он пытался и в змиграции продолжать прежнюю предпринимательскую деятельность. Но крупные ка­питалы, вложенные когда то его отцом в один из лондонских банков, удавалось возвращать только малыми до­зами, которые поглощались дальнейшимя судебными процессами, начатыми для получения огцовского наследства, «замороженного» в Англии.

17 марта 1958 г., при образовании Донского правительства в изгнании, атаман П. X. Попов, поручил Л-ву заведнвание Отделом внешних сношений. Здесь Л. проявился, как националист по взглядам и горячий казачий патриот. Он старался заинтересовать руководящие круги США судьбами своего страдающего народа и поставил себе задачей добиться признания Донского атамана П. X. Попова законным представителем интересов всех казачьих политических обществ. Он считал, чго на родной земле из всех каза­чьих Войск одно только Всевеликое Войско Донское приобрело фактический и юридический статус республики с установленным конституционньм строем. А благодаря тому, что ген. П. X. По­пов получил титул Походного атамана от Народного Собрания — Круга еще дома, древняя традиция давала ему право представлять и другие казачьи политические обще­ства, хотя и не успевшие закрепить свои конституции, но подписавшие договор Юго-Восточного Союза, обьединившего Дон с Кубанью, Тереком и Астраханью.

С зтими выводами он ознакомил представителя Государственного департамента США, но завершить поставленных себе целей он не смог. Не успел он также отсудить свое миллионное наследство и умер бедняком в Нью-Йорке 28 ноября 1962 г. Погребен за счет местных каза­чьих организаций на их участке кладбища РООВА.

ЛОВКИЙ ДЕНЬ (некр.) — подходяший, удобный день.

ЛОВЯГИН Иван Харитонович (куб.) — род. ок. 1872 г., ст. Кавказской; войсковой старшина, старообрядец. Из Николаевского Кавалерийского училища в 1895 г. вышел хорунжим и служил в кубанских полках; принимал участие в Первой Мировой войне; в марте 1918 г. возглавил военное. выступление своих станичников против красной гвардии и расстрелян большевиками занявшими станицу.

ЛОВЯГИНЫ Иван Давидович и Анна Ивановна (дон.) — станицы Березовской, хут. Ловягина; в 1950 г., как раскулаченные, высланы на север в спецпоселок «Островки» Архангельской губ., где умерли в 1932 г. от непосильной работы в непереносимых условиях жизни.

ЛОМАКО Григорий (куб.) — родился 27 февраля 1881 г. ст. Новоминской; священник. После Духовной семинарии в г. Минске закончил курс Петербургской Духовной Академии; в 1909 г. принял сан иерея и вскоре стал на­стоятелем собора в Екатеринодаре; от 1918 г. состоял председателем Кубанского Епархиального Совета. В 1919 г. потерял сына — офицера, павшого в боях.

Уйдя в змиграцию, 2-5 года пребывал в Сирии, по­том от 1924 г. состоял на­стоятелем. церкви в Буда­пеште; от 1928 г. в течение двадцати лет оставался на­стоятелем парижского право­славного прихода в Ментоне. В 1948 г. на три года выехал в США, где получил назна-чение на пост декана Свято-Тихоновской Духовной семинарии, а возвратившись из Америки в 1951 г. занял место настоятеля кафедрально­го собора на рю Дарю в Па­риже, каковым пребывал до дня своей смерти 22 февраля 1959 г.

В Церковном Вестнике опубликован ряд его статей на религиозные темы.

ЛОМОВЦЕВ Павел Степанович (дон ) - ст. Березовской, расстрелян в 1929 г., как противник коллективизации.

ЛОНИС - в прошлом году.

ЛОПАТИН Андрей — еще выборный, но уже утвержденный царем Петром Первым Донской атаман (1724— 1755); при нем церковное управление Доном изъято от Воронежского епископа и перешло в непосредственное ведение Святейшего Синода.

ЛОПУШАТНИК — зеленый мох на соломенных крышах или заросли лопуха в речной пойме.

ЛОТОХА, ЛОТОШНОЙ — суетной человек, беспокойный.

ЛОХУНЫ — отребье, лохмотья.

ЛЬГОТА — у Казаков особый вид мобилизационной готовности рядових и офицеров. Отслужив действительную службу рядовой Казак, отпускался на Л-ту, жил в своей станице, но числился в льготном полку своего округа; восемь лет он должен был иметь наготове строевого коня, снаряжение, обмундирование и холодное оружие; время от времени должен был являться на проверочные сборы и ученья. После отбытия срока льготные рядовые перечислялись в запас третьей очереди и освобождались от обязанности содержать строевого коня. Основанная для удвоения готовых к мобилизации кадров, Л дожилась тяжелым бременем на хозяйство рядовых станичников, особенно содержанием коня, не подходящего для хозяйственных работ.

Казачьи офицеры виходили на льготу после трех-четирех лет службы в первом очередном полку; в течение трех лет пребмвания на льготе они жили в обстановке неопределенности и необеспеченности; льготное жалованье из войсковых средств было сокращено до минимума и едва хватало на жизнь, сельским хозяйством заняться было невозможно, потому что через три года надо было снова идти в полк, трудно было также устроиться на временную гражданскую или частную должность. Поэтому приходилось прозябать в безделии и пользоваться помощью семьи; офицеры принимали Л. только как нежелательную и пе­чальную необходимость. В русской регулярной армии она не практиковалась.

ЛУГОВСКИЙ Павел Васильевич (куб.) — рожд. 1897 г., ст. Кисляковской. После окончания екатеринодарской гимназии поступил в Николаевское кавалерийское учи­лище и стал там последним вахмистром, последнего незаконченного выпуска. Вернулся на юг из Петрограда вместе со взводом юнкеров, произведен генералом Корниловым в чин хорунжего и принял участие в Первом Кубанском походе. Годы борьбы за Казачью Идею провел в рядах Кубанского гвардейсного дивизиона и в результате ранения потерял правый глаз. От 1920г. проживал эмигрантом в Югославии, а во время Второй Мировой войны поступил добровольцем в 1-й каз. ген. Зборовского полк Русского корпуса противников СССР. После онончания войны остался в Германии, откуда в 1950 г. выехал в США. Умер 17 декабря 1954 г в Сан-Франциско (шт. Калифорния); похоронен на сербском кладбище.

ЛУЗАНОВЫ — потомство Григория Лузана, Запорожского Казака и знатного войскового товарища. От времени Байды-Вишневецкого (XVI в.), некоторые представители этого рода выбирались Кошевыми атаманами и, очевидно, тогда же по традициям Вел. княжества Литовского, за особые боевые заслуги, получили шляхетское достоинство вместе с гербом и поместьем.

После разгрома Сичи многие из Л-вых пересели­лись на Кубань и Терек, некоторые же, привязанные к поместьям, остались в окрестностях Чернигова и Кие­ва. Они сохраняли память о своем казачьем происхождении, но потеряли формальные связи с казачьими обществами и служили в рус­ской регулярной армии.

«Малороссійскій Гер­бовник» в изд. Черниговского дворянства (Санктпетербург, 1914) дает изображение герба Л-вых, потомков знат­ного войскового товарища: Овальный щит, окруженный орнаментом и увенчанньай дворянской короной с тремя страусовими перьями, разделен саблей в ножнах на две вертикальнне половины; в половине первой слева — наголубом поле золотой полумесяц, обращенный рогами влево, и рядом сним с левой стороны золотая восьмиконечная звезда; в правой половине — на белом фоне золотой орденский крест.

ЛУЗАНОВЫ — 1) Лев Игнатьевич, потомок Запорожских Казаков и подполковник 5-го Заамурского полка; убит во иремя атаки на австрийские позиции под Коломыей 5-го мая 1915 г. 2) Виктор Львович, сын предыдущего, заслуженнный биолог, профессор Тихоокеанского университета (в шт. Калифорния, США). Родился 5 октября 1899 г. в г. Киеве; вырос в Сибири по месту службы отца. Из Омского кадетского корпуса, в марте 1918 г., вступил доброволь­цем в казачий отряд атамана Анненкова, боролся против большевиков и в октябре то­го же года командирован в Иркутское военное училище. Весной 1919 г произведен в чин подпоручика артиллерии, после чего снова пребывал на фронте и с остатками армии Каппеля ущел за китайскую границу. В декабре 1922 г. из Харбииа прибыл в США. Здесь окончил университет в Сеатле со степенью бакалавара естественных наук (1927 г.) и начал службу биолога в депаргаменте ры­боловства шт. Вашингтон. Вскоре, однако перевелся в шт. Вирджиния на должность главного морского би­олога, а с 1931 г. непреривно состоял биологом Бюро Коммерческого рыболовства Соединеннкіх Штатов. Од-новременно был директором Морской Биологической лаборатории в Мильфорде (шт. Коннетикут).

В 1936 г. удостоен при Эльском университете ученой степенью доктора философии со специализацией в морской биологии.

Оставался на службе до 1965 г., занимая пост глав­ного естественника-биолога. В последнем году службы получил высшую награду, установленную для государственных чиновников — ме­даль «За достойные славы заслуги».

Во время многолетней ученой деятельности доктор Л. приглашен на ряд почетных постов таких, как специальный советник в Эльском университете и в Океанографической лаборатории в Бингзм, как почетный про­фессор Рутжерского универ­ситета, как вице-президент Коннетикутской Академии Искусств и Наук, как член и президент Национального общества по добыче съедобных моллюсков; как лектор в Вашингтонском универси­тете и как адъюнкт-профессор в Тихоокеанском уни­верситете. Состоит также членом десятка научных обществ и ученой корпорации Эльского университета «Сиг-ма-кси».

От 1940 г. имя д-ра Л. помещается на страницах справочника «Кто есть кем в Америке», где упоминается, что и на побережье Тихого океана он постоянно приглашается на консультации по вопросам биологии молюссков, ведет исследования в эгой отрасли знаний и ре­зультаты их публикует в специальных изданиях.

В общем счете, д-р Л. имеет свыше 300 научных побликаций по разным во­просам морской биологии, а главным образом по биоло­гии и зкологии беспозвоночных (устриц, скаллоп й т. п.).

К последним практическим достижениям д-ра Л. относятся: улучшение методов искусственного разведения моллюсков для целей коммерческих; изобретение наиболее эффективных способов борьбы с главными врагами усгриц и, наконец, удачная акклиматизация европейских устриц в водах атлантического побережья США

Доктор Л. благополучно здравствует в США

ЛУК и СТРЕЛЫ — перво-начальное метательное оружие у всех народов древности и недавних номадов: упругий прут стянутый тетивой в дугу. У разных наро­дов луки различались по величине и по линии изгиба прута, а стрелы — по наконеч­никам (трехгранные, четырехграннне, лопастные и т. п.). Тетива чаще всего делалась из жилы животного и натянутая выпускала стрелу на далекое расстояние. Казаки пользовались луком от глубокой древности и даже до начала прошлого столетия. Несмотря на широкое применение огнестрельного оружия, среди Казаков, еще во время войны с Наполеоном имелось много искусных стрелков из лука; среди них был и сам Донской атаман М. И. Платов. В 1808 г., во время дружественной встречи русского и французского императоров, он показывал Наполеону, как Казаки пользуются луком.

ЛУНЕВ Посник — Донской атаман в 1590 г. В отписке русскему царю от 26.05.1632 г. Донские Казаки писали: «Блаженнне памяти при царе Фдоре, ходил царь под Ругодяв и под Ивангород, выходили и атаманы и Казаки з Дону, з Волги и с Яика, и с Терека, со многих заполных рек атаман Посник Лунев и многие атаманы и Казаки».

ЛУНИН Викгор Игнатьевич (куб.) — рожд. 1843 г.; член Русской Государственной Думы первого созыва; подписал Выборгское возвание. В молодости исключен из университета за участие в беспорядках; после зтого поступил в Московский Сельско-хозяйственный институт, но по делу Нечаевцев снова исключен; работал как частный поверевный, а в 1912 г. совсем высланиз пределов Кавказа в административном порядке.

ЛУНКА — небодьшая ямка, выкопанная в земле.

ЛУНКИ — ночной випас лошадей на подножном корму.

ЛЫВА (некр.) — топкое место в лесу иди большая лужа.

ЛЫЛЫ — истощенная, неплодородная земля.

ЛЫСЕНКО Андрей Моисеевич (куб.) — рожд. ок. 1875 г., ст. Пашковской; кубанский общественный деятель, многолетний атаман станицы. Его трудами проведен в жизнь проект трамвайного сообщения между ст. Паш­ковской и Екатеринодаром. Покинул Кубань с оступающими полками в 1920 г. й в змиграции стал священни­ком. Умер 11 февраля 1956 г. в г. Порто Алегро (Бразилия).

ЛЮБОДЕЙКА (некр.) — сестра милосердия.

ЛЮШНЯ — метровий шесток с развилиной сверху и с железной петлей снизу; при ее помощи драбина опирается на заднюю ось воза, по украински — клушня, по польски — люсьня.

ЛЯПУН ФИЛИМОНОВ — один из Донских атаманов, выделившийся из среды служилых Казаков; в 1556 г. шел со своими Казаками впереди московских войск на Астрахань; через год, посланный против Волгских Каза­ков, убит ими в мае 1557 г.

 

Картинная галерея

Обо мне

Евгений Фёдорович Качура родился 6 ноября 1957 года в хуторе Вислый Семикаракорского района. До 1973 года учился в восьмилетке хутора Мало-Мечётного и два года — в Висловской средней школе. Читать дальше...

Контакты

E-mail: kef1957@yandex.ru
Skype: live:kef1957
Youtube канал