Перейти к основному содержанию

Кавалерист Чеботарев Гавриил Никитич

Памяти деда Паши-

донского рыбака

и просто доброго

человека.

Кавалерист Чеботарев Гавриил Никитич
Фото: Чеботарев Г.Н. с женой Матреной Семеновной и детьми,1938 г.

Чеботарев Гавриил Никитич, родился в 1908 году 26 марта, казак ст. Константиновской, старший сын, на службе в рядах РККА с ноября 1930 года. Отец, Никита Иванович Чеботарев, 1879 г. рождения. Семья — родители и сыновья — Гавриил 1908 г рождения, Федор — 1922 г, Павел — 1928 г и Григорий 1931 г. жила на углу улиц Михаила Архангельской (25 Октября) и Иловайского (Калинина); прожил 68 лет, казак-хлебороб, после ранения сапожник. Воевал в 1 Мировую войну в кавалерии. Собрали казаков в Ростове на/Дону и кавалерию переправляли через Дон по железнодорожному мосту. Лошади боялись идти по шпалам, пробовали все, дошла очередь до Никиты Ивановича. У него была кобылица, она пошла, нюхает и шагает, нюхает и шагает, а вслед за ней все остальные лошади перешли. Мама, Чеботарева Елена Алексеевна 1887 г. рождения, прожила 69 лет, была неграмотная, домохозяйка. Семья имела земельный надел до революции и виноградный сад в районе учхоза сельскохозяйственного техникума. По центру виноградного сада проходила аллея. В саду, кроме винограда, росли яблоки, вишни, абрикосы, из которых делали варенье, сушили. Излишки фруктов продавали. В небольшой постройке в саду жил постоянный работник. Если ехать по старой дороге на х. Старозолотовский, то в балке Малой Борщевки был колодец, был сильный родник, который бежал к Дону через дорогу. Все балки были в виноградных садах. Виноградные сады начинались от Константиновской вальцовой мельницы (территории бывшего рыбокомбината) и по склону шли до х. Старозолотовский — это были «Верхние сады», ниже х. Старозолотового — шли «Нижние сады».

Старший сын Гавриил осенью 1930 года призывается в РККА, попадает в Казачьи лагеря под г. Новочеркасском. Вскоре Гавриил уже курсант учебной школы 89-го Пятигорского кавалерийского полка территориальной дивизии.

ФОТО: Справка о льготах семье, 1931 год.
ФОТО: Справка о льготах семье, 1931 год.

По окончании курсов помощник командира взвода Гавриил Чеботарев проходит службу в этом же полку.

ФОТО: Справка о льготах семье,1933 г
ФОТО: Справка о льготах семье,1933 г

Усмирив бандитизм на Северном Кавказе, часть кавалерийских частей переводят в Среднюю Азию на борьбу с басмачеством.

Где-то в 1936 году Гавриила перевели в 22 горный кавалерийский полк 20 горно-кавалерийской дивизии, в Таджикскую ССР. «В 20-ю Таджикскую горно-кавалерийскую ордена Ленина Краснознаменную дивизию кавалерийская бригада была преобразована лишь 21 мая 1936 года. Была награждена орденом Ленина. К тому времени дивизия была хорошо укомплектована и вооружена. Но к 1938 году процесс расформирования кавалерийских корпусов и сокращения конницы по всему Союзу шел не останавливаясь».

ФОТО: Справка о льготах для семьи, 11 марта 1940 г.
ФОТО: Справка о льготах для семьи, 11 марта 1940 г.

Военная служба Гавриила Никитича в Средней Азии проходила в боях с басмачами.

В 1941 году, 33-х летний Гавриил, отбывает на фронт. С дороги прислал письмо, что едет на фронт и больше родные о Гаврииле Никитиче не получали вестей. Так гласит семейная легенда о старшем брате Гаврииле, который всегда помнил о своей семье и помогал в меру своих сил.

Как погиб сын и брат? Где похоронен? Его жена никогда не роднилась и не писала писем родственникам Гавриила Чеботарева.

Начало поиска приносит новые данные о Чеботареве Гаврииле Никитиче (Николаевич), род. 26.03.1908 г., урож. ст. Константиновской, кадровый офицер (призван Ростовским ОВК), старший лейтенант, нач. химической службы 112 горно-кавалерийского полка 21 горно-кавалерийской дивизии.

Кавалерист Гавриил Никитич после учебы назначен начальником химической службы полка перед Великой Отечественной войной.

На сайте посвященном соединениям РККА в годы Великой Отечественной войны сказано, что " 21-я Ферганская горно-кавалерийская дивизия принимала участие в операциях: Смоленское сражение, Московская битва, Сталинградская битва, Операция Малый Сатурн, Операция «Скачок».

...В статусе горно-кавалерийской дивизии с 1931 года: сначала — 8 гкд, а с 1936 года — 21 гкд.

Основные силы — в Фергане, а в Намангане лишь 112 горно-кавалерийский полк.

Согласно мобплану дивизия подлежала вводу в Иран. В связи с этим, начиная с 12 июля 1941 года, началась её переброска по железной дороге в туркменский областной город Мары. Однако Западному фронту срочно потребовались под вновь создаваемые конные группы кавалерийские соединения. В целом для этих целей предназначалась 44 кд, формирование и сколачивание которой в тот момент производилось в городе Чирчик под Ташкентом, в том числе и из личного состава 21 гкд. Однако 44 кд не уложилась в заданные сроки и по этой причине эшелоны с 21 горнокавалерийской дивизией развернули обратно на Ташкент, где ее пополнили резервистами, заменили горную артиллерию на обычную, выдали вместо фуражек пилотки и прямиком — в действующую армию.

До 9 июля части дивизии находятся в летних лагерях: затем, совершив форсированный сто сорока километровый марш по труднопроходимой местности, расположились на зимних квартирах. Здесь дивизия быстро пополнилась хорошо обученными бойцами и командирами, призванными из запаса. Большое внимание было уделено укомплектованности ее транспортными средствами и конским составом. К исходу 13 июля 21-я дивизия, перекрыв все сроки отмобилизования, была уже готова к погрузке. 14 июля 1941 года дивизия начинает погрузку в эшелоны.

С 23 по 26 июля 1941 года части 21 горнокавалерийской дивизии, выгрузившись на станциях Унеча и Песочная Брянской области, сосредоточивались в окрестных лесах, готовясь к ведению боевых действий. 21 горнокавалерийская дивизия предназначалась для совершения вместе с только что сформированной в Новочеркасске 52 кавалерийской дивизией рейда по тылам Ельнинской группировки немецко-фашистских войск. Два этих соединения должны были составить вторую по счёту конную группу генерала О.И. Городовикова. В связи с этим 21 горнокавалерийская дивизия и 52 кавалерийская дивизии были включены в состав Оперативной группы войск 28 армии (1 формирования) Западного фронта, наносившей под руководством генерала В.Я. Качалова удар по тылам противника из Рославля на Смоленск.

28 июля 1941 года дивизия совершила ночной марш и сосредоточилась в лесу в 20–25 километрах северо-западнее города Сураж. Дивизия должна была выйти в район боевых действий 28-й армии, влиться в ее состав и по указанию ее командующего генерала В. Я. Качалова нанести удары по тылам рославльской группировки войск противника.

Оставив в районе Суража свои тыловые подразделения, дивизия тронулась в путь. Она должна была скрытно от врага пройти ночными маршами по смоленским лесам и к 4.00 2 августа выйти в район Шибнево, Пожога, Пустосел. По пути кавполкам предстояло пересечь проходящие почти параллельно друг другу железную дорогу и шоссе на участке Кричев — Рославль, вдоль которых развивал наступление 24-й моторизованный корпус 2-й танковой группы Гудериана.

31 июля в целях улучшения маскировки и скрытности передвижения было принято решение разделить полки дивизии на две колонны и продолжать марш уже по разным маршрутам. Левую колонну составляли главные силы дивизии: передовым отрядом шел 67-й горно-кавалерийский полк, затем 17-й горно-кавалерийский полк и 22-й конноартиллерийский дивизион, затем штаб дивизии, подразделения обеспечения и обслуживания. Их маршрут проходил через Никулино, Савку, Понятовку, Шумячи, Шибнево, Пожогу. Правее, через Сенную, Жигаловку, Зверинку, Криволес, Пустосел, пролегал маршрут другой колонны, состоявшей из 112-го полка и 23-го бронетанкового дивизиона.

В ночь на 1 августа моторизованные части противника прорвали оборону по реке Сож на участке Кричев, Мстиславль и повели стремительное наступление на Рославль. Обстановка вынудила кавалеристов форсировать марш: 1 августа без обычной дневки обе колонны дивизии продолжили движение в указанный район, а дневной переход конницы, да еще и без всякого прикрытия от воздействия авиации противника, конечно же дело весьма рискованное. Но нужно было спешить, и конники рискнули. Надеялись проскочить. Однако вездесущие «рамы» выследили продвижение дивизии. И тут же навели на колонны бомбардировщиков. 2 августа передовой отряд левой колонны (67-й полк) в 5 часов утра на подходе к станции Понятовка внезапно встретился с танками и мотопехотой противника. Полк с ходу развернулся и вступил в бой. При поддержке артиллерии 22-го конноартиллерийского дивизиона он вытеснил со станции врага, подбив при этом два его танка. Затем, перейдя через железную дорогу, 67-й горно-кавалерийский полк продолжил наступление на деревню Понятовка, расположенную примерно в 3–5 километрах от одноименной станции.

На подходе к Понятовке, из соседнего села Зимницы, 67-й полк был встречен плотным орудийным и минометным огнем. Из самой Понятовки на подразделения полка двинулось 12 танков и 6 бронемашин, а со стороны деревни Глушково во фланг — еще 6 броневых машин с десантом пехоты. Кавалеристам полка пришлось принимать бой. Его успешно начал 22-й конноартиллерийский дивизион, занявший позиции в километре юго-западнее станции Понятовка. Он открыл шквальный огонь по танкам и пехоте противника. В результате 3 танка и 4 бронемашины были уничтожены, остальные развернулись и ушли в Глушково. Командарм-13А К. Д. Голубев докладывал комфронта Ф. И. Кузнецову: «21 КД, более оснащенная техникой <чем 52-я кавдивизия> и в два раза больше по количеству, дралась плохо и при первых выстрелах от Понятовки врассыпную бросилась назад и сосредоточилась в районе Краснополье».

Теперь, чтобы расчистить себе путь на север, конникам было необходимо выбить врага из деревни Зимницы. И с этим успешно справился 2-й эскадрон 17-го полка. При поддержке артиллерии он стремительной атакой вышвырнул из села пехоту врага, разгромив при этом его минометную батарею.

2 августа в дивизию прибыл командир 45-го стрелкового корпуса Магон. От имени Военного совета 13-й армии Э. Я. Магон поставил задачу 21-й дивизии: с боями оттягивать на себя противника, прорвавшегося со стороны Кричева, не дать ему ворваться в Рославль и этим хотя бы в какой-то степени облегчить положение группы войск из 28-й армии.

Однако, вечером 2 августа, оценив сложившуюся обстановку, командир дивизии отдал приказ на выход из боя. Поэскадронно, под прикрытием огня своей артиллерии полки начали отход на юг, за линию железной дороги, сосредоточившись затем в районе Новый Стан, Зубова Буда.

К исходу 2 августа, немного приведя себя в порядок, полки левой колонны дивизии вновь выступили на ночной марш все с той же задачей — пересечь линию железной дороги и шоссе для действий в тылу рославльской группировки войск противника. В течение последующих 4–5 дней командование 13-й армии, пытаясь ввести эти полки в тыл врага, бросало их на разные направления, чтобы отыскать слабые места в обороне гитлеровцев. И кавалеристам то и дело приходилось вступать в жаркие схватки с противником. Так, на рассвете 3 августа головной отряд 17-го полка на подступах к деревне Зверинка был встречен сильным огнем врага. Конноартиллерийский дивизион и артиллерия 67-го полка быстро развернулись у деревни Савочкин Полом и открыли беглый огонь по противнику, засевшему в Зверинке. После артиллерийской подготовки 17-й полк решительной атакой выбил противника из этой деревни.

Имея на этом направлении значительное превосходство, фашисты подтянули к Зверинке еще больше танков и мотопехоты. И тогда, реально оценив сложившуюся обстановку, командир дивизии решил вывести из боя 17-й полк. Он и другие части колонны отошли в район Краснозаборья. Здесь они получили несколько часов передышки.

12-й горнокавалерийский полк и бронеавтомобили 23-го бронетанкового дивизиона 2 августа 1941 года перерезали шоссе Кричев-Рославль, затем овладели населенными пунктами Криволес, Пустосел, Ожоги и Шибнево. Затем полк, оказавшись к ночи в окружении, вырвался с огромными потерями. Впоследствии оборонял райцентр Могилёвской области Хотимск. В состав дивизии вернулся только к началу сентября 1941 года. 23 отдельный бронетанковый дивизион оказался уничтоженным полностью (но де-юре расформирован только в марте 1942 года).

В ночь на 4 августа командующий 13-й армией поставил левой колонне дивизии новую задачу: дневным маршем выйти к Милославичам и уже там, западнее, прорываться через шоссе Кричев — Рославль. 5 августа командир 45-го корпуса Э.Я. Магон приказал полковнику Я.К. Кулиеву вводить полки дивизии в брешь в обороне врага, проделанную 132-й дивизией Бирюзова. И конники 17-го полка первыми двинулись вперед. Однако информация о прорыве обороны немцев была явно преувеличена и с фронта и с флангов на кавалеристов обрушилась лавина артиллерийского и минометного огня. Не ожидавшие этого кавалеристы спешились, начали отход в исходное положение. Развернулся было для атаки и 67-й полк, которым после гибели А. М. Максимова командовал старший политрук П. Г. Сесин. Но Кулиев приказал Сесину не идти напролом, а ударить по врагу обходом слева и выручить попавший в беду 17-й полк".

Согласно боевых донесений части и списков исключения из офицерского состава Гавриил Никитич" пропал б/в 02.08.1941 г. в районе п. Краснополье, Могилевской области, Белорусской ССР«.

Из документов узнаем новое и о жене — Чеботаревой Матрене Семеновне, которая проживает в Уз ССР, Наманганской области, г. Наманган, ул. Советская, д.23. 6 Марта 1942 года уже получает пенсию за мужа офицера.

ФОТО: г. Наманган
ФОТО: г. Наманган

Офицер Чеботарев Гавриил Никитич был жив, попав в плен 13 июля 1941 г. в районе г. Рославль, Смоленской области (в 100 км от п. Краснополье). В плену Гавриил Никитич представился рядовым 524 сп 112 сд. Пройдя фашисткие лагеря смерти, он попадает в офлагерь — 68.

Фото: Офлагерь - 68.
Фото: Офлагерь - 68.
Фото: Офлагерь — 68.

Содержался в офлагере — 68, находившемся в восточнопрусском городе Судауен (ныне — польский Сувалки).

Лагерь был расположен в Сувалки в июне и июле 1941 в качестве Oflag 68, а с осени 1942 Шталаг I / F Sudauen площадью около 50 га. В июле 1941 года в лагере было семь казарм, с осени 1943 года 43 хижины, около 100 землянок. Осенью 1941 года в лагере было от 10 до 20 тысяч заключенных, в годы с 1941 по 1944 г. — от 60 до 100 тысяч, количество советских военнопленных составило на 1 июля 1944 года 5739 человек. В лагере были убиты около 51680 человек, в основном русские. Около 800 человек были евреи, итальянцы и поляки.

Присвоенный здесь Гавриилу Никитичу лагерный номер — «1873».

Фото: Могилевская область - г. Рославль (Смоленская обл.) - г. Сувалки - г. Калининграл.
Фото: Могилевская область — г. Рославль (Смоленская обл.) — г. Сувалки — г. Калининграл.

Пробыв в фашисткой неволе около 10 месяцев казак, офицер Чеботарев Гариил Никитич 11 мая 1942 года умирает от истощения и болезней в офлаге — 68. Захоронен на лагерном кладбище. Увековечен в Книге Памяти Калининградской области «Назовём поимённо» — т.19, но почему-то как подлежащий занесению на скрижали воинского мемориала поселка Орловка, Гурьевского района, Калининградской области (1 км от г. Калининграда).

ФОТО: Немецкая карта военнопленного Чеботарева Г.Н.
ФОТО: Немецкая карта военнопленного Чеботарева Г.Н.

В 1941 году призвали на фронт и другого сына Федора Чеботарева, из ст. Константиновской, он отслужил и вернулся домой, но это уже другая история.

 

г. Константиновск.

Качура Е., краевед.

 

Картинная галерея

Обо мне

Евгений Фёдорович Качура родился 6 ноября 1957 года в хуторе Вислый Семикаракорского района. До 1973 года учился в восьмилетке хутора Мало-Мечётного и два года — в Висловской средней школе. Читать дальше...

Контакты

E-mail: kef1957@yandex.ru
Skype: live:kef1957
Youtube канал