Перейти к основному содержанию

Календарь краеведческих дат

Иван Макаров в пользу Родины

Семикаракорцев, которые помнят или могут помнить этого человека, остались единицы. Вспоминая об оккупации и первых послевоенных годах, они называли и его имя — Иван Яковлевич Макаров. И добавляли к нему в наше время уже странновато звучащее слово «уполминзаг». Слово означало — уполномоченный министерства заготовок. Интересный, видный мужчина, ответственный работник, активный коммунист, депутат. Чем занимался он до того, как назначили на работу в Семикаракорский район, скорее всего, никому из посторонних не рассказывал. И только спустя десятилетия можно было понять, почему. «Заговорили» архивные документы, старые газетные публикации. А подняли их неугомонные краеведы из Ростова-на-Дону (О.П. Дорофеева, О.В. Валуйскова), Азова (Л.И. Отарова), Константиновска (В.А. Градобоев) и автор этих строк. Причём каждый из перечисленных знал «свою часть» сведений и никто не подозревал, что все это относится к одному человеку — И.Я. Макарову. И, как часто бывает, объединить знания и воссоздать наиболее полный портрет уже ушедшего человека помог случай.

Передо мной копия рукописи. Довольно крупный, слегка размашистый почерк уверенного в себе человека. Это автобиография, которую Иван Яковлевич собственноручно писал 27 декабря 1953 года, видимо, перед тем, как его из «уполминзагов» перевели на должность начальника управления сельского хозяйства и заготовок Семикаракорского района.

ФОТО: Иван Яковлевич Макаров.
ФОТО: Иван Яковлевич Макаров

Но вернёмся к началу.

В многодетной семье Якова Макарова, что числился сельским писарем в селе Сариновке ныне Кашарского района Ростовской области, 30 января 1905 года родился сын Иван. Ему исполнилось всего одиннадцать лет, когда умерла мать. Вместе с другими своими братьями (в семье было шестеро сыновей) рано узнал, что такое трудиться по найму у зажиточных людей. Правда, Ивану удавалось одновременно постигать грамоту в сельской школе. А после Октябрьской революции и создания в начале 1918 года сельского ревкома отца Ивана взяли секретарём в сельский Совет. При отце Иван Макаров жил и работал до 1922 года. Желание учиться дальше, самостоятельно устраивать свою жизнь и служить советской Родине, приближая светлый идеал коммунизма, позвало его в дорогу. (Вся его дальнейшая судьба позволяет предполагать, что именно так он и думал в свои семнадцать лет).

Юный Иван Макаров уехал в Ростов, устроился работать чернорабочим на завод «Красный Аксай». Потом он стал слесарем, а после службы в Красной Армии, в 1928 году, мастером сборноплужного цеха. Стремление больше знать и уметь больше, поэтому молодой мастер тут же, при заводе, учился в техникуме, постигал технологию обработки металлов.

Видимо, способности и старания молодого человека были замечены старшими товарищами. В июне 1929 года И.Я. Макаров стал коммунистом, членом ВКП(б), а тремя годами позже Пролетарский райком партии (г. Ростов) направил его учиться в Высшую коммунистическую сельскохозяйственную школу. Так началась партийная «карьера» бывшего сельского мальчишки-батрака. И, судя по сохранившимся характеристикам, аттестационным листам, рекомендациям и прочим документам из Центра документации новейшей истории (бывший областной партийный архив), он всегда отлично работал там, куда его посылала партия. Так, в 1939 году, незадолго до войны, обком отправил уже семейного коммуниста Макарова возглавлять политотдел мясомолочного совхоза № 37 (хутор Стычной Николаевского, ныне Константиновского, района). Из города в небольшой хутор поехала с ним жена Зоя Ивановна с дочкой Валей. Вторая дочка — Галина родилась вскоре уже в станице Николаевской. Ибо отличившийся прекрасными организаторскими способностями политработник Макаров в январе 1940 года был избран секретарём Николаевского райкома партии (Николаевский район был образован в 1934 году, а в ноябре 1956 года упразднён с передачей его территории Константиновскому району).

Грянул 1941-й год. Секретарей райкомов обычно на фронт не брали. Не взяли и Макарова. Но, как стало известно из той же автобиографии, по решению Ростовского обкома ВКП(б) его оставили в тылу с заданием организовать партизанский отряд либо иную подпольную группу для сопротивления фашистам. Нелегкая доля выпала секретарям райкомов тех лет. Нужно было, несмотря ни на что, организовывать выполнение плана сдачи сельхозпродукции и сбор налогов государству, отправку пополнения на фронт, потом размещение прифронтовых госпиталей. Мобилизация населения, от стариков, женщин до подростков, на возведение укрепрайонов и переправ тоже курировалась райкомами. Не говоря уже о том, что собирались деньги на производство военной техники, тёплые вещи для воинов Красной Армии. В общем, лозунг «Всё для фронта, всё для Победы!» нужно было воплощать в реальность.

А потом стало не легче, чем на передовой. Летом 1942 года война докатилась и до наших мест. Константиновский и Николаевский районы были оккупированы в июне (июле) почти одновременно. Некоторые части отступающей Красной Армии ещё держали оборону около Николаевской и ниже по течению Дона. Шли кровопролитные бои за переправу. И только непокорные полки 156-й стрелковой дивизии и авиация 4-й воздушной армии отчаянно сражались, не давая фашистам легко выйти на кавказское направление.

Выполняя задание обкома, нужно было создавать партизанский отряд. В Константиновском районе это сделать не удалось, хотя проводилась подготовительная работа. Бомбардировки немецкой авиации не дали установить связи между группами, активисты-подпольщики не успели собраться и наладить сопротивление. А вот в Николаевском отряд всё-таки был создан! Теперь в газетных публикациях и мемуарной литературе его часто называют отрядом Макарова. Известно, что в нём было 18 коммунистов, а также комсомольский секретарь двадцатидвухлетняя Феона Колотенко, у которой в подчинении в свою очередь была молодёжная группа. Отряд имел свою структуру — три отделения со своими командирами. К отряду примкнул и летчик Валерий Афанасенко, который сбежал из немецкого плена.

Гестаповцы и полицаи знали, что в районе есть партизанский отряд. Поэтому с первых дней оккупации начали прочистку балок, зарослей. Подпольщикам постоянно приходилось корректировать тактику своих действий. А действовать приходилось в опаснейшей обстановке. Полицаи сбились с ног в поисках партизан. Оккупанты зверствовали. В Николаевском районе расстреляли около ста мирных жителей ( в том числе детей), сожгли 200 пленных красноармейцев. Особенно охотились за коммунистами и комсомольцами. Но это не останавливало партизан и подпольный райком. Кстати, отряд распространил свои действия и на другие районы области. Много внимания уделялось агитации, распространению листовок против немецкой власти. Но не только. Партизаны нарушали линии связи фашистов, спасали и прятали раненых красноармейцев, передавали сведения о расположении немецкой обороны нашим разведчикам. На службу к немцам партизаны внедрили своего человека — зоотехника Павла Пятикова, который смог распределить общественное поголовье крупного рогатого скота по группам — всего 3500 голов и сохранил его до освобождения территории. По другим данным, партизаны спасли ещё более полутора тысяч лошадей, три тысячи овец. Кроме того, им удалось провести сложнейшую операцию по спасению запасов зерна, хранившегося на элеваторе. Командир отряда секретарь подпольного райкома И.Я. Макаров регулярно составлял докладные записки в обком партии (часть из них сохранилась в архивах) о проделанной работе.

Подозреваемых в связях с партизанами неоднократно арестовывали, допрашивали и пытали. Член комсомольской группы отряда Феона Колотенко претерпела много мучений, но не сдалась. Девушку избивали, ей ломали дверью пальцы, душили, стреляли поверх головы, обнажённой водили по улицам станицы. Но она сумела сбежать из камеры полиции, куда её заточили. Удалось немецким прихвостням — полицаям захватить и члена подпольного комитета Якова Шишкина. Его тоже били и пытали, чтобы получить сведения о месте расположения подпольного райкома. Потом его переместили в концлагерь под Цимлянском. «Я говорил им, что в отряде не состою, — вспоминал патриот чудом оставшийся в живых. — И пытать стали ещё яростнее: перетягивали руку, чтобы она омертвела, надевали собачий ошейник и тыкали в лицо кованным сапогом, заставляли курить какое-то зелье, которое лишало сна и доводило до обморока...» В застенках у фашистов были замучены и погибли комсомольцы Софья Тимофеева, Ирина Щепелева, Ваня Колотенко. Его тоже мучили, но он не издал ни стона. И, видимо для устрашения, в самой Николаевской одного из партизан привязали за каждую ногу к макушкам разных стоящих на расстоянии деревьев и отпустили.

Где в это время находился руководитель подполья? Есть сведения, что после очередной облавы И.Я. Макаров (начальник штаба подпольного райкома) и бывший военрук местной школы И.С. Астахов решили расформировать отряд на мелкие группы, поддерживать связь через связных и действовать по обстановке. Многие коммунисты и комсомольцы разошлись по соседним хуторам, некоторые выехали в другие районы для проведения антифашистской агитации и создания партизанских групп на местах. Макаров, предположительно, около двух месяцев на нелегальном положении находился в Киевском (Кашарском) районе и там тоже подготовил подпольную группу, которой удалось уничтожить около 150 оккупантов. А сразу после освобождения территории Нижнего Дона он уже был на своём рабочем месте — в Николаевском райкоме партии.

В архиве Константиновского района сохранилась стенограмма выступления И.Я. Макарова на совещании секретарей райкомов и председателей райисполкомов освобождённых районов, которое состоялось 15 января 1943 года в ст. Романовской. Вот выдержки из неё: «Районный центр освободили 6 января, райком приступил к работе... занялись восстановлением Советов, руководства колхозов... ставили людей проверенных... Район крепко разрушен, один колхоз полностью сожжён. Райком комсомола, райпотребсоюз, сельпо, дом обороны были разобраны и пущены на постройку моста... Сейчас в наличии имеется пшеницы 2950 центнеров, ячменя — 1986, проса −740. План весеннего сева рассматривали на бюро и райсовете, утвердили в размере прошлого года»

И продолжились тяжёлые военные сельские будни. И снова секретарь райкома вместе с рядовыми тружениками «на передовой» — Родине нужен хороший урожай. В областной публичной библиотеке сохранились некоторые номера газет, выходивших в военные годы на территории области. Среди них — «Социалистический Дон», где автором передовиц часто являлся секретарь Николаевского райкома И.Макаров. Он призывал земляков честно, не покладая рук трудиться на пользу Отечеству ради победы. По сведениям из этой же газеты понятно, что первый секретарь лично занимался пропагандистской работой, был одним из лучших лекторов района. Приходится только удивляться, как на всё это ему хватало сил и времени. В марте 1943 года на бюро райкома утвердили «свежую» характеристику И.Я. Макарова, видимо, для вышестоящих органов. В ней, в частности, говорится, что секретарь райкома «энергично взялся за восстановление разрушенного хозяйства колхозов, совхозов и МТС», а также вспоминаются месяцы недавней оккупации: «По заданию обкома с группой товарищей подпольно в тылу врага проводил работу в пользу своей Родины».

Годы после оккупации и даже после окончания войны тоже не были спокойными и безоблачными. Что делалось «в пользу Родины» и где «перегибалась палка», каждый оценивал по-своему. Кому-то не нравилось «рвение» секретаря райкома, заставляющего людей много работать; кто-то затаил на него обиду за то, что отбирал у станичников скот, по его мнению, незаконно присвоенный; кому-то не нравились кандидатуры бывших партизан, о награждении которых хлопотал Макаров. Сегодня никто не знает (многие документы засекречены), но, скорее всего, и на Макарова кто-то подал донос в соответствующие органы. И он имел дело с этими органами, как и многие члены его бывшего отряда. Проверялось, как работали в тылу партизаны, по результатам этих проверок некоторых осудили. (Незаслуженно унизили даже отважную комсомолку Феону Колотенко представленную к ордену «Красной Звезды», правда, потом реабилитировали). Макарова не арестовали, но, видимо, посчитали нужным перевести с руководящей партийной на хозяйственную работу.

В декабре 1944 года в Семикаракорском районе появляется новый уполномоченный министерства заготовок — И.Я. Макаров. Его семье выделяют квартиру в деревянном доме на Седьмом переулке, 32, дочери Валя и Галя идут учиться в центральную школу станицы (СОШ № 1).

ФОТО: Валя и Галя Макаровы
ФОТО: Валя и Галя Макаровы

Относительно новое для себя дело после окончания двухмесячных центральных курсов по заготовкам коммунист Макаров осваивает быстро и работает отлично. По другому, видимо, и не умел. Министерство присваивает ему через какое-то время персональное звание советника заготовительной службы I ранга. Он опять на виду: избирается членом райкома, депутатом райсовета. Из документальных свидетельств сохранилась справка о том, что приказом Министрества сельского хозяйства СССР № 190 от 13.07.1951 года уполминзаг по Семикаракорскому району премирован 400 рублями за успешную заготовку масличных культур в 1950 году. Сохранились в документах и показатели за 1953 год:план заготовок зерновых выполнен на 99 процентов, подсолнечника — на 117, мяса — на 165, семян трав -на 403, яиц — на 107, молока — на 71, шерсти — на 72, овощей — на 93 процента. Министерство ценит своего работника и, в очередной раз представляя его кандидатуру на переутверждение в должности, пишет секретарю Ростовского обкома КПИ Добрынину Г.П.: «Тов. Макаров партии Ленина-Сталина и социалистической Родине предан, политически хорошо развит, дисциплинирован, тактичен». За такими традиционными формулировками партийных характеристик немудрено представить некоего «сухаря» с папкой под мышкой. Но он не был таким. К счастью, в нашем городе живёт Людмила Ивановна Крючкова, солидного возраста женщина, лично знавшая Ивана Яковлевича — её муж работал вместе с ним. «Грамотный, интересный, красивый, статный, любил играть на баяне, петь, — рассказывает она. — Даже молодые девушки обращали на него внимание...»

Десять лет прожили Макаровы в нашем городе — тогда станице. Здесь в 1950 году в их семье родился долгожданный сын Юра. Для него память о далёком детстве, как мираж, в котором дощатая стена дома, скамейка у забора и дорога к речке. Ему было четыре года, когда семья переехала жить в Азов, на родину жены Ивана Яковлевича. Видно, что этот переезд был неожиданным даже для министерства, хлопотавшего о переназначении И.Я. Макарова в должности именно в нашем районе. Но жизнь есть жизнь, и в ней бывают разные обстоятельства, в том числе семейные.

В Азове И.Я. Макаров работал директором мелькомбината.

ФОТО: И.Я.Макаров с внучкой Мариной в Азове. 60-е годы
ФОТО: И.Я.Макаров с внучкой Мариной в Азове. 60-е годы

Известно, что также избирался депутатом райсовета, что построил красивый крепкий многоквартирный жилой дом для работников своего предприятия. Ещё известно, что сердце часто его беспокоило, видно, сидела в нём какая-то острая заноза. И, может быть, память уносила туда, где в годы испытаний были проложены партизанские тропы. Скорее всего, он и не подозревал, что 14 февраля 1968 года исполком Константиновского райсовета депутатов принял решение № 53 об увековечивании памяти Николаевских партизан в годы Великой Отечественной войны. А предложили депутатам рассмотреть этот вопрос областной военкомат, музей краеведения и областной комитет ветеранов. Решением предписывалось установить мемориальную доску на здании бывшего Николаевского райкома ВКП(б). Но решение это так и осталось на бумаге, о чём с сожалением написала в газете «Наше время» журналист из Константиновска Мария Золотарёва. «Разве мы имеем право на беспамятство?» — задаёт она вопрос читателям.

Но пришло время и цепь беспамятства была разорвана неравнодушными людьми: константиновский краевед Вячеслав Градобоев, изучив архивные документы, рассказал об отряде Макарова в своих книгах «На донском рубеже 1943» (2014 г.) и «Я погиб на донском рубеже» (2015 г.).

Каждый человек желает оставить о себе память. А в потомках своих — часть себя, своих способностей и талантов. Дети и внуки Макаровых выросли достойным наследниками талантов отца и деда. Дочери — Валентина и Галина стали химиками. Старшая, кстати, вышла замуж за учёного, директора Всероссийского НИИ добычи угля и сланцев, академика В.С. Быкадорова (уроженец х. Топилина). Средняя, Галина, работала на Азовском оптико-механическом заводе и, к сожалению, рано ушла из жизни. Сын Юрий стал строителем, а хотел стать музыкантом, ибо лучше отца умел играть на баяне. Любимая внучка Марина чуть не стала актрисой, поступив в театральное училище и по собственной воле бросив его на втором году обучения. Потому что серьезно «заболела» историей. Сегодня уникальную коллекцию золота сарматов, созданную научным сотрудником Азовского музея-заповедника Мариной Евгеньевной Филимоновой, посмотрели во многих странах мира.

ФОТО: Филимонова Марина Евгеньевна
ФОТО: Филимонова Марина Евгеньевна

Почему история? В жизни не бывает ничего случайного. Может быть, потому, что дедушкины рассказы о партизанах засели в её памяти навсегда.

Сын деревенского писаря, токарь, мастер цеха с «Красного Аксая», коммунист, секретарь райкома, командир подпольщиков, ответственный работник советского хозяйства, Иван Яковлевич Макаров умер в 1971 году от болезни сердца в возрасте 66 лет. А в его партбилете № 1214418 графа «награды», скорее всего так и осталась пустой.

 

Т.КУЛИНИЧ.

 

Картинная галерея

Обо мне

Евгений Фёдорович Качура родился 6 ноября 1957 года в хуторе Вислый Семикаракорского района. До 1973 года учился в восьмилетке хутора Мало-Мечётного и два года — в Висловской средней школе. Читать дальше...

Контакты

E-mail: kef1957@yandex.ru
Skype: live:kef1957
Youtube канал