Перейти к основному содержанию

Тающий сахар

Сахарный вопрос стал тревожить и безмятежно живущих строителей донских шлюзов.

Заведующий шлюзом № 2 слышит отовсюду испуганные голоса:

— Сахара нет, конфект тоже нет, скоро будут выдаваться карточки на бумажки для конфект.

На руках у инженера пленные, работающие на шлюзе.

Он запрашивает управление по шлюзованию Дона:

— В кладовой имеется только восемьдесят пудов сахару. С чем будем дальше давать чай пленным?

Начальник работ по шлюзованию Дона инженер Юргевич отвечает кратко:

— С патокой.

Инженер со шлюза № 2 купил двести пудов патоки.

Сахар же запер под замок в кладовой.

Хотя по нынешним временам можно было бы спрятать его и в несгораемый шкаф.

Но купить несгораемый шкаф — сложное дело. Надо найти сначала подрядчика, который согласился бы поставить на шлюзы несгораемый шкаф. Потом нужно было бы выдать этому подрядчику аванс, потом погрузить этот шкаф на баржу, баржа должна была бы затонуть.

Сложное дело, что и говорить.

Стали пленные пить чай с патокой, а сахар продолжал храниться в кладовой.

Запросили служащие шлюза № 2 управление по шлюзованию Дона по телеграфу:

— Нельзя ли за плату распределить сахар между служащими шлюза?

— Не трогать ни кусочка, — ответил по телеграфу инженер

Юргевич.

В июне инженер Юргевич посетил шлюз № 2.

Шлюза самого еще нет[,] и потому инженер Юргевич обратил внимание на сахар:

— Сколько пудов в кладовой?

— Пятьдесят.

— Где же еще тридцать?

— Тридцать пудов посылаем вам в Ростов по распоряжению, исходящему из управления шлюзами.

— Не посылать! Пусть сахар лежит.

Сахар остался в кладовой.

Служащие шлюза № 2

— кто в пригдядку, кто в присоску, а кто постарше — в прикуску — пьют чай. И за чаем вспоминают историю кладовой.

В прошлом году в этой же кладовой под замком лежало 60 пудов сахарного песку.

Открыли как[-]то кладовую, чтобы проверить сахарную наличность, а сахару осталось два пуда.

Усохло или растаяло пятьдесят восемь пудов сахарного песку.

Очевидно, домовой в кладовой слишком часто пил чай в накладку.

Да не только сам пил, а и знакомым ведьмам посылал сахарный песок.

Кладовая осталась та же. Домовой[,] должно быть[,] тот же, потому что полицейских протоколах не было повести о задержании сластолюбивого домового.

Если домовой пил чай с сахарным песком, отчего ему от рафинада отказываться?

Сам не справится, ведьмы помогут, ведьмы упьются сладким чаем — мыши помогут.

Мыши[-]то, ведь, карточек на сахар не получают, где им добыть сахару, как не в хозяйстве управления по шлюзованию Дона и его филиальных отделениях?

 

<= «Приазовский край», 1916, № 201 (31.07.), с. 3>

 

 

Картинная галерея

Обо мне

Евгений Фёдорович Качура родился 6 ноября 1957 года в хуторе Вислый Семикаракорского района. До 1973 года учился в восьмилетке хутора Мало-Мечётного и два года — в Висловской средней школе. Читать дальше...

Контакты

E-mail: kef1957@yandex.ru
Skype: live:kef1957
Youtube канал