Перейти к основному содержанию

Календарь краеведческих дат

В больнице

Главным врачем на работах по шлюзованию Дона состоит бывший врач московского округа водных путей Г. Б. Реизов.

Как врач московского округа, он заведывал холерными бараками на Дону, Донце, Усть-Медведице и Хопре.

Врач московского округа Реизов дарит больнице на донских шлюзах для больных рабочих и пленных белье, оставшееся без употребления после холерной эпидемии на Дону.

Белье направляется на донские шлюзы.

А в это время и сам врач Г. Б. Реизов переводится на донские шлюзы и принимает подаренное им белье.

Он устанавливает рекорд быстроты.

Врач Реизов принимает белье от врача Реизова.

Смотритель больницы докладывает ему, что простынь прислано только тридцать три, а в накладной указано — девяносто семь.

Врач Реизов советует смотрителю расписаться в принятии белья согласно накладной.

— А через месяц белье придет в негодность, и тогда можно составить соответствующий акт.

Белье принимается, тем более, что существует пословица:

— Нам не дорог твой подарок — дорога твоя любовь.

* * *

Врач Реизов входит в курс дела и начинает усиленно выписывать для себя спирт.

Инженер Липенский, вездесущий на донских шлюзах, состоящий при больнице в должности старшего Земляники... «в этом деле святом, что есть мочи помогает».

В книге выдачи лечебных материалов спирт утекает в Николаевскую и Кочетовскую станицы на шлюзовые сооружения, а фактически усыхает за столом у врача Реизова и инженера Липенского.

И если бы еще фельдшер был трезвый человек, а то фельдшер Пухляков запаха спирта равнодушно не мог выносить. И там, где врачу сто граммов за глаза довольно, фельдшеру и пятисот мало.

На кроватях лежат больные, отдыхают или мечутся в жару.

А фельдшер в это время девятый шкалик спирту осушает.

И спирт в нем возбуждает мнительность.

Он с криком бросается на пол и требует, что ему мазали пятки иодом.

Сперва налижется, а после смазывается.

Так как фельдшер вносил диссонанс в музыку больничного бюджета и требовал, кроме спирта, иод — его пришлось убрать.

* * *

Инженер Липенский иода не просил и интересовался больше каменными работами во дворе больницы.

Смотритель больницы попросил у него камня и рабочих для замощения двора в больнице. Инженер Липенский прислал рабочих и камень, и скоро двор был замощен. Мостили двор пленные, работавшие на донских шлюзах.

Через некоторое время после замощения двора, смотритель больницы тяжко заболел брюшным тифом и лежал в бреду у себя в комнате.

Инженер Липенский обратил особенное на него внимание. Часто заезжал, справлялся о его здоровье и очень огорчался, когда слышал, что здоровье больного внушает опасения.

Как-то больной пришел в себя и увидел в дверях инженера Липенского.

Инженер ласково кивает головой и спрашивает:

— Как живете, как себя чувствуете?

Больной просит Липенского присесть около себя.

— Не беспокойтесь, я постою. Как ваше здоровье?

— Безнадежно. Умру я скоро.

Липенский его успокаивает, а затем переходит к делу:

— А как у вас отчетность, документы, деньги?

Подходит к дверям, плотнее их прикрываем и начинает расспрашивать о тех работах, которые производили пленные во дворе больницы.

Записал все на листике бумаги и ушел.

А через несколько дней явился снова в больницу с табелью, где были записаны дни и заработная плата каждого рабочего, мостившего двор больницы.

Смотритель был в бессознательном состоянии и не мог напомнить инженеру, что работали не вольнонаемные рабочие, а пленные.

Табель была подписана другим лицом.

Инженер Липенский ходил в Земляниках не даром. И, предлагая больному с температурой в сорок градусов табель для подписи, очевидно, предполагал представить в управление шлюзов посмертное сочинение смотрителя больницы.

И хотя этот номер не прошел и сочинение г. Липенского было подписано другим лицом, но деньги он получил сполна.

* * *

Много пережил бедный смотритель за время своей болезни в шлюзовой больнице.

Мечется в бреду по кровати, бродит по комнате в бессознательном состоянии, попадается под руку револьвер, он приставляет его к виску и спускает курок.

Хорошо, что револьвер был с предохранителем.

Больная мысль подсказывает смотрителю зажечь матрац и положить под голову револьвер. Пламя проникнет в барабан револьвера, патроны взорвутся и тогда смерть.

Судьба спасает его и здесь.

Тогда больной берет бритву и режет ею горло.

И только тогда на стоны больного с разрезанным горлом приходит сторож больницы.

Больного приводят в чувство.

Со стороны, кажется, будто смотрителю больницы нарочно любезно предоставили в бессознательном состоянии отправить себя в лучший мир, где нет Липенских и Реизовых. Выбор оружия для самоубийства приличный, и дело вкуса остановится на револьвере или предпочесть бритву.

Бритва принадлежала фельдшеру — сожителю по комнате смотрителя, револьвер — самому смотрителю.

Неужели этого нельзя было убрать на время болезни?

Смотритель больницы выжил и очень доволен судьбой:

— В шлюзовой больнице лежал и выздоровел!..

Это лучший патент для человеческого организма.

* * *

Больной рабочий Иван Клецер не так счастлив. Он умер в больнице.

Привезли его с шлюзового сооружения и сказали, что жалуется он на запор.

Дали ему слабительное — не помогло. Дали во второй раз — тоже не помогло.

Иван Клецер тает не по дням, а по часам.

Для поддержания сил сделал ему фельдшер впрыскивание. Утром впрыснули, а вечером больной умер.

Через два или три дня вскрыли его в пустом бараке.

И оказалось, что впрыскивание-то было сделано не то.

Может быть, помажь ему пятки иодом, но не впрыскивай того, что не нужно, и жив бы был человек. А то фельдшер иод для себя берег, а больному впрыскивал что попало.

* * *

Так жила и процветала больница на постройке донских шлюзов.

Старший Земляника — инженер Липенский собирал автографы для посметных табелей.

Доктор Реизов, увенчанный лаврами рекордсмена на быстроту, истреблял спирт.

А фельдшер мазал пятки иодом.

Смотритель больницы — младший Земляника — упражнялся в применении способов самоубийства.

Больной Иван Клецер оригинального выдумать ничего для себя не мог и только сумел безропотно умереть.

 

<= «Приазовский край», 1916, № 62 (6.03.), с. 3>

К оглавлению

 

Картинная галерея

Обо мне

Евгений Фёдорович Качура родился 6 ноября 1957 года в хуторе Вислый Семикаракорского района. До 1973 года учился в восьмилетке хутора Мало-Мечётного и два года — в Висловской средней школе. Читать дальше...

Контакты

E-mail: kef1957@yandex.ru
Skype: live:kef1957
Youtube канал